vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

«От протеста к сопротивлению» или к чему-то иному?

https://i2.wp.com/supernovum.ru/wp-content/uploads/2018/04/revolution-5.jpg
https://i2.wp.com/supernovum.ru/wp-content/uploads/2018/04/revolution-5.jpg

Представлена критика политической обусловленности, содержания и мотивации выводов идеологов и политических активистов российского отряда «либерального интернационала» о невозможности в современной России перейти «от протеста к сопротивлению» и «от сопротивления к созиданию».

Впервые сформулирована соответствующая учению Маркса оценка действительных целей «революционного движения» 1968 года в развитых нациях Нового Запада, а также специфических отличий целей и движущих классовых сил «перехода (транзита) власти», осуществляемого ныне в России, от целей европейского «революционного движения» 1968 года.

Посредством этого конкретизированы теоретические положения и выводы, необходимые пролетарским и полупролетарским массам коренных народов России для определения и осуществления в политической практике России такой стратегии и тактики, которая обеспечит осуществление их собственных жизненных интересов.

Цель перехода демонстрантов «от протеста — к сопротивлению».

ИА «Росбалт» на своём сайте в разделе «Реакция» 9.02.2021 опубликовало блоговую запись публициста и общественного деятеля А. Цветкова под таким названием: «Алексей Цветков. Порох высох — но спички отсырели».

В этой записи А. Цветков обосновывает обобщающую характеристику сложившейся в РФ политической ситуации, которая сформулирована им так: «Ситуация, когда высохло достаточно пороха, но спичку к нему никто не подносит, потому что отсырели как раз спички».

На чём основывает свою оценку Цветков?

Он основывается на произведённом им «измерении» сложившейся в РФ политической ситуации той «мерой», которая предложена Ульрикой Марией #Майнхоф в статье 1968 года «От протеста — к сопротивлению» (текст статьи в переводе на русский язык доступен, например, по адресу: https://scepsis.net/library/id_659.html ).

Прежде чем обратиться к результатам «измерения», произведённого Цветковым, надо понять существо, назначение и применимость к современной России той «меры», которой произведено это «измерение».

Предметом указанной статьи Майнхоф была #эффективность_средств_уличного_протеста, применяемых студентами Западного Берлина в массовых уличных выступлениях 1968 года, для достижения целей демонстрантов. 

Поэтому ключевым для понимания всей статьи является понимание того, какими конкретно были эти цели — чего добивались студенты в Западном Берлине в 1968-ом году.

Об этих целях Майнхоф пишет в этой статьи так: «Истеблишмент, «правящую верхушку» нужно #принудить_к_переговорам с Руди — так, чтобы правительство, парламентские партии и союзы [предпринимателей] поняли: сейчас есть один-единственный способ сохранить их любимую фирму «Покой & Порядок» — экспроприировать Шпрингера».

Руди Дучке — это #лидер_внепарламентской_оппозиции, на которого в пасхальные дни 1968 года было совершено покушение агентами правящей в Западном Берлине «партии Покой & Порядок», которую с точки зрения студентов возглавлял глава финансового и медийного концерна-монополиста Шпрингер.

Реальной целью «внепарламентской оппозиция» Западного Берлина и её ударной социальной силы — студентов, массово участвовавших в уличных акциях, был переход контроля исполнительной власти от олигархической партии «верхов» к «демократической» партии этих же самых «верхов».

Этот #переход_контроля_исполнительной_власти от одной партии к другой внутри одного и того же «правящего класса» ныне именуется выражением «#транзит_власти ».

Ульрика Мария Майнхоф показала недостаточность для достижения этой цели массового уличного протеста даже с элементами погромов, «коктейлей Молотова» и ответного оборонительного насилия в отношении полиции, в условиях, когда #исполнительная_власть вместо переговоров с «оппозицией», перешла к эскалации «закручивания гаек» посредством массированного применения полицейского насилия и судебного преследования протестующих.

Вся эта статья Майнхоф есть обоснование необходимости перехода демонстрантов к эффективному наступательному насилию в отношении всей «исполнительной власти» и тех её представителей, которые были идеологическими и политическими «двигателями» эскалации насилия против «внепарламентской оппозиции», а не только в отношении полиции, но исключительно и только для достижения цели «транзита исполнительной власти».

