vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Социальная плотность — это что и о чём? Ч. 4

https://plusiminusi.ru/wp-content/uploads/2019/12/drevn1.jpg
https://plusiminusi.ru/wp-content/uploads/2019/12/drevn1.jpg

Процесс превращения первичных производственных отношений в экономические отношения впервые показан с точки зрения его воздействия на социальную плотность особых производственных общественных организмов. 

Системой тезисов обобщена специфика и соотношение базисных и надстроечных общественных форм в общей структуре социальной организации производства общественных индивидов.

Впервые раскрыта диалектическая логика процесса возникновения вещного фетишизма и его роль в превращении кровнородственных древних коллективов в корпорации кровного родства, возникновении особых народов и их общей (типичной) социальной организации.

Также впервые резюмировано влияние социальных катастроф древности на социальную плотность, а равно и обусловленность возрождения или умирания древних цивилизаций уровнем социальной плотности, произведённой ими к началу своей социальной катастрофы.

Превращение первичных производственных отношений в экономические отношения.

#социальная_организация_производства общественных индивидов предполагает исторически определённые общественные отношения (материальные и идеальные) и связи (материальные и идеальные) между людьми в их общественном производстве.

То, что в обыденной общественной практике буржуазного общества, именуется связью и коммуникациями, — это всего лишь одни из средств, а именно технические (включая институциональные) средства, в том числе технологии и технологическая организация, осуществления общественных связей между людьми.

#коллективы_кровного_родства (племена и их структурные подразделения) были производственными единицами, общественной формой которых являются непосредственные производственные отношения между всеми членами таких коллективов.

По мере развития племени его #социальная_структура усложняется до ансамбля территориальных соседских общин, общей кормящей территорией, непосредственной кооперацией и обменом деятельностями объединяющих большие семьи (семейные общины).

Между производством больших семей и территориальных соседских общин, а также между совокупностью территориальных общин и племенем в целом посредствует ансамбль родов (кланов, колен и т.п.).

Структура родов (кланов, колен) до возникновения государства — институциональная форма организации брачно-имущественных отношений и связей между индивидуальными и коллективными (большие семьи, территориальные общины) членами племени.

Но что есть брачно-имущественные отношения и связи между общественными индивидами, если не производственные отношения внутри племени по поводу производства, распределения, обмена и потребления членов племени как индивидуумов, а равно и имущества, производимого племенем как единым производственным общественным организмом?

Все #производственные_отношения_и_связи между членами племени и его структурных подразделений — это #непосредственные_производственные_отношения_и_связи между людьми, каждый из которых суть непосредственный производитель.

Эти коллективные производственные отношения и связи суть #непосредственная_форма_организации общественными индивидами своей жизни = воспроизводства самих себя как своей собственности = присвоения ими самих себя как себя — как синкретического единства коллектива этих индивидов и всех его коллективных индивидов.

Превращение бывших коллективов кровного родства, ставших господствующими классами особых государств, в #корпорации_духовного_родства, организованные по образу и подобию коллективов кровного родства — #корпорации_кровного_родства.

Превращение бывших коллективов кровного родства, превращённых в эксплуатируемые производственные структурные единицы материальных государств, в корпорации духовного родства, организованные по образу и подобию коллективов кровного родства — корпорации кровного родства.

Отличие последних от первых в том, что это уже не #форма_самоорганизации общественных индивидов, но форма их организации господствующей над их производством внешней, стоящей над ним (производством) высшей власти иного, чем они сами, субъекта производственных отношений. В то время как они (непосредственные производители) в этой социальной организации своего производства уже только объект производственных отношений.

Иными словами, социальная организация производства общественных индивидов, являющихся непосредственными производителями, теперь уже не есть их непосредственная социальная организация, но есть социальная организация производства непосредственных производителей, опосредствованная внешней властью над этим производством общественных индивидов.

Этим самым первичные производственные отношения и связи между людьми ушли в основание, став материальным базисом соответствующего производственного общественного организма (государства), а на поверхности его производственной деятельности (жизни) всем её участникам первичные производственные отношения и связи уже не даны ни в своём непосредственном виде, ни в своей непосредственной форме.

Отношения и связи между людьми в процессе их производства и по поводу их производства теперь даны этим людям только как производные, то есть как #опосредствованные_производственные_отношения_и_связи между ними — как #экономические_отношения_и_связи.

Более этого, эти экономические отношения и связи между людьми уже не являются непосредственной формой организации самими общественными индивидами своей жизни. Это форма социальной организации жизни общественных индивидов чужда им. Она дана им извне — дана властвующей (господствующей) над ними чуждой им силой.

