Мит Сколов (mskolov) wrote in new_rabochy,
Мит Сколов
mskolov
new_rabochy

Categories:

Журналист Михаил Кожухов про Афганистан

(Двухгодичной давности интервью, попалось вдруг случайно на глаза, тогда не видел. Избранные фрагменты для соо. Михаил Кожухов - собственный корреспондент «Комсомольской правды» в Афганистане в 1985–1989 годах, при выводе войск покинул его на предпоследнем БТР. Ныне президент Клуба путешествий.)

- Решение советских депутатов 1989 года, где осуждался ввод войск в Афганистан в 1979 году, почему не сработало?
– Оно всё же сработало. У нас нет никаких оснований для пересмотра этой резолюции. Не будем забывать о том, что делегаты того съезда были выбраны в результате честной демократической процедуры. Кто помнит выборы 1989 года, тот меня поймёт.
- Многие ветераны политики любят говорить, что выборы 1989 года были самыми честными с начала перестройки.
– Да. Насколько это возможно вообще на тот момент, для того уровня нашего развития...

* ...В той резолюции был абзац о том, что осуждение советского вторжения никоим образом не бросает тень на военнослужащих, которые выполнили свой долг. Я двумя руками готов подписаться под тем, что военные задачи, которые стояли перед 40-й армией, были, безусловно, очень достойно выполнены. Ошибкой был вот этот слон в посудной лавке, который своим коммунистическим рылом разворотил Афганистан. Вот что главное в той резолюции. А главное последствие этого заключается в том, что Афганистан и до вторжения представлял собой осиное гнездо. Да, там шла гражданская война. Но именно вторжение СССР стало катализатором развития движения моджахедов. Да, его активно поддержали не только западные страны, но и Восток. Резидентура ЦРУ в Пакистане была самой крупной в сети этого ведомства. В моджахедов были вкачаны колоссальные деньги и усилия. На плечах моджахедов сначала вырос «Талибан» (запрещенная в России организация. – Прим. ред.). На плечах Талибана выросла "Аль-Каида" (запрещенная в России организация. – Прим. ред.). Из "Аль-Каиды" выросла ИГИЛ (запрещенная в России организация. – Прим. ред.). Ответственность за это несут обе сверхдержавы. Но, на мой взгляд, в первую очередь – мы. Первопричиной был ввод войск в 1979 году.

* Афганская тема, как возможно любая военная тема, окружена сказками. Сказками о коллекционерах отрезанных ушей, о том, что в СССР в цинковых гробах посылали наркотики, и прочей собачьей чушью. Мог ли на той войне быть полоумный придурок, который отрезал уши убитых моджахедов? Возможно, и был. Но придурки есть всегда. Я предполагаю, что один из таких сказочников что-то нашептал тогда Андрею Дмитриевичу, и тот, как человек неравнодушный, эмоционально отреагировал на это. Реакция на его слова была очень эмоциональной только по одной причине. Кто-то назвал артиллеристов богами Второй мировой войны. Богами афганской войны были вертолётчики. Мы тогда все на них молились. Они летали в таких невероятных условиях, рисковали жизнью так часто и так бесстрашно, что ничего, кроме восхищения, это не вызывало. Любой из нас может привести десятки примеров, когда вертолётчики гибли, пытаясь вызволить с духовской территории тела погибших. Любой человек, самоотверженно воевавший, достоин аплодисментов, даже если он воевал на бессмысленной войне. Но едва ли не больше всех этих аплодисментов достойны вертолётчики. Сахаров сказал в интервью иностранцам, что наши вертолётчики расстреливали попавших в окружение советских солдат. Именно это вызвало всеобщий ропот афганцев. И уже дальше никто не анализировал, хороший Сахаров или плохой. Что он сделал для прекращения той войны. Для большинства он был человеком, который плюнул в святое. И для меня лично это было очень горько. Я относился к нему с глубочайшим уважением, ещё многого не зная о нём. Но он тогда промахнулся. И съезд ему этого не простил.

* - Если мы соглашаемся, что сегодня власти могут пересмотреть осуждение ввода войск, может ли сегодня появиться новый авторитет масштаба академика Сахарова и вслух сказать с высокой трибуны своё «нет»?
– Я всегда говорю, что в интервью нужно задавать вопросы, ответы на которые не знает ни собеседник, ни журналист… Я думаю, что таких авторитетов сегодня на общественной поляне нет. Поляна затоптана, как поле кабанами. И это, возможно, одна из моих основных претензий к нынешней власти. Россия безголоса. Точнее говоря, у неё сорваны голосовые связки. Не слышно людей, у которых есть собственное мнение. Тем более таких людей нет в легальном политическом поле. Среди тех, кто должен представлять наши интересы. Даже в представительных органах. Ну и потом, мы говорим о событиях 30-летней давности, многих из тех, кто мог бы сказать, просто нет в живых. Афганские события отошли на задний план. Они встали в один ряд с войной 1812 года. Сейчас это мало кому интересно.