Никаких других целей, кроме «транзита исполнительной власти», у «революционного движения» 1968 года ни в Западном Берлине, ни во Франции, ни где бы то ни было ещё в Европе не было.

Вот теперь можно переходить и к рассмотрению той оценки сложившейся в РФ политической ситуации, которую Алексей Цветков произвёл посредством её «измерения» обоснованной Ульрикой Марией Майнхоф «мерой».

Почему в РФ ныне невозможно «перейти от протеста к сопротивлению»?

«Политический смысл момента, возникшего вокруг после недавних митингов, — утверждает Цветков, — сводится к невозможности перейти #от_протеста_к_сопротивлению. #протест, как знаем мы из знаменитой статьи Ульрики Майнхоф, — это когда вы выражаете свое возмущение; #сопротивление же — это когда вы делаете то, что вас возмущает, более невозможным (не навсегда, но здесь и сейчас, по крайней мере)».

Итак, по оценке Цветкова, в нынешней России переход «оппозиции» и всех недовольных существующими «режимом» в стране «от протеста к сопротивлению» невозможен.

Из этого логически необходимо следует вопрос — почему невозможен?

Потому что, по оценке Цветкова, «сеть штабов ФБК [«признана в РФ иностранным агентом», как чуть ранее указывает Цветков, — В.В.] неспособна поставить вопрос о переходе от протеста к сопротивлению. Сеть штабов ФБК неспособна даже попытаться стать местом сборки альтернативной власти, как это было, например, с «советами» в 1905 и в 1917 годах (да и много где и когда)».

А что значит «перейти от протеста к сопротивлению», согласно статье Майнхоф, «мерой», предложенной в которой, теперь уже Цветковым произведено «измерение» политической ситуации в РФ?

«Граница между протестом и сопротивлением, — писала Майнхоф,  — была пройдена — но пройдена неэффективно. И все же то, что случилось, может повториться: #соотношение_сил не изменилось. Сопротивляться научились. Но #позиции_власти захвачены не были».

О чём писала и к чему призывала Майнхоф, говоря о необходимости «изменить» какое «соотношение сил», а равно и о «захвате позиций власти», определяющих что?

Она писала о той партийной определённости «исполнительной власти», вследствие которой исполнительная власть «может в СМИ рассказать правду о газетах «Бильд» и «Берлинер цайтунг» [газеты Шпрингера – В.В.], но вместо этого распространяет ложь о студентах».

Она писала о той партийной определённости «исполнительной власти», вследствие которой эта власть «лицемерно осуждает насилие и привержена «двойному стандарту»». Но в реальности она «стремится именно к тому, чего мы… вовсе не хотим: навязать нам судьбу бессильных, лишенных самостоятельности масс, навязать нам роль никому не страшной оппозиции, навязать нам демократические игры в песочнице как нашу судьбу. А если дело примет серьезный оборот — чрезвычайное положение».

В то же время, писала Ульрика Мария, «в этой стране еще есть люди, которые не только втайне не поддерживают и осуждают террор и насилие, но готовы рискнуть сказать это открыто и не дают себя запугать, то есть что есть люди, способные сопротивляться и показать всем, что так, как прежде, продолжаться не может».

Что «в обществе наконец появились силы, готовые не только называть невыносимое невыносимым, но и организовывать процесс разоружения Шпрингера и его прислужников».

Майнхоф указывала на то, что «в нашем распоряжении есть и другие средства, более эффективные, нежели те, что доказали свою несостоятельность (я имею в виду демонстрации, протесты, слушание дела Шпрингера и т.п.), раз не смогли предотвратить покушение на Руди Дучке».

И какие же это другие средства, которые были в распоряжении «революционного движения» 1968 года, по мнению Майнхоф?

«#ответное_насилие в той форме, в какой оно практиковалось в пасхальные дни, — резюмирует Майнхоф, — не подходит для того, чтобы вызвать симпатии [оппозиционных сил], чтобы привлечь на сторону внепарламентской оппозиции запуганных правительственным насилием либералов». 

