Мит Сколов (mskolov) wrote in new_rabochy,
Мит Сколов
mskolov
new_rabochy

Categories:

Политолог Илья Матвеев на spichka.media

(Какой-то молодой наш политолог, левак и марксист, доцент РАНХиГС. Избранные фрагменты.)

...В Швеции в 1970-е годы была мощная попытка отменить капитализм просто демократическим путём — она называлась «план Мейднера». Идея заключалась в том, что создаются специальные фонды, которые контролируются профсоюзами и обществом. Они постепенно выкупают всю крупную частную собственность. Таким образом вся собственность в Швеции социализируется. Эта реформа провалилась из-за целенаправленного сопротивления правящего класса, что говорит о том, что этот опыт для нас далеко не путеводная звезда. Условия были настолько идеальные, что их вряд ли можно повторить: мощнейшая социал-демократия, огромный слой рабочих, мощнейшие профсоюзы, в которых состоят 80 % работников. Всё равно не получилось прийти к социализму демократически.

***
Что происходит с западными демократиями? Тома Пикетти, автор «Капитала в XXI веке», написал интересную работу про электоральные тенденции. Он показал, что раньше, в рамках парламентской политики, бедные голосовали за левых и социал-демократов, а богатые и средний класс — за правых, консерваторов, республиканцев. Постепенно произошла трансформация западных политических систем. Социал-демократические партии не просто ушли вправо и стали центристскими партиями, а стали опираться на образованные городские слои и специалистов. Они перестали рассчитывать на то, что рабочие будут за них голосовать. Они решили, что перспективнее двигаться в сторону центра, а повестка, которая интересна рабочим, — это не главное. Главное — умеренная линия на социальный прогрессизм, в том числе и пресловутая политика идентичности, которая нравится образованным городским слоям.

В итоге получилась парадоксальная ситуация: как показывает Пикетти, социал-демократические партии стали партиями образованной городской элиты, а правые партии стали партиями богатых, независимо от их образования.

Что происходит дальше? Остаются бедные люди без высшего образования. Они не представлены в политической системе. Отсюда идёт кризис представительства: ни та, ни другая партия не обращаются к беднякам, и они чувствуют, что никому не нужны. При этом они в наибольшей степени страдают от глобализации, которая отнимает их рабочие места и переносит производства в азиатские страны. Они больше всего страдают от глобализации, в отличие от городских образованных слоёв, которые, наоборот, от неё выигрывают. У бедных людей всё плохо, они хотят, чтобы их кто-то представил в политической системе. У них накопилось очень много недовольства.

Что тогда происходит? Вместо того чтобы левые партии задумались о том, что пора вернуться к корням и опять обратиться к рабочим, что рабочие — это их органическая социальная база, — вместо этого правые партии начинают обращаться к рабочим, например Трамп. Он прямо говорил: «Американский рабочий класс, голосуй за меня!» Что он ему предлагал? Он говорил, что не пустит мигрантов, что из Мексики в США едут одни насильники, что «ваш главный враг — это такие же люди, как вы, просто живущие других странах, например в Китае, в котором все очень плохие». «В Америке, — говорил он, — наши враги — истеблишмент». А что такое истеблишмент? Истеблишмент — бессмысленное слово. Он не говорил: «Рабочие, ваш враг — капиталист». Он сам капиталист. Он говорил, что в Вашингтоне сидит некий «демократический истеблишмент» и «я тебе помогу с ним бороться; мы с тобой будем бороться с вашингтонской коррупцией». То же самое происходит в Англии с Борисом Джонсоном.

Правые учатся завоёвывать голоса бедных людей без высшего образования. Отсюда рост их популярности и стратегическое поражение левых. Западные левые партии не понимают, что опираться только на образованных профессионалов из крупных городов — это тупик. Если они не расширят свой электорат, то будут всё больше погружаться в политическое небытие. А правые — расти дальше, и всё у них будет отлично, потому что они продолжат делить рабочий класс по национальному признаку и впаривать ему свои национализм, расизм, ксенофобию. Их стратегия успешна, так как левые социал-демократические партии на Западе отказались от своих корней. Вот откуда кризис представительства.

Что касается разделения на город и деревню — тут скорее речь, с одной стороны, о крупных городах, а с другой стороны, о промышленных городах меньшего размера и сельской местности. Глобализация захватывает в свои финансовые и миграционные потоки определённые места, и в крупных городах становится действительно лучше жить при глобализированном капитализме. Вы из Москвы приехали? В Москве объективно лучше жить, чем в Петербурге. А если сравнивать с остальной Россией? Не город и деревня, а Москва и Россия.

В Америке это тоже очень ярко проявляется. Отличие от России в том, что там больше крупных городов: одно побережье — Нью-Йорк, а другое побережье — Лос-Анджелес. Там глобализация создаёт преимущества именно для крупных городов. Глобализация обходит стороной американский «хартленд». У американцев забирают рабочие места и при этом они ничего не получают от глобализированного капитализма. Отсюда политический раскол.