* - Какие темы, тональности в освещении афганской войны были самыми табуированными для советских журналистов?
– Это было очень смешно. Перед отъездом в Афганистан я был вызван на Старую площадь в ЦК КПСС и мне озвучили список того, что я могу, чего я не могу делать. Например, там было разрешение писать об увековечивании памяти советских водителей. Речь идёт просто о смехотворной вещи! Там, где погибали водители наливняков, или боевых машин, их сослуживцы складывали камни в такой небольшой тур. И вот по какой-то причине до 1985 года это было строго-настрого запрещено упоминать. Это не укладывается ни в какую логику! Почему? Непонятно. При этом по всему миру показывали кадры наших пылающих машин. Всем было понятно, что водители гибли. Только в 1985 году разрешили писать, что на территории Афганистана развёрнуты госпитали. Это тоже было смешно. Госпиталь ведь не иголка в сене. Весь Кабул знал, где находится и центральный военный госпиталь, и инфекционный госпиталь. Знал это и весь Баграм, и весь Кандагар. Запрет об этом писать был идиотизмом. Кроме того, там была смешная формулировка, что мне разрешено писать о героических поступках советских военнослужащих во время боевых действий «на фоне батальона». То есть слова «полк», «батарея», «дивизия» употреблять было строго запрещено. За этим очень хорошо следили военные цензоры. Даже слово «библиотека» было запрещено писать. Ведь библиотека по штату положена только полку.
- Насколько это было оправданно?
– Хотели скрыть масштабы. Но не думаю, что это имело смысл. Космическая разведка была уже тогда. Конечно же, на территории Афганистана действовала и обычная разведка. Противник знал и численность группировки, и главные действующие лица. Но у военных своя логика.
- Почему советская пропаганда не могла тогда адекватно противостоять американской? Я в детстве много раз смотрел фильм «Рэмбо III». Он абсурден, но это картинка, от которой было трудно оторваться.
– Даже я, человек, который никогда не заливался в восторге патриотизма и которого и тогда коробила ложь о том, что «если не мы, то туда придут американцы и немедленно разместят там свои ракеты», даже я воспринял этот фильм как личное оскорбление. Ужасные монстры в ушанках в пустыне, которые пытают Сталлоне, были оскорбительны даже для меня. Тогда стало понятно, что Голливуд очень мощно включился в пропаганду американского патриотизма. Было ли это искренне или на деньги Пентагона, я не знаю. Но они включили всю мощь своей индустрии фабрики грёз. А наша аналогичная индустрия, что тогда, что сейчас, отличается от их, как «Лада» отличается от «Форда». Чем мы могли ответить? Ничем. Разве что установкой модернизированного пулемёта на ту же «Ладу».

* Угроза проникновения ИГИЛ в регион более чем реальна. Дальше перед этими ребятами открывается Средняя Азия. И это затрагивает интересы нашей безопасности непосредственно. Любой, кто занимался Афганистаном, подтвердит вам, что есть объективная необходимость сохранения там нашего влияния. Необходимы попытки стабилизации обстановки в интересах нашей безопасности.

* Я своими собственными глазами видел и жалею очень, что не сохранил фотографию, на которой были лидеры альянса моджахедов, их ещё называли «альянс семи». Потому что в альянс входили семь партий, они сидели и пьянствовали за столом в окружении женщин «с низкой социальной ответственностью». Фотография была сфабрикована соответствующей службой Комитета государственной безопасности. Её распространяли среди противников режима Бабрака Кармаля. (Прим. М.Сколова: мне тут почему-то сразу история с сервизом из Эрмитажа на свадьбе дочери ленинградского советского компартийного лидера Г.Романова вспомнилась...)

* В последние месяцы афганской войны туда привезли делегацию советских писателей, среди которых была Светлана Алексиевич. У нас с ней случился очень резкий спор. Она считала, что единственным мерилом войны является способность военного начальника, глядя в глаза матери, потерявшей сына, прямо и просто ответить ей, за что погиб её сынок. Если он мог, то, по всей вероятности, эта война была справедливой. Если речь не идёт о защите Отечества от напавшего на тебя супостата. Я тогда был очень заряжен афганской темой. Я вместе с военными ходил там по земле с автоматом в руках, мы были военным братством. И я Алексиевич возражал. Я упрекал её в однобокости взгляда на такие события. Но сейчас, по прошествии времени, я думаю, что она была права. Я думаю, что нравственную шкалу справедливо применять к любому участию военнослужащих твоей страны за рубежом. И эта точка зрения выше. Вот эта нравственная шкала выше шкалы геополитики.

Журналист Михаил Кожухов, 2019 https://www.fontanka.ru/2019/02/14/124/
Subscribe

Featured Posts from This Сommunity

promo new_rabochy 16:15, yesterday 61
Buy for 10 tokens
Антропогенез совершился без явных границ! Ведь работают и коммуницируют и другие животные... Факт лишь в том, что и то и другое, благодаря эволюции (причём ведь не самой по себе, а от внешнего давления среды), как и с самопроизвольным верхнепалеолитическим культурным всплеском, - всем тем мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment