vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Китай — социальный пульсар?

https://turishev.ru/content/books/baguazhang_sun/images/gua.jpg
https://turishev.ru/content/books/baguazhang_sun/images/gua.jpg

Научное видение производственных общественных организмов, воспроизводящих себя азиатским способом производства, впервые резюмировано тезисами о Китае как о «территориально-производственном пульсаре особого социума».

Посредством этого кратко показаны основные фазы и закономерности функционирования такого «социального пульсара», а равно и органическая целостность и взаимная обусловленность материальной и идеальной культуры, присущей общественным индивидам, являющимся органическими членами этого особого социума.

На ленте сообщества «Новый рабочий» периодически появляюся статьи об успехах Китая и его перспективах чуть ли не как нового гегемона в мiре, например, такие как «Станет ли Китай мировым лидером?».

Ряд «китаеведов» якобы «патриотической» или, иначе, «суверенной» (а может «суеверной», как говорит Владимир Пастухов) ориентации, типа Николая Вавилова и Михаила Делягина, квалифицируют Китай как «ирригационную цивилизацию». 

Более того, согласно их верованиям внутри «верхов» Китая ныне идёт борьба между двумя основными группировками, одна из которых ориентируется на развитие Китая как «сухопутной державы», а другая — как «морской державы».

Понятия «цивилизации моря» и «цивилизации суши» введены «классиками геополитики», став основой макроанализа мiровых процессов и стратегического планирования для всех «геополитиков».

Вернёмся, однако, к Китаю как «ирригационной цивилизации», то есть как к «цивилизации», возникшей и существовавшей на техническом базисе ирригационного земледелия. 

К первым в истории «ирригационным цивилизациям» относились Древний  Египет, начиная с рубежа 4-3 тысячелетий и практически до конца 2-го тысячелетия до н.э., Месопотамия (Шумер, Шумер-и-Аккад, Ур Халдейский) со второй половины 4-го тысячлетия и до рубежа 3-2 тысячелетий до .э., а также «цивилизация Хараппы» от среднего течения и до устья Инда включительно с рубежа 4-3 тысячелетий и до рубежа 3-2 тысячелетий (некоторые исследователи утверждают, что до средины 2-го тысячелетия) до н.э.

По меньшей мере «ирригационные цивилизации» Месопотамии и Древнего Египта — это первые исторически известные производственные общественные организмы, основанные на азиатском способе производства в его классическом изначальном виде.

Так вот территориальные пределы каждого из таких производственных общественных организмов ограничены междуречьем или долиной одной крупной реки с её притоками, во-первых. 

Во-вторых, синкретическое государство (одновременно и материальное, и  политическое, и идеологическое государство), являющееся общественной формой такого производственного общественного организма, стремится к этим его территориальным пределам. 

Синкретическое государство «ирригационной цивлизации», в-третьих, может на какое-то время выходить за свои «естественные» территориальные пределы, может сокращаться менее их, но это не надолго — это «производственный пульсар особого социума».

Структура этого особого социума, в-четвёртых, имеет свой предел усложнения, не столько определяемый пределом управляемости, но и сколько определяющая предел управляемости производством общественных индивидов, обособленным в особенный общественный организм.

Этот предел управляемости, в свою очередь, зависит не столько от исторически имеющихся средств управления, сколько от материальной и иедеальной культуры этого особого социума в их (материальной и идеальной культуры) и его (особого социума) целостности.

Иными словами, предел управляемости «ирригационных цивилизаций» зависит от общественной природы (сущности) этого особого социума и составляющих его  общественных индивидов, то есть от ансамбля общественных отношений.

Но этот ансамбль общественных отношений и есть та самая общественная форма, которая есть это синкретическое государство классически изначальных производственных общественных организмов, воспроизводящих самоё себя азиатским способом производства. 

Так этот круг замыкается в «территориально-производственный пульсар особого социума», который может расширяться только до определённых этой общественной формой пределов. В случае необратимого выхода за эти пределы он разрушается (рассыпается) на множество осколков доколе их вновь не соберёт в одно целое новый субъект производственных отношений = новый субъект власти над производством общественных индивидов в пределах этой территории — это и есть фаза сжатия такого «пульсара».

Вот чем обусловлена цикличность существования так называемых «ирригационных цивилизаций», а вернее, ибо адекватно (подлинно научно), сказать — особых социумов, воспроизводящих себя азиатским способом производства.

В отношении Китая в последние полторы тысяч лет «суеверные геополитики» из числа «русской интелигенции», мнящей себя «патриотами России», утверждают, что длительность цикла составляет в среднем 120-150 лет даже и в тех случаях, когда из одной династии как бы непрерывно вырастала другая династия, что давало, по их внениюю, сдвоенный цикл длительностью до 300 лет. Под циклом они по существу понимают только одну фазу исторического цикла — как правило, фазу расширения «территориально-производственного пульсара особого социума»

По верованиям этих «суеверных геополитиков» очередной цикл «расширения» Китая завершился во второй половине 2010-х годов к самому началу (к январю) 2020 года. Правда Академия наук КНР сделала такой пронозный вывод ещё лет 30-40 назад.

Но почему это происходит, чем  обусловлено — этого ни «суеверные геополитики», ни китайские академики не ведают. Для них это — факт их объективной реальности, данность, «очевидная истина», которой оне не могут подвергнуть сомнению, даже если и очень захотели бы, вдруг, подвергнуть её сомнению — не дано потому что им это.

Для функционирования такого «территориально-производственного пульсара» существенно то, что не только прибавочный продукт, но и часть необходимого продукта производятся этим производственным общественным организмом не для внутреннего потребления, а для сбыта вне себя — другим потребителям, во-первых.

Во-вторых, значимая, как минимум для «верхов» этого «пульсара», часть внутреннего потребления удовлетворяется за счёт товаров, получаемых извне этого «пульсара», который в то же время не может интегрировать территорию производства этих внешних товаров в состав самого себя.

Поэтому такому «пульсару» для своего воспроизводства (= для своего функционирования) требуется наличие соответствующих территорий, являющихся источниками необходимых товаров — прежде всего инновационных товаров и товаров престижного потребления, с одной стороны, а также территориями потребления «излишков» (экспроприиируемого прибавочного и части необходимого продукта), производимых внутри «пульсара», с другой стороны.

Отсюда внешний по отношению к территории «пульсара» регулярно и относительно бесперебойно функционирующий «Великий шёлковый путь» — абсолютное условие функционирование этого «пульсара». Товарно-транспортные потоки по такому «пути» определяют состояние (масштаб и структура производства общественных индивидов, производительность труда и т.д.) этого «пульсара» и одновременно определяются этим состоянием «пульсара».

Абсолютная невозможность интегрировать территории «Великого шёлкового пути» в состав «пульсара» (по указанным причинам) исключает попытки установления не только прямой власти «пульсара» над территориями ВШП, но и «китайского мiрового порядка».

Этот «пульсар» во все времена своего существования в принципе, абсолютно не способен быть гегемоном ойкумены. Почему?

Потому что такой «территориально-производственный пульсар» всегда вторичен (производен) и частичен — он зависим от производства общественных индивидов на всех иных кормящих территориях ойкумены (человечества). 

Такой «пульсар» всегда не более чем органический момент, часть (крупное общественное подразделение), органический момент производства общественных индивидов ойкумены, осуществляемого во много большем масштабе, чем внутри «пульсара», в силу этого не способный существовать без всего этого производства ойкумены как целого и вне его.

И даосизм, и конфуцианство идеологически закрепили такое представление не только о «Поднебесной», но и о человеке как универсальный принцип устройства и функционирования всего «космоса» — что «кубо-куб» Лао-цзы, что гексаграммы «И цзин» («Китайская классическая книга перемен»), основанные на триграммах, приписываемых легендарному Фу Си (2852 – 2738 гг. до н.э.), что представления об Инь-Ян и энергии «Ци» мифо-логосно закрепляют именно это восприятие и мышление мiра.

Ритуал «Ли», поставленный Кун-цзы в центр всей мифо-логосной системы, управляющей общественной практикой (= жизнью) китайцев на протяжении тысячелетий, обусловливает не просто не допустимость, но смертельную опасность нарушения «правил» (институтов) функционирования мiра. 

