vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Самоотчуждение человека достигло своего предела

https://www.tenutalamacchia.com/wp-content/uploads/2020/01/creative-mind-700x466.jpg
https://www.tenutalamacchia.com/wp-content/uploads/2020/01/creative-mind-700x466.jpg

Представлены доработанные автором ранее опубликованные тезисы о практическом отношении к человеку как основе производственных отношений и материального базиса общества, а равно и краткий исторический очерк изменения практического отношения к человеку, присущего Западу от Античности до наших дней.

Впервые представлены тезисы о механицизме, являющемся необходимым и неизбежным следствием номинализма, как об основе практического отношения к человеку, присущего иудео-англосаксонской «интеллигенции» Нового Запада и «интеллигенции» глобального мiра, образованной по иудео-англосаксонски.

На этом основании обоснован вывод о том, что самоотчуждение человека от своей человеческой природы в механицизме и посредством механицизма достигло не только своего логического, но уже и исторического предела тоже.

Реальное практическое отношение к человеку в Античности.

В первой (начальной) части статьи «Как становился и возник Новый Запад?», опубликованной 09.10.2019, автором рассмотрены специфические отличия практического отношения к человеку, легшего в основание всех общественных отношений Старого Запада (Античности) и Нового Запада (становящегося и ставшего буржуазного общества Западной Европы).

В основе практического отношения Античности к человеку лежало, прежде всего, различение «полисных животных» и «варваров». «Полисным животным», то есть древним эллином, был индивид, состоящий в духовном родстве со всеми другими «полисными животными», которое (#духовное_родство ) воспринималось и мыслилось самими древними эллинами, однако, не как духовное, но как кровное родство со всеми «своими» в отличие от всех «чужих».

Определенность общественного индивида как «полисного животного» предполагает также и наличие у него «личной свободы» — является ли данное «#говорящее_животное » членом полиса, с интересами которого обязаны считаться все остальные члены этого полиса и других полисов — опосредствованно, или же это «говорящее животное» является рабом — «говорящим орудием».

Утрата «личной свободы» любым «полисным животным» тождественна его превращению в «говорящее орудие».

Это же самое было верно и относительно любого из «варваров» — обращение любого из «варваров» в рабство кому-либо из «полисных животных» тождественно превращению этого «варвара» превращался в «говорящее орудие». Имея «личную свободу», «#варвар » не переставал быть «варваром». Утрачивая «личную свободу» он мог превратиться только в «#говорящее_орудие », то есть в рабочую скотину, раба, #вещь.

Владение конкретным «логосом» («говорение, исчисление, мышление, память, учение ...история») не превращало соответствующего индивидуума ни в «#полисное_животное », ни в «варвара», ни в «человека» вообще.

«Логосность» животного не была атрибутом или признаком «человечности» этого животного. Таковым решающим признаком, а, стало быть, и неотъемлемым атрибутом «человечности человека» было исключительно и только наличие у него «личной свободы». Утрата «личной свободы» индивидом полностью отрицала его «человечность».

Только наличие «личной свободы» воспринималось и мыслилось древними эллинами как главный критерий, признак и социальное положение, полагающие принадлежность «говорящих животных» к «людям» (приручённым, доместицированным животным) в отличие от зверей, то есть от диких животных. Только наличие «личной свободы» полагало органическую включённость индивидуума в совокупность всех домашних (приручённых) «говорящих животных».

К наличию или отсутствию «личной свободы» сводилась соответственно «полисность» или «варварство» индивидуума. 

Таким образом, в основании практического отношения к человеку как к «варвару» или «не-варвару», во-первых, и как к «свободному» или «рабу», во-вторых, для древних эллинов были реальные #политические_отношения и #идеологические_отношения#политика и #идеология.

Что политические и идеологические отношения идеальны, а не материальны, хотя, владея массами, они и являются материальной силой, — в этом никакого сомнения нет.

Но были ли эти политические и идеологические основания объективными, либо они были субъективными? Эти политические и идеологические отношения опредмечивались, воипостасировались в человека Античности как его человеческая природа (сущность) или нет?

«#личная_свобода » человека Античности зависела от воли общественных индивидов, ибо определялась их волей — не только индивидуальной, но и групповой, и полисной волей в целом. А то, что зависит от воли, равно как и от сознания данных конкретных людей, по определению не является объективным, то есть тем, что определяет волю и сознание людей.

То, что в формах самоотчуждения человека опредмечивается как #органическое_тело_человека, воипостасируясь в индивидуумов, становясь личностным качеством (в этом суть воипостасирования) индивидуума, определяет #сознание и волю этих индивидуумов, то есть и объективно, и материально — это человеческая природа (сущность), которая и есть социальная форма материального.