И этой чуждой и чужой им властной силе они не могут не подчиняться, ибо в противном случае они уже не могут жить — в существующих общественных условиях они уже не могут воспроизводить себя ни в какой другой общественной форме своего производства и, следовательно, никаким другим способом производства.

Таким способом опосредствования, превратившего непосредственные первичные производственные отношения и связи между людьми в производные от них экономические отношения и связи, социальная организация производства общественных индивидов отчуждена от непосредственных производителей.

Иными словами, социальная организация жизни общественных индивидов посредством этого отчуждена от самих этих общественных индивидов, во-первых. Самая их жизнь (их деятельность) превратилась исключительно и только в средство для жизни, то есть в труд (в эту превращённую, ибо отчуждённую, форму производительной деятельности), во-вторых.

Распоряжение жизнями общественных индивидов, превратившимися в средство для жизни, и всей жизнью (производством) извне организованных в особый производственный общественный организм общественных индивидов осуществляет теперь чуждая и чужая им, внешняя по отношению к ним, стоящая над ними и господствующая над ними власть, в-третьих.

Это такое #отчуждение человека от своей жизни, которое есть также и #самоотчуждение человека от самого себя — человек присваивает (воспроизводит) теперь самого себя не как себя, но как чуждое самому себе говорящее средство (орудие) производства, которое ведь есть также и продукт этого чуждого ему производства.

Стало быть, человек теперь присваивает (производит и воспроизводит) самого себя и отчуждает самого себя и свой #труд как #вещь, хотя к возникновению категории «рабочая сила» и отчуждения рабочей силы лежит исторический путь огромной величины.

Специфика исторически исходных экономических отношений и связей в целом.

В то же время экономические отношения и связи на исторической ступени первой прогрессивной эпохи возникшей и начавшей процесс своего становления всемiрной органической целостностью экономической общественной формации сохраняют характер непосредственно-личных отношений и связей между общественными индивидами. Почему?

Потому что эти экономические отношения и связи между индивидуумами внутри производственных единиц никакими средствами коммуникации, кроме психологических средств (язык, прежде всего, эмоции или страсти, мимика, жесты и т.д.), не опосредствуются.

Использование животных (лошадей, ослов, верблюдов, почтовых голубей и т.п.), лодок и иных плавсредств в качестве средств коммуникации (транспорта) по существу ничего не изменяет в непосредственно-личном характере отношений и связей между общественными индивидами.

Однако это, кроме существенного повышения сложности и производительной силы труда, приводит также и к другим, не менее значимым социально, последствиям, а именно интенсифицирует — социально уплотняет, повышает социальную плотность — всех производственных отношений и связей между общественными индивидами.

А какие значимые социально следствия, существенные для «социальной плотности», влечёт за собой существенное повышение сложности и производительной силы труда?

Необходимым и неизбежным результатом роста производительной силы труда является рост «буквальной плотности населения» на кормящей территории как главный интегральный результат расширения производства общественных индивидов, осуществляемого в форме особого производственного общественного организма.

А сам этот интегральный результат тут же превращается в необходимую предпосылку и необходимое общественное условие дальнейшего расширения производства этих общественных индивидов, организованных в особый производственный общественный организм.

Рост численности населения в общественных условиях, при которых общественные индивиды есть #средства_производства и только средства производства, ибо вся их #жизнь есть #средство_для_жизни, есть не что иное, кроме как накопление средств производства как основы материального богатства — #расширенное_воспроизводство средств производства и всего производства материального богатства в его целом.

Так вот, #социальное_уплотнение отношений и связей между индивидуумами, опосредствуемое развитием средств (орудий) коммуникации, которые не изменяют (не упраздняют) #непосредственно_личный_характер_экономических_отношений_и_связей между людьми, является таким повышением социальной плотности, которое дополнительно к её повышению вследствие расширения производства самих этих общественных индивидов.

Оба этих момента одного и того же процесса повышения социальной плотности внутри особых производственных общественных организмов взаимно действуют друг на друга, обусловливают друг друга и диалектически превращаются друг в друга — они диалектически тождественны с различием (диалектическое тождество с различием).

Рост социальной плотности особых производственных общественных организмов влечёт за собой также и необходимость иного, нежели уже рассмотренное, опосредствования экономических отношений и связей между общественными индивидами, осуществляемого в процессе производства этих общественных индивидов.

Речь идёт об опосредствовании одними индивидуумами экономических отношений и связей между другими индивидуумами, в котором опосредствующие индивидуумы (#посредники ) есть не более чем средства осуществления этих экономических отношений и связей.