Этим идеологически и институционально блокируется и исключается изобретение чего-либо нового самими китайцами в любой сфере или области функционирования своего особого социума (= своего «пульсара»), ибо это тождественно нарушению вечных и неизменных «правил» функционирования мiра, воздаяние (кара) за которое последует неотвратимо.

Но этим же самым обусловливается необходимость доведения до совершенства, то есть приведения в соответствие с вечными и неизменными «правилами» функционирования мiра, Поднебесной и человека, каждого товара (будь то вещь, институт или технология воспроизводства их — это уже не существенно), полученного извне «пульсара» и потребляемого (потребительное производство и производительное потребление) внутри «пульсара» и последующий «экспорт» приведённого в соответствие с «правилами» функционирования мiроздания за пределы «пульсара».

Так называемое «общество малого благосостояния» в Китае невозможно в  действительности до тех пор, пока Китай остаётся самим собой —  историческим «территориально-производственным пульсаром», воспроизводящим себя азиатским способом  производства. Почему? 

Потому что азиатский способ производства предполагает систематическое изъятие не только прибавочного продукта, но и части необходимого продукта.

Как только Китай в своём функционировании подходит к состоянию, когда государство оказывается неспособным изымать не только часть необходимого продукта, но и часть  прибавочного продукта, так сразу же «сын Неба» (правитель Китая) необходимо и неизбежно провозглашает переход к «обществу малого благосостояния» в качестве цели государства (= всего Китая). 

Это — констатация «верхами» Китая исчерпания предела управляемости, прямое признание в чём населением Китая не может быть воспринято никак  иначе, кроме как неспособность «верхов» управлять Поднебесной.

Под этим китайцами всегда подразумевается, что такие (вот эти, сущие ныне) «верхи» не только утратиили соответствие вечным и неизменным «правилам» функционирования Поднебесной и всего мiроздания, но и утратили способность воспроизводить соответствие Поднебесной этим «правилам». Именно это воспринимается и мыслится китайцами как причина неотвратимости социальной катастрофы Поднебесной.

Поэтому констатация «верхами» Китая исчерпания предела управляемости прямо и открыто никогда не артикулируется. Разные части (партии) «верхов» по-разному (в силу  внутренней борьбы между партиями в «верхах») вполне понятно для китайцев демонстрируют это, используя язык ритуальных действий (события на площади Тяньанмень характеризовались как раз такими действиями ряда членов Политбюро ЦК КПК и других лиц, пресонифицирующих «верхи» Китая).

Си Цзинпин официально сформулировал цель создания в Китае «общества малого благосостояния» в средине 2010-х годов, тогда же она и была утверждена высшим органами власти КНР как государственная цель. 

В 2020-ом году Си Цзинпин заявил о том, что эта цель в основном уже достигнута — бедность в Китае ликвидирована, осталось теперь выйти на уровень благосостояния, соответствующий среднему уровню передовых государств Европы. 

Эти заявления Си Цзинпина — необходимые и неизбежные заявления, также необходимо и неизбежно содержащие в себе изрядную долю вранья (лжи), которые говорят много больше о том, что в действительности происходит ныне в Китае, чем какие бы то ни было данные статистики, показатели «социально-экономического развития» и основанные на них заявления китайских и глобальных «лидеров».

Китайский «территориально-производственный пульсар» в течение последнего десятилетия, как минимум, вошёл в стадию «бифуркации» — необратимого перехода от фазы расширения к фазе сжатия — вошёл в очередной свой «тёмный век». 

Как будет происходить это сжатие Китая, и чем завершится этот внутрикитайский «тёмный век» — этого сегодня не может сказать никто, как бы ни пыжился представить себя величайшим из «суеверных геополитиков-китаеведов».

Buy for 10 tokens
Определение выше вполне устраивает, но Ленинское ИМХО точнее: Государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим. (с) Вдумайтесь в это. Машина. Т.е совокупность механизмов. Кто-то возможно думает, что раз это машина, то достаточно взять на себя её…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.