Сознание в действительности опредмечивается в человеке, являясь существенным специфическим признаком человека как родового существа, то есть как существа сознательного, делающего самого себя (человека) и свою жизнь своим предметом — не только предметом сознания, но и предметом производственной деятельности, всей своей жизни в её целом.

Но в общественных условиях самоотчуждения человека от своей человеческой природы сознание (и #воля ) отчуждается от человека, воипостасируясь в богов или в Бога, то есть в надмiрную и надчеловеческую силу (#власть ), абсолютно господствующую над человеком.

Вследствие этого политические и идеологические отношения, лежавшие в основании практического отношения к человеку в Античности как к «свободному», «рабу» или «варвару», в восприятии и мышлении людей Античности были отношениями идеальными и субъективными, а не объективными и материальными.

Правда и сами эти категории материального и идеального, объективного и субъективного в Античности (у Старого Запада) были ещё в зачаточной форме своего исторического развития точно так же, как и категории труда, стоимости и т.д., то есть как все категории развитого буржуазного общества Нового Запада.

А как же идеальные и субъективные отношения Античности, оказались основанием практического отношения к человеку и, исходя из всего того, что автор утверждал прежде о практическом отношении к человеку как об основании производственных отношений, в основании производственных отношений? Нет ли здесь очевидного противоречия? Не опровергает ли автор сам себя?

Но все ли существенное рассмотрено из того, чем в действительности определялись производственные отношения Античности?

Нет, не все, ибо вообще не рассмотрены экономические отношения Античности.

Обусловленность реального практического отношения к человеку действительным.

Уже древние эллины признавали «полисными животными» также и граждан Рима, и граждан Карфагена, и граждан множества городов-республик Малой и Передней Азии и Северной Африки, хотя их языки и пантеоны богов отличались от языка и пантеона богов Древней Эллады.

А почему? Потому что со всеми этими особыми социумами полисы Древней Эллады составляли один #производственный_общественный_организм, внутренне связанный общественной кооперацией труда, внешней формой которой (этой экономической связанности в один производственный общественный организм) был Античный #рынок.

Товарное производство и товарно-денежные отношения, кооперация труда и общий Античный рынок, то есть ансамбль экономических отношений товарного производства — вот что было действительной общественной формой античного способа производства, а равно и реальным материальным базисом Античности.

Но были ли #производственные_отношения, составлявшие этот #реальный_материальный_базис Античности, первичными производственными отношениями, или они были производными производственными отношениями?

Производственные отношения, которые были реальным материальным базисом Античности, были производными производственными отношениями — это не непосредственные, но #опосредствованные_производственные_отношения, то есть это #экономические_отношения.

Экономические отношения – это чем опосредствованные производственные отношения? Политическими и идеологическими отношениями.

Но ведь практическое отношение к человеку в Античности как раз и определялось политическими и идеологическими отношениями. И именно это практическое отношение, существенно определённое политическими и идеологическими отношениями, лежало в основании всех экономических отношений Античности — его реального материального базиса!

Но только ли политическими и идеологическими отношениями было определено практическое отношение к человеку в Античности (да и в любую другую прогрессивную эпоху экономической общественной формации тоже)?

Нет, не только ими, но, прежде всего, первичными производственными отношениями между людьми вообще и по поводу высшей институциональной власти над производством общественных индивидов, в особенности.

#первичные_производственные_отношения в Античности, как и в любой другой прогрессивной эпохе экономической общественной формации, — это непосредственные производственные отношения между общественными классами по поводу распределения высшей институциональной власти над производством общественных индивидов, а равно и по поводу распределения общественных индивидов на Субъект и Объект производственных отношений, прежде всего.

Но это также и #распределение общественных индивидов по родам и видам общественного производства, и распределение средств производства, и распределение жизненных средств между общественными индивидами. 

Совокупность первичных производственных отношений Античности — это исторически определённая общественная форма производства общественных индивидов — #действительный_материальный_базис Античности, характеризующийся исторически определённым способом распределения и совокупностью всех вытекающих из него производственных отношений между этими общественными индивидами.

Именно эти первичные производственные отношения, которые суть отношения материальные и объективные, резюмируются в материальную основу, составляют действительную материальную основу действительного практического отношения к человеку, определяющую сознание и волю общественных индивидов.

И именно эта действительная материальная основа уже опредмечена в органическом теле человека, воиспостсирована в человеках — в социально (исторически) определённых индивидуумах, существенно определяя их сознание и волю – их #общественное_сознание и их общественную практику, то есть весь их #способ_жизни в его целом.

