vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

О будущей социальной структуре общества

https://cf3.ppt-online.org/files3/slide/u/u4qzoE8DHN3pCaj1KsFZYnwlAIV0S5Q7LJPxec/slide-2.jpg
https://cf3.ppt-online.org/files3/slide/u/u4qzoE8DHN3pCaj1KsFZYnwlAIV0S5Q7LJPxec/slide-2.jpg

Тезисами обобщён и изложен процесс упразднения социальной структуры общества, присущей экономической общественной формации, и начало процесса перехода к качественно новой социальной структуре, которая будет присуща коммунистической общественной формации.

Логически и исторически обоснована общая характеристика качественно новой социальной структуры человечества, фаз её производства живым революционным творчеством пролетарских и полупролетарских народных масс особых (отдельных и обособленных) народов, качественно преображающих свою жизнь и самих себя, превращающих общественных индивидов во всемирно-исторических универсальных индивидуумов, всецело и полно присваивающих свою человеческую природу.

Политолог Андрей Хохлов в блоговой записи, опубликованной ИА «Росбалт» 27.05.2021 под названием «Андрей Хохлов. Островная Россия», пишет:

«В России общества нет в привычном европейцу смысле: оно у нас состоит из многочисленных и часто не пересекающихся между собой групп, кружков и прочих неформальных сообществ» (курсивом выделено мною — В.В.). 

А. Хохлов ко всем этим «многочисленным и не пересекающимся друг с другом неформальным сообществам» применяет обобщающую метафору «островов», беря слово «острова» в кавычки. 

По мнению Хохлова у этой «организации социального пространства» РФ «есть и минусы…: очень слабое здесь чувство сопричастности большой нации. С другой стороны, этот недостаток компенсируется популярным среди граждан РФ культом всемирной отзывчивости».

А в заключение Андрей Хохлов пишет: «Странно, что под таким углом зрения мало кто исследовал социальную структуру нашего общества; авторы словно зациклились на сословности, авторитарности, милитаризме и прочих политологических конструктах. Между тем, «молекулярная» структура социума является уникальным и перспективным феноменом современного мира» (курсивом и полужирным курсивом фрагменты текста Хохлова выделены мною — В.В.).

В чём причина этой «странности»? 

Не в том ли всё дело, что буржуазная наука вообще и социология («большая социология»), в особенности, ни человека как человека, ни общества (социума) как общества (социума) не знает? 

По точному замечанию Мартина Хайдеггера это — человек как человек и социум как социум, — будучи самым необходимым для буржуазной науки, ей не доступны — не доступны вообще от слова совсем.

Буржуазное сознание воспринимает и мыслит человека не как человека, но как животное, а равно и социум (общество) — не как общество (социум), а как популяцию животных, организованных в стаи, стада и им подобные группы животных и обособившихся друг от друга как такие группы животных.

Социальные (в узком смысле слова «социальное», то есть в его формально-логическом понятийно-терминологическом отличии от «экономического», «политического» и т.п.) корпорации духовного родства по своему существу суть объединения индивидуумов, основанные на институциональной власти (общекорпоративной или индивидуальной институциональной власти – это в данном отношении не существенно) над условиями и процессом жизни этих индивидуумов. 

И эти индивидуумы, объединённые в социальные корпорации, участвуют в них отнюдь не как люди — не в качестве человеков, но как животные — в качестве говорящих и т.д. животных. Ибо в реальности этим объединением и в этом объединении индивидуумов осуществляется «технология знания-власти» (Мишель Фуко) над человеком (над этими индивидуумами) как видом животных.

В отличие от нации, то есть в отличие от идеологически, политически, экономически и юридически превращённой формы объединения осколков многих племён в одно политэкономическое целое, такие социальные корпорации у большинства народов до сих пор организованы и функционируют по образу и по подобию корпораций кровного родства. То есть они организованы и функционируют по образу и по подобию «большого племени» — по образу и по подобию кровнородственного «коллектива».

А что есть «изначальный» кровнородственный «коллектив» по своей организации и «отношениям» внутри него?

Такой «коллектив» есть «коллектив», организованный как стадо (стая) животных, в котором отношения и связи между индивидуумами необходимо и неизбежно воспроизводят «отношения» и связи между животными в одном и том же стаде животных, обусловленные «тождеством природы и человека».

«Тождество природы и человека», присущее «первобытной» ступени «обнаруживается также и в том, что ограниченное отношение людей к природе обусловливает их ограниченное отношение друг к другу, а их ограниченное отношение друг к другу — их ограниченное отношение к природе, и именно потому, что природа ещё почти не видоизменена ходом истории; но с другой стороны, сознание необходимости вступить в сношения с окружающими индивидами является началом осознания того, что человек вообще живёт в обществе», — пишет Маркс в рукописи 1-ой главы 1-го тома «Германской идеологии».

«Начало это, — подчеркивает далее Маркс, — носит столь же животный характер, как и сама общественная жизнь на этой ступени; это — чисто стадное сознание, и человек отличается здесь от барана лишь тем, что сознание заменяет ему инстинкт, или же, — что его инстинкт осознан. Это баранье, или племенное, сознание получает своё дальнейшее развитие благодаря росту производительности, росту потребностей и лежащему в основе того и другого росту населения».

«Вместе с этим, — продолжает Маркс, — развивается и разделение труда…». Но самое это разделение «становится действительным разделением [труда] лишь с того момента, когда появляется разделение материального и духовного труда».

В этой же рукописи 1-ой главы 1-го тома «Германской идеологии» Маркс замечает, что «человек обладает также и «сознанием»», на котором «с самого начала лежит проклятие — быть «отягощённым» материей, которая выступает здесь… в виде языка». 

«Язык так же древен, как и сознание», — утверждает Маркс. И далее отмечает, что «язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание, и, подобно сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми. Там, где существует какое-нибудь отношение, оно существует для меня; животное не «относится» ни к чему и вообще не «относится»; для животного его отношение к другим не существует как отношение. Сознание, следовательно, с самого начала есть общественный продукт, и остаётся им, пока вообще существуют люди» (везде по текстам Маркса полужирным курсивом и подчеркиванием выделено мною – В.В.).

Но каковы необходимые и неизбежные следствия такой — по образу и по подобию организации групп и популяций животных — институциональной организации производства (жизни) общественных индивидов для становления человека человеком?

Необходимым и неизбежным следствием этого, резюмирующим все прочие следствия, является:

— самоотчуждение человека от своей человеческой природы (сущности); 

— отчуждение своей совокупной власти над условиями и процессом своего воспроизводства (над своей жизнью) в качестве чуждой, стоящей над человеком и господствующей над ним власти; 

— отчуждение жизнедеятельности людей в превращенной форме труда, то есть осуществление жизнедеятельности в форме труда, как труда; 

— отчуждение продуктов этого самоотчуждения и отчуждения, то есть отчуждение продуктов труда; 

— вещный (товарный) фетишизм и идеология, то есть иллюзорность общественного сознания в целом, обусловленное всем предыдущим.

В то же время именно с точки зрения перехода от предыстории человека к подлинной истории человека или, говоря иначе, завершения процесса становления человека всемiрно-историческим, универсальным человеком не менее существенным следствием самоотчжудения и отчуждения является дилемма соотношения между индивидуумом и особым общественным организмом (особым социумом) как дилемма «Восток / Запад».

Речь идёт о той самой дилемме «первичности» (индивидуум или особый общественный организм = особый социум), которая противопоставляет Запад Востоку и наоборот — Восток Западу.

На Востоке «первичен» особый общественный организм (особый социум), которому органически подчинён индивидуум, будучи не более чем единичным органическим членом этого особого общественного организма, в то время как на Западе (и на Старом, и на Новом Западе) «первичен» индивидуум, а особый социум (особый общественный организм) есть корпорация индивидуумов, созданная и воспроизводимая ими.

Но, и в этом суть, не только на Востоке, но и на Западе в действительном процессе функционирования (существования, здесь-бытия) общества «первичен» именно особый общественный организм независимо от того, как он и отношения с ним идеологически воспринимаются и мыслятся теми или иными общественными индивидуумами.

И каждый индивидуум и на Востоке, и на Западе в действительности есть единичный органический член соответствующего особого общественного организма (особого социума).

Эта органическая подчинённость индивидуумов особым социумам, являющаяся тотальной по своему характеру подчинённостью, всецело обусловлена общественной природой (сущностью) и всем строем организации и осуществления (функционирования) производства общественных индивидов в условиях самоотчуждения и отчуждения.

И эта тотальная подчинённость индивидуума особому социуму выражается в тотальности «технологии знания-власти» над человеком как видом животных, а равно и обусловливается тотальностью этой «технологии знания-власти» над человеком как видом животных.

Институты, присущие большинству наций и народов мiра, до сих пор были основаны на «прежнем» базисе общества — на производственных отношениях и производительных силах, присущих экономической общественной формации и обусловливающих друг друга. Этому базису общества соответствует племенное по своему генезису (происхождению) и характеру общественное сознание, обусловливающее и опосредствующее эти институты.

В прежних своих статьях автор использовал выражение «родовое сознание» вместо выражения «племенное сознание» — использовал не потому, что оно адекватнее (как раз наоборот), а потому что выражение «родовое сознание» до недавних пор в литературе СССР-РФ по общественным наукам было «общепринятым» (это – наследие, полученное от Энгельса, но отнюдь не от Маркса).