А в какой форме в Западном Берлине 1968 года «ответное насилие» могло стать эффективным, по мнению Майнхоф?

«Ответное насилие, — пишет она, — должно превратиться в такое #насилие, которое соразмерно полицейскому насилию, …в котором продуманный расчет заменит бессильную ярость, …которое на использование полиции в качестве вооруженной, военной силы тоже ответит вооруженными, военными средствами».

Но всё это «ответное насилие», которое она как раз и определяет именно как «сопротивление», в отличие от «протеста», для чего?

«Истеблишмент, «правящую верхушку» нужно принудить к переговорам с Руди [Дучке] – так, чтобы правительство, парламентские партии и союзы [предпринимателей] поняли: сейчас есть один-единственный способ сохранить их любимую фирму «Покой & Порядок» — экспроприировать Шпрингера».

А о чём пишет Цветков в рассматриваемой оценке политической ситуации в России?

Он ставит вопрос о том, «есть ли в этом обществе кто-то вне ФБК, кто обладает достаточным голосом, чтобы во всеуслышание сказать, что… массовый протест может и должен быть продолжен, что он будет посвящен всем политзаключенным и всей ситуации вопиющего неравенства в целом, что этот протест, шаг за шагом, перерастет в народную борьбу и повсеместное сопротивление, что из сети этого протеста и сопротивления родится параллельная учреждающая власть с новой легитимностью — и т. д. и т. п.?»

У Майнхоф в статье шла речь о создании «революционным движением сопротивления» какой-нибудь «параллельной учреждающей власти»?

Нет, ничего подобного в статье Майнхоф даже и близко, даже в намёках нет. 

Наоборот, целью всего это «революционного движения» 1968 года была «демократизация существующей системы власти», но отнюдь не слом, не разрушение всей этой системы власти «до основания, а затем…» 

Поэтому пока только заметим эту, произведённую Цветковым, подмену не только цели, но и существа того, что Новый Запад именует «сопротивлением», во-первых.

И то, что, во-вторых, самая эта подмена соответствует политической цели «учреждения новой республики» в России (ибо «старая, учреждённая в 1993 году, республика умерла»), которую публично провозгласил и уже почти год последовательно обосновывает и пропагандирует Валерий Соловей в качестве общей цели всего «революционного движения» в современной России.

Однако ограничиться только тем, что о целях «революционного движения» 1968 года внутри развитых наций Нового Запада было публично сказано Ульрикой Марией Майнхоф — значит ограничиться представлениями буржуазной политологии и буржуазного сознания вообще.

Действительной целью «революционных движений» 1968 года было «обратное превращение» исполнительной власти из орудия господства финансового капитала над нацией в орудие осуществления политических и экономических интересов самой нации, во-первых.

Целью этого «обратного превращения», во-вторых, было возвращение «политическому государству» роли орудия осуществления и защиты интересов «гражданского общества», должного вернуть себе роль главной, доминирующей «ипостаси» нации.

Иными словами, в-третьих, целью «революционного движения» 1968 года было свершение контрпереворота по отношению к тому глобальному перевороту, который совершён финансовым капиталом посредством «бонапартизма» — подчинения «представительной» и «судебной» властей «исполнительной власти», а этой последней — стоящей над нациями и диктующей им свою классовую волю интернациональной корпорации финансовых капиталистов.

В тексте Майнхоф имеется достаточно указаний именно на эту действительную цель «революционного движения» 1968 года, но никакого понимания её нет — это недоступно буржуазному по своей общественной природе восприятию и мышлению.

Вот теперь можно вернуться к поставленному Цветковым вопросу относительно нынешней политической ситуации в России, а точнее — к ответу, который на него даёт Цветков. И этот ответ таков: «Судя по всему, ответ на этот вопрос отрицательный. Такого субъекта с достаточным голосом здесь нет, и не предвидится».

Цели, задачи и перспективы «нанайских мальчиков» «правящего класса» России.

Итак, «сопротивление» — это политически значимые действия с применением «эффективного насилия», имеющие своей целью не просто «свалить существующий политический режим».