Но абсолютно необходимым общественным условием, а равно и предпосылкой всех этих первичных производственных отношений Античности, как и всякой иной прогрессивной эпохи экономической общественной формации, являются политические и идеологические отношения, посредством которых #господствующий_общественный_класс организован как класс, то есть в #класс_для_себя — в #политическое_государство.

Именно вследствие этих общественных условий действительный материальный базис производства общественных индивидов не дан им непосредственно — ни чувственно конкретно, ни абстрактно, то есть они не могут воспринимать и мыслить действительный материальный базис своего общественного производства в целом и своих особых социумов по отдельности.

В этих условиях индивидуумы воспринимают и мыслят общественную форму своего производства, опосредствованную политическими и идеологическими отношениями, только как совокупность экономических отношений между этими индивидуумами, которая и являет им себя как #реальный_материальный_базис всего их производственного общественного организма и особых социумов, органически включённых в этот производственный общественный организм.

Следовательно, также и действительное #практическое_отношение_к_человеку, органически присущее общественным индивидам соответствующей прогрессивной эпохи экономической общественной формации и существующим в этой общественной форме особым социумам, не дано непосредственно общественным индивидам, составляющим эти особые социумы.

Исторически определённым конкретной прогрессивной эпохой экономической общественной формации, её особыми производственными общественными организмами и входящими в них особыми социумами индивидуумам непосредственно дано реальное практическое отношение к человеку, которое и лежит в основании всех экономических отношений, присущих этой общественной формации, её производственным общественным организмам и входящим в них особым социумам.

Отчуждённое сознание как основание практического отношения к человеку.

Присущие гражданам Древнего Рима основания различения «цивилизованных» и «нецивилизованных» «говорящих животных» тождественны основаниям различения древними эллинами «полисных животных» и «варваров».

Однако сначала «верхний слой» господствующего класса Древнего Рима, а затем и большинство «образованных» граждан Римской империи стали считать «эллинскую образованность» главным признаком «цивилитас» (цивилизованности).

Таким неприметным образом «образованный слой» («#интеллигенция ») Рима к двум критериям отнесения людей к «цивилизованным» или «нецивилизованным», добавили третий критерий, а именно «#образованность ». Она понималась ими ни как иначе, кроме как «образованность по-эллински» или «эллинская образованность».

Но что есть эта «образованность»? «Образованность» — это «логосность», «сознательность».

Стало быть, именно «интеллигенция» Древнего Рима впервые в предыстории человека интегрировала «логосность» («#сознательность ») человека в состав признаков «человечности человека», а равно и его «цивилизованности» — его отличия от «варваров».

Но это пока ещё не стало неотъемлемым атрибутом практического отношения к человеку, реально определяющим сознание и производственную деятельность общественных индивидов — сам способ их жизни в его целом и во всех его составляющих.

Иисус Христос есть #Логос, согласно вероучению и вероисповеданию «христиан». Всякий «#христианин », то есть всякий «крещённый во Христа», органически причастен Логосу, будучи «членом» органического тела Его.

Этим самым «логосность» (как отчуждённая форма «сознательности») превращена в ключевой критерий членства индивида в сообществе тех, кто, умерев здесь и теперь, не умрёт окончательно, но будет некогда воскрешён, вследствие чего вечно пребудет в составе «живых». Все прочие из числа «говорящих животных» погибнут, ибо они не причастны Логосу.

«Логосность говорящего животного» полагается христианством в основание «человечности» как таковой. Однако вероучитель Павел предписывает каждому христианину оставаться в том социальном положении («звании»), в каком он находится (рабу - рабом, рабовладельцу - рабовладельцем и т.д.).

А посему уже не «личная свобода», но именно «#логосность » («причастность ко Христу») вместо «личной свободы» полагается этим изначальным иудео-мессианством в основание «человечности человека».

Уже только из этого очевидно его отличие от древних эллинов и древних римлян не только в понимании «логосности» общественного животного, но также и в понимании «цивилизованности» человека с того момента, как Павлово вероучение утверждено и стало насаждаться императорской властью в качестве доминирующей государственной идеологии Римской империи.

Процесс христианизации, то есть процесс превращения иудео-мессианского вероучения, провозглашённого государственной идеологией, в доминирующую на всей территории бывшей Римской империи идеологию затянулся на столетия.

Этот процесс неоднократно прерывался нашествиями и колонизациями со стороны тех, кого бывшие античные римляне воспринимали как «варваров». Однако именно для этих «варваров» и у этих «варваров» христианизация стала главным средством «романизации».