Он постепенно становится ключевым расколом в западных обществах. Главная проблема в том, что это не классовый раскол, потому что людей, пострадавших от глобализации, представляют правые. Мы видим на самом деле «неправильную» борьбу. Вместо борьбы условно правых и левых, социалистов и консерваторов мы видим борьбу правых популистов и леволибералов. Они обращаются к рабочим — традиционному электорату левых — и борются с леволибералами и центристским социал-демократами, которые оторваны от рабочих и говорят: «Хиллари Клинтон — наш самый лучший кандидат, как и Джо Байден. А вообще: America is already great. Ничего, в принципе, менять не нужно, потому что всё и так хорошо».

Эти леволиберальные партии парадоксальным образом становятся консервативными. Они защищают статус-кво, ведь «America is already great». Правые популисты становятся революционерами, потому что они говорят: «Let’s make America great again».

Это чудовищно. На самом деле, это неправильная ситуация, и всё должно быть по-другому. Встаёт вопрос: когда это, наконец, изменится и станет нормальным? Когда левые снова станут за бедных и отнимут их у правых, которые окучивают бедных националистическими лозунгами?

***

Мне кажется, мы вступаем в период торговых войн, региональных торговых блоков и, возможно, более классического империализма, в котором эти торговые блоки будут также и военными блоками. Это довольно страшно, потому что мы знаем, чем закончился первый период империализма.

***

Наши олигархи и крупный бизнес мощнейшим образом зависят от мировых рынков, особенно от рынков капитала. Рост «нулевых» годов основывался на крупных заимствованиях на мировых рынках капитала и быстром росте корпоративного внешнего долга. Наши компании выходили на IPO в Лондоне и других мировых биржах, а олигархи пытались стать частью мировой капиталистической элиты. Они покупали особняки в Лондоне не только для того, чтобы припарковать лишние деньги, но и для того, чтобы получить легитимность в глазах их заграничных друзей по Давосскому форуму. Чтобы никто не смог отличить американского или английского олигарха от русского: они одинаково выглядят, их компании размещаются на одних биржах, у них похожие бытовые привычки. Они так же обожают современное искусство и любят вкладывать в него деньги. Это был целый проект: стать не просто частью Запада, а частью западного, а потом и глобального правящего класса.

2014 год смешал им все карты. У нас объявляется национализация элит. Причём она скорее вынужденная, потому что одних крупных бизнесменов и олигархов санкции бьют напрямую — их просто называют в санкционных списках, — а другие переживают, вдруг их тоже назовут, они пострадают, и у них всё отнимут. Самое главное — даже тем, кого не назвали в списках, практически перекрыли доступ к западному капиталу, заимствованиям, что было принципиально для их модели бизнеса.

***

Я упомянул бы ситуацию в Америке, которая была в 1960-е годы, когда там формировался несоветский левый полюс. Она, антиавторитарная левая, критиковала американскую жизнь, но при этом критиковала и Советской Союз. Казалось бы, это хорошо звучит: «Советский Союз — там тоже много проблем. Давайте искать третий путь».

А что за этим стояло? За этим стояло ЦРУ. Оно финансировало целые журналы, которые печатались в этом направлении.

Было абсолютно понятно, что это целенаправленная политика увода потенциальных кадров у Советского Союза — тех, кто ему сочувствовал. Их переводили в безопасное русло, чтобы они не ассоциировались с Советским Союзом. Потом это было пятном в биографии у многих американских левых деятелей, что они печатались в журнале, который помогало издавать ЦРУ. Вполне себе история.

***

Маркс оставил нам несколько важных замечаний по этому поводу. Он говорил, что парламентская республика — это форма непосредственного правления буржуазии. С другой стороны, в «18 Брюмера» он показал, что бывают особые обстоятельства, когда растёт активность рабочего класса, а буржуазия уже не может править напрямую. Тогда государство начинает автономизироваться и осуществлять власть от лица буржуазии, в её интересах, но при этом не давать ей самой никакой власти. Буржуазия отстраняется от власти, которая всё равно осуществляется в её интересах. Это и есть бонапартизм.

Маркс оставил нам сложную картину: иногда капитализму соответствует демократия, иногда ему соответствует какое-то экстраординарное правление — та или иная форма диктатуры.

История много раз это подтверждала: в Чили, при Пиночете, была не демократия, а диктатура, причём прямая и жесточайшая. Она была нужна, чтобы вернуть витальность капитализму и сделать так, чтобы все забыли о социалистических преобразованиях.

* * *

Немецкий исследователь Вольфганг Штрек говорил, что устойчивая либеральная демократия была только 30 лет после Второй мировой войны — с 1940-х по 1970-е годы, когда в обществе были «кейнсианский компромисс», перераспределительная политика, социальная поддержка населения, участие государства в экономике.

https://spichka.media/ilya-matveev-interview/
Subscribe

Featured Posts from This Сommunity

promo new_rabochy 20:37, вчера 10
Buy for 10 tokens
Предисловие. Базовые положения Концепции СПС, опубликованной в LiveJournal в статьях 6 и 17 октября, у меня сформировались к 1985 году на основе многолетнего опыта по созданию и внедрению новых технологий и оборудования. Этому способствовали острые дискуссии с руководителями Минхимпрома СССР…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Featured Posts from This Сommunity