#цель_сопротивления — принудить контролирующую исполнительную власть партию «верхов» начать переговоры с «непарламентской оппозицией» и произвести «транзит власти» на выработанных посредством этих переговоров условиях в распоряжение иной партии «верхов».

К цели «сопротивления» переучреждение «политического государства» ни в каком виде не относится.

«Сопротивление» не есть «#политический_субъект », но есть #средство в руках «политического субъекта», маркируемого как «внепарламентская оппозиция», но в реальности представляющего собой одну из политических партий общественного класса, формально считающегося господствующим классом в данном особом социуме.

Поэтому отнюдь не «сопротивление» определяет те политические и иные цели, к которым оно стремится и которых оно добивается. Но «сопротивлению» извне определяют все те цели и задачи, средством решения и достижения которых оно является.

Однако в условиях России, как свидетельствует её исторический опыт, породив действительное «сопротивление», его дальнейшее развитие контролировать уже невозможно.

В результате этого в России «власть оказывается валяющейся» — она не только оказывается выбитой из рук всего прежде господствовавшего «правящего класса», но и вообще ни у кого потому, что её («власти») просто уже нет, и никто не знает, как её произвести заново.

Но такая #политическая_ситуация_в_Россииэто уже не ситуация «перехода от протеста к сопротивлению». Это — совсем иная политическая и классовая ситуация.

В действительности такая политическая и классовая ситуация есть ситуация перехода «#от_сопротивления_к_созиданию », если продолжить эту логику буржуазного мышления.

«Переход от сопротивления к созиданию» чего?

К созданию политических и институциональных (неформальных и формальных норм и правил осуществления прав собственности = производства) условий, без которых невозможно не только созидание новой жизни, но и простое воспроизводство жизни как таковой — самая жизнь в городах и весях России. 

Короче говоря, это — #переход_к_революционной_диктатуре_пролетариата в России.

«Нанайские мальчики» нынешней России потому и не организуют «переход от протеста к сопротивлению», что их цель отнюдь не выбить политическую власть из рук того «правящего класса», в руках которого она находится.

#цель_нанайских_мальчиков в России — обеспечить транзит (переход) «исполнительной власти» из рук одной партии «правящего класса» в руки другой партии этого же самого класса, чему в условиях России «переход от протеста к сопротивлению» является весьма трудно поддающейся какому-либо страхованию жизненной угрозой всему «правящему классу».

Неужели нет никакой страховки от превращения в реальность этой угрозы разрушения в России «власти» как таковой и перехода к революционной диктатуре пролетариата?

Такая страховка, по оценкам «научных и политических консультантов» господствующего над Россией общественного класса, есть. 

И заключается эта страховка в том, чтобы спровоцировать «преждевременное восстание масс», то есть вовлечение народных масс в «протестные» акции, не переходящие в «сопротивление» до тех пор, пока народные массы ещё не созрели, не организовались для массового перехода к «эффективному насилию».

Только это, по их оценкам, может позволить задушить на определённый период угрозу пролетарской политической революции и революционной диктатуры пролетариата ещё в период их «зачатия и последующего внутриутробного развития» пролетарскими и полупролетарскими массами коренных народов России.

К этому фактически подключаются уже и так называемые «#коммунистические_партии », и все прочие «#левые », действующие на территории РФ.

Например, секретарь ЦК ОКП А. Баранов в своём комментарии (от редакции) к публикации на редактируемом им сайте «Форму.мск» текста под названием «Февральские тезисы. Левые и политический кризис в России» заявил:

«В обсуждении этого текста… меня уже обсмеяли с предложением следующим шагом назвать общенациональную политическую стачку. …Интересно, как сделать следующий шаг без всеобщей стачки? …если выходом из массовых манифестаций будет всеобщая политическая стачка — дело может выйти. Простых хождений режим не испугается, никогда не пугался. А стачка может скинуть режим [полужирным курсивом выделено мною – В.В.]. И к тому же это именно наш, левый метод борьбы, который никакие либералы у нас увести не смогут».

Это — то же самое, что было уже в Беларуси в августе-сентябре