«Романизация» — это и есть превращение бывших «варваров» в граждан Нового Рима, «возрождаемого» (воспроизводимого) ими самими согласно той идее-образу Нового Рима как глобального Духовного (Нового) Израиля, которая проповедовалась толкователями и практическими организаторами исполнения (воплощения в воспринимаемую реальность), прочими исполнителями и проповедниками иудео-мессианского вероучения.

Никакого другого источника получения этой идеологемы Нового Рима как Духовного (Нового) Израиля и никакого другого образа её воплощения в реальность, кроме Рима с его империей («Град на Холме»), у этих бывших «варваров» не было, да и быть не могло.

Со всеми иными источниками и проповедуемыми ими иными идеологемами они не могли не бороться как с еретиками и ересями, все иные образы они не могли не отвергать в процессе своей «романизации».

В конечном итоге, как это показано автором в цикле недавно опубликованных работ под общим названием «Как и где возникнет коммунистическое общество?», «сознательность» полагается христианством в основание «человечности» человека не как имманентно присущее человеку его родовое (человеческое) качество, но как отчуждённая = по своей природе внешняя по отношению к человеку «сознательность», присваиваемая каждому индивидууму в отдельности «свыше» в силу его «предопределения», «чрезвычайного благодатного дара» ему и его «крещения во Христа».

Но ведь и #товарное_производство также было общественной предпосылкой, а равно и общественным условием, унаследованным от Рима и его империи бывшими «варварами», ставшими христианами и интегрировавшими в свои особые социумы (нации) население бывшей Римской империи (там, где это население было).

Только теперь товарное производство как неотъемлемый органический момент христианского способа жизни в мiре сем должно было стать не просто тотально господствующим внутри христианского мiра способом жизни, но глобальным способом жизни, подчинившим все племена и языки на Земле, включив их в единый производственный общественный организм.

Иначе, кроме как в качестве глобально единого и единственного производственного общественного организма, первообраз Римской империи как ойкумены = как одного «цивилизованного» производственного общественного организма, не может быть воспроизведён на всей Земле.

Отсюда расширение рынка, интеграция в него всех племён и языков на земле становятся абсолютно предопределённым императивом Нового Запада. 

А этим изначально предопределено и развитие товарного производства, которое неизбежно и неотвратимо превратится в #развитое_товарное_производство — в капиталистическое производство, и превращение всего человечества в глобальное #буржуазное_общество.

Так вот, «#романизация » мiра в форме его «христианизации» предполагает положение «логосности» человека в основание реального практического отношения к человеку, присущего всем массам христиан сначала, а затем и всем массам буржуазного общества. Почему?

Потому что это является политической и идеологической предпосылкой, а равно и политическими и идеологическим условием всех экономических отношений становящегося и ставшего буржуазного общества вообще, ибо производящего это глобальное буржуазное общество Нового Запада, в особенности.

Механицизм как логическе и историческое завершение самоотчуждения человека.

#Новый_Запад в Новое время в составе всей своей «технологии знания-власти над человеком как биологическим видом» произвёл также и #номинализм, и #механицизм.

Связаны ли между собою номинализм и механицизм? Да, связаны, причём внутренне связаны. Номинализм, отрицая реальность любых сущностей (это «вещи в себе», как их квалифицировал Кант, почему он и вознесён до небес именно иудео-англосаксонской наукой), кроме абсолютно непознаваемой сущности Бога, сводит все сущее к телам и взаимодействию между ними, а это и есть механика (раздел физики).

После Декарта исчисление мiра произведено как #исчисление системное, в результате чего мiр предстал как «система систем», каждая из которых состоит из подсистем вплоть до элементарных частиц, и система взаимодействий между этими системами.

Точно также и #человек этими же самыми методами буржуазной науки, что и весь мiр, исчислен «в двух регистрах» (Фуко), а именно как индивид вида животных и как особые организованные совокупности (системы) этого вида животных.

Номиналисткое и логически необходимо следующего из него механистическое восприятие и мышление человека, а также основанное на этом практическое отношение к человеку значительной, а последние две сотни лет, как минимум, доминирующей части «интеллигенции» Нового Запада уже не есть практическое отношение к человеку как к животному. А как к чему?

Это практическое отношение доминирующей части «интеллигенции» Нового Запада к человеку есть #механистическое_практическое_отношение_к_человеку. Оно есть практическое отношение к человеку как к механической системе, включающей в себя систему механизмов, узлов, агрегатов и винтиков и являющейся текущим результатом всеобщего взаимодействия тел.

Объект их практического отношения — это уже не #живое_существо, но разложенное до мельчайших элементарных частиц и взаимодействий между ними #тело_механики (физическое тело), являющееся системой, не только находящейся во взаимодействии со всеми другими системами, одновременно с ним существующими в мiре, но и являющейся текущим результатом всех этих взаимодействий.

Это практическое отношение к человеку, присущее иудео-англосаксонской «интеллигенции», прежде всего, а также и всей «интеллигенции» глобального мiра, «образованной по иудео-англосаксонски», есть не просто следствие самоотчуждения человека от своей человеческой природы. 

Оно есть доведение этого самоотчуждения человека до его полного логического завершения, то есть до полного и окончательного нигилизма, отрицающего человека уже даже не как человека, но как живое существо вообще. 

Это умерщвление человека его предельным препарированием («полным разбором на запчасти» до мельчайших деталей) и сведением даже не к биороботу, а именно к механическому роботу — к механической системе.

Именно это механистическое по своему существу практическое отношение к человеку составляет также квинтэссенцию и «грубого коммунизма», и сталинизма (и не только его), обусловливая «сугубо #объективистский_подход » к человеку. Что это за подход, в чём он выражается?

Именно этот подход, это практическое отношение к человеку полностью исключает #субъективное, сознание и волю человека, его предметное (знание) и ценностное (эмоционально-чувственное и иное ценностное) отношение к самому себе и ко всему своему мiру.

И этим не только исключаются всякие личностные различия и особенности общественных индивидов, но исключается также и источник собственно человеческого развития, то есть источник исторического развития.

Более того, общество вследствие этого необходимо и неизбежно превращается в Механизм, социология — в социальную механику (физику), а психология здесь вообще неуместна — ей обосноваться здесь не на чем.

Отсюда абсолютно необходим и неизбежен вывод: только инженеры-механики, произведшие особый социум как особый механизм и управляющие им и его эксплуатацией могут знать, когда, какое, в каком объёме и с каким содержанием регламентное обслуживание требуется такому особому механизму в целом и каждому из его «винтиков».

А равно и только эти инженеры-механики могут знать, когда, какое регламентное обслуживание и какую замену каких «винтиков» и как требуется производить, какие запчасти, иные расходные материалы, в каком ассортименте и в каких количествах нужны и т.д.

А что там и о чём «ноют» эти винтики, узлы и агрегаты — это к существу дела не относится: мало ли какие узлы и агрегаты и их винтики, работающие в механизме или складированные про запас, какие механические звуки издают.

Сами они (винтики, узлы и агрегаты механизма) распознавать реальные причины и адекватно интерпретировать собственное «нытьё» не способны по определению — это исключительная функция инженеров-механиков и прочих эксплуатантов соответствующего социального механизма, его конкретных узлов и агрегатов.

Вот с одной из логически последовательных и упорных в своём самоосуществлении разновидностей этого иудео-англосаксонского наследия сталинизма, в сравнении с которым всякие вождики малых гномиков — сущие дети безобидные, мы ныне в России как раз и имеем дело.

Может ли это практическое отношение к человеку господствующей над мiром и его особыми социумами глобальной интернациональной корпорации финансовых капиталистов и обслуживающей эту корпорацию «интеллигенции» превратиться во всеобщее и тотальное практическое отношение к человеку, присущее большинству человечества?

Для того чтобы это произошло в действительности, требуется самая малость — #глобальный_революционный_переворот, более фундаментальный, чем христианский революционный переворот.

Ибо тотальной замене в исторически короткие сроки подлежит отнюдь не политическая и идеологическая надстройка только, для чего требуется идеология, не менее мощная по своему потенциалу, чем иудео-христианство (оно свой потенциал уже исчерпало без остатка), но реальный материальный базис всей экономической общественной формации, а не одной из её прогрессивных эпох. И при этом надо так же умудриться не изменить действительный материальный базис.

А посему никакого другого практического выхода у господ мiра сего нет, кроме предельно возможного для них политического отката (он уже произведён в 20-ом веке в в форме ново-аристократической глобальной политической контрреволюции) и замораживания истории, консервации статус-кво и «вечного возвращения того же самого» (Ницше) статус-кво — вечный бег человечества в этом Колесе Сансары.

Buy for 10 tokens
В Ленинград из санатория Пущино, Московская обл. 1981 г. Эльмар Соколов Это письмо было обнаружено мной в одной из книг по истории, купленных в букинистическом магазине. Служило, возможно, в качестве закладки. Собственно, с этой случайной находки и началось увлечение старыми…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.