Но поскольку эти отношения и связи суть отношения и связи отчуждения и самоотчуждения, а все отношения и связи между общественными индивидами теперь исключительно и только таковы, постольку экономические отношения и связи, осуществляемые посредниками, суть #отношения_и_связи_господства_и_подчинения.

В этих экономических отношениях и связях посредники выполняют функции агентов высшей власти особого производственного общественного организма (государства) над производством общественных индивидов, осуществляемым в форме этого государства.

И эта структура посредников, выполняющих те или иные #функции_агентов_государства как высшей власти над производством всех индивидуумов, являющихся подданными этого государства, выстраивается сверху вниз вплоть до глав больших семей.

В рассматриваемом отношении по существу ничего не изменяет, какой — матрилинейный или патрилинейный — принцип социальной организации господствует в данном особом производственном общественном организме.

Иными словами, #государство, становясь органической целостностью, преобразует по своему образу и подобию все элементы своей социальной организации, наделяя каждый из них своим системным качеством, существенно определяющим все отношения и связи между всеми своими структурными элементами.

Возникновение вещного фетишизма и корпораций кровного родства.

Однако внутрь первичных корпораций кровного родства, каковыми стали большие семьи, территориальные соседские общины, роды (кланы, колена) бывших племён и сами племена (до их превращения в органические части одного народа), экономические отношения и связи пока ещё как бы не проникают — именно как бы.

По мере того, как множество кровнородственных и иных племён, став органическими частями одного и того же особого производственного общественного организма, превращаются в один #народ, организованный по образу и подобию одного «большого племени», его первичными корпорациями кровного родства становятся роды (кланы, колена), территориальные соседские общины и большие семьи.

Собственно #род (клан, колено) и есть большая семья, ставшая сверхбольшой, которая не может быть расселена как одна территориальная соседская община. Она теперь рассредоточена как множество территориальных соседских общин, состоящих из больших семей, являющихся органическими членами одного или нескольких родов (кланов, колен).

Поэтому именно род (клан, колено) в этих общественных условиях есть посредник между соответствующей совокупностью больших семей и народом как целым, то есть народ («большое племя») теперь состоит из ансамбля родов (кланов, колен), каждый из которых подразделяется на множество территориально рассредоточенных больших семей.

Но ни один род (клан, колено) как прежде не могли, так и теперь не могут осуществлять собственное #воспроизводство независимо от других родов, ибо #брачно_имущественные_отношения_и_связи, институциональной формой организации которых как раз и является род, не просто остались.

Брачно-имущественные отношения между родами (кланами, коленами) превратились в экономические отношения и связи разделения и кооперации труда по поводу производства, обмена, распределения и потребления вещей, в том числе индивидуумов как вещей и обмена индивидуумами как вещами, между родами (кланами, коленами) внутри соответствующего особого народа.

Но по существу отношение между человеком и вещами переворачивается — теперь это уже не отношения между индивидами по поводу вещей и коллективной власти этих индивидуумов над вещами.

Теперь это#отношения_между_вещами (индивидуумы ведь теперь — вещи) по поводу власти вещей (материального богатства) над индивидами и власти над ними же отчуждённого от них, чуждого им, всецело подчиняющего их производства, осуществляемого в форме особого производственного общественного организма (государства).

#вещный_фетишизм возник и далее преобразует все общественные отношения и связи по своему образу и подобию, всецело и без остатка подчиняя их себе как ставшей уже всеобщей форме общественных отношений и связей.

Однако непосредственно-личный характер всех общественных отношений и связей необходимо и неизбежно продолжает воспроизводиться.

Но теперь эти непосредственно-личные общественные отношения и связи суть отношения и связи вещей и между вещами по поводу институциональной власти над вещами (становящихся правовых отношений частной собственности на вещи), опосредствуемые непосредственно-личными, пока ещё по преимуществу кровнородственными (опосредствованными отношениями и связями кровного родства), отношениями и связями между индивидуумами.

Вещные отношения и связи, воспроизводящиеся внутри корпораций кровного родства (народ — это ведь в самом буквальном смысле этого русского слова есть также один из видов корпорации кровного родства), внешне выглядят и представляются как имманентные, то есть как внутренне присущие, отношения и связи этих корпораций кровного родства.

Но в действительности они суть извне данные, предписанные и присвоенные корпорациями кровного родства отношения и связи внутри самих себя. Они заданы внешней, господствующей над корпорациями кровного родства силою (властью), которой эти корпорации кровного родства не могут не подчиняться, но которые они воспроизводят как внутренне присущие им «по природе» общественные отношения и связи.

В действительности весь этот извне заданный ансамбль экономических отношений и связей между членами корпорации кровного родства, воспроизводимый ею как ансамбль своих внутренних, присущих ей по самой её «природе» изначально и вечно, экономических отношений и связей между своими членами, теперь есть действительная общественная форма корпорации кровного родства.

Эта действительная общественная форма (в отличие от институциональной формы) корпорации кровного родства есть её реальный материальный базис, над которым надстраивается вся идеологическая, юридическая и политическая надстройка, имеющая свою специфическую социальную топологию.

Именно эта материальная форма буквально как обруч кадку стягивает воедино, интегрирует в один особый производственный общественный организм множество общественных индивидов, не имеющих никакого другого материального основания своего единства, кроме этого материального основания, каковое и есть социальная форма материи.

В то же время в рамках первой прогрессивной эпохи экономической общественной формации обмен вещами и деятельностями (кооперация) между структурными подразделениями внутри производственного общественного организма (между производственными единицами) и внутри этих структурных подразделений производства осуществляется в форме распределения вещей и труда.

Это распределение осуществляется пока ещё в рамках самых простых, «естественно» обусловленных, форм разделения и кооперации труда.

Возникновение международного разделения труда и товарного производства. 

«Международный» обмен вещами как товарами, а, стало быть, и #товарное_производство и #товарное_обращение для каждого из особых производственных общественных организмов (независимо от того, государства это или племена) не есть отношения и связи внутренние, но есть отношения и связи внешние.

Отношения и связи товарного производства и товарного обращения исторически ещё очень долго не подчиняют, ибо не могут подчинить, себе производство общественных индивидов, осуществляемое внутри особых производственных общественных организмов.

Но по своему существу все эти отношения и связи товарного производства есть экономические отношения международного общественного разделения и кооперации труда независимо от того, носят они зачаточный или уже более-менее регулярный, систематический характер.

Однако и эти международные экономические отношения и связи товарного производства, даже носящие пока ещё характер «международных отношений» по преимуществу, неизбежно повышают социальную плотность не только вовлечённых и вовлекаемых в товарные отношения и связи, но и всего человечества, становящегося именно посредством этого исторического процесса и в этом историческом процессе единым человечеством.

И этот исторический процесс есть не что иное, кроме как тот самый «прогресс через регресс» и «регресс через прогресс», о котором шла речь в предыдущей части настоящего очерка.

Влияние социальных катастроф на социальную плотность в древности.

Но что происходит тогда, когда некая «#цивилизация », представляющая собой систему культурно (материальная и духовная культура) родственных, находящихся между собой в регулярно воспроизводимых международных экономических отношениях и связях особых производственных общественных организмов, приходит в #упадок и разрушается по тем или иным внутренним и/или внешним причинам?

Разрушается не столько юридическая (социальное пространство формальных институтов) и политическая #надстройка (идеологическая надстройка нередко переживает многие социальные катаклизмы), сколько та реальная материальный форма, которая только и стягивала в одно целое, интегрировала множество первичных и промежуточных корпораций кровного родства в один производственный общественный организм.

И что в результате? В результате этот прежде единый производственный общественный организм рассыпается, распадается на множество первичных корпораций кровного родства, ни одна из которых либо вообще не способна воспроизводить самое себя, либо способна это делать, но в очень ограниченном локальном масштабе.

Почему? Если говорить предельно кратко, то потому, что #социальная_плотность этих особых социумов катастрофически снижается настолько, что её уже недостаточно для воспроизводства особого социума в том его социальном качестве, которое соответствует уже произведённому на этой территории к моменту начала социальной катастрофы качественному уровню исторического развития человека.

А что есть #качественный_уровень_исторического_развития, как не уровень социальной плотности, присущей соответствующему человеку (его органической и неорганической природе = сущности)?

Произошедшая #деградация_социальной_плотности необходимо и неизбежно отбрасывает соответствующую совокупность прежних кровнородственных корпораций и их осколков (а это в таком случае именно совокупность осколков прежнего, но уже распавшегося социума, а не организованный социум) на десятилетия и столетия назад, если они находят в себе силы организовать своё воспроизводство в новых условиях.

А если они не находят в себя достаточных сил, то они как таковые, то есть в присущем им к моменту начала социальной катастрофы социальном качестве, неизбежно уходят в социальное небытие навсегда. Иными словами, в таком случае они неизбежно исчезают из всей последующей истории человечества в качестве самих себя.

История всей древности от Китая и Индии до Месопотамии и Северной Африки — наглядные к этому иллюстрации, а равно и свидетельство, и доказательство.

(продолжение следует)

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.