В действительности «родовое сознание» в учении Маркса тождественно «сознание рода человеческого», то есть «родовое сознание» — это сознание, характерное для человека как человека в отличие от «племенного сознания», которое есть сознание человека не как человека, но как животного, то есть сознание, присущее общественному индивиду, ещё не завершившему своего становления человеком.

Так вот ныне, как это показано в целом ряде предшествующих статей автора, «прежние» институты, опосредствуемые «племенным сознанием» и обусловливаемые «прежним», присущим экономической общественной формации, способом производства, завершают процесс своего распада.

Этим самым процесс массового освобождения индивидуумов от тотальной подчинённости особому социуму, а равно и превращения местно-ограниченных индивидуумов во всемирно-исторических индивидуумов вступил в свою переломную фазу — в фазу качественного преобразования, обусловливающего необратимость перехода из «прежнего» социального качества в новое, более высокое, социальное качество, присущее человеку как человеку.

Необходимым и неизбежным моментом и результатом этого перехода в новое социальное качество не может не стать упразднение и снятие социальной дилеммы «Восток / Запад», а равно и дилеммы «индивидуум / социум».

Но какая социальная структура неизбежно и необходимо посредством этого процесса будет произведена общественными индивидами, качественно, революционно преображающими этим процессом свое производство (свою жизнь) в подлинно человеческое производство (жизнь) и самих себя в подлинных людей?

Можно ли назвать эту структуру «молекулярной», как это сделал А. Хохлов?

Нет, эта социальная структура ни в каком отношении не может, а потому и не будет подобна ни животной структуре (ни структуре организации мiра животных), ни механической структуре (ни структуре организации неживой материи). 

«Молекулярная структура» — это «среднее» или формально-общее между «живой» и «неживой» структурой. Уподобление будущей (перспективной) социальной структуры «молекулярной структуре» в действительности — это необходимый и неизбежный результат самоотчуждения человека, доведённого до его логического и исторического предела, о чём автором не так давно опубликована отдельная статья.

Говоря языком Маркса, будущая социальная структура человечества, переход к которой уже совершается ныне, необходимо и неизбежно станет социальной структурой (совокупностью связей и отношений) свободной ассоциации свободных производителей, каковые станут эмпирически универсальными всемiрно-историческими индивидуумами, единичными личностями подлинного человека, поставившими под свой коллективный контроль весь процесс своего воспроизводства — всю свою родовую (человеческую) жизнь.

Для адекватного понимания этого тезиса требуется адекватное понимание,  по меньшей мере, следующих двух фрагментов из рукописи Маркса «К критике  Гегелевской философии права»:

«Субъективность есть определение субъекта, личность — определение лица.  …брать их как «предикаты субъектов», а не как нечто «самостоятельное»,  то есть брать их не как «субъекты этих предикатов», ибо «существование  предикатов есть субъект, — следовательно, субъект есть существование  субъективности и т.д. …следует исходить именно из действительного субъекта и делать предметом своего рассмотрения его объективирование». 

«Само собой разумеется, что так как личность и субъективность являются только предикатами лица и субъекта, то они существуют только как лицо и субъект, а лицо есть нечто единичное. Но Гегель должен был бы добавить, что единичное является истиной непременно только как многие единицы. Предикат, сущность, никогда не исчерпывает сфер своего существования одной единицей, а исчерпывает их многими единицами. …Личность без лица есть, конечно, абстракция, но лицо есть действительная идея личности только в своём родовом бытии, в качестве лиц» (везде по тексту выделение полужирным курсивом произведено мною — В.В.).

Первой фазой этого процесса становления качественно новой социальной структуры человечества необходимо и неизбежно не может не стать качественное преобразование каждого из особых народов. 

Это и станет подлинным освобождением каждого из особых народов для свободного сотворчества качественно новой жизни всего человечества, осуществляемого ни как иначе, кроме как в равноправном сотрудничестве со всеми другими особыми народами, последовательно и неотвратимо снимающем всякую местную (народную) ограниченность и обеспечивающем всецелое и полное присвоение каждым индивидуумом своей человеческой природы.

Иного не дано уже только тем, что различие языков (логосов) и культур особых народов есть несомненный исторический факт не только современности, но и обозримого будущего, являющийся объективным общественным условием всего переходного периода к первой фазе коммунистической общественной формации, да и самой первой фазы её во многом существенном для неё тоже.

Buy for 20 tokens
Единственный выход. Холодный и умный взгляд, узкие глаза, жесткие тонкие губы, редкие прилизанные волосы – таким представлялся окружающим генерал Цой Мен Чер. Таким он стал не сразу. Его отец простой железнодорожник в провинции. Пятеро детей, среди которых Мен Чер был старшим. В детстве он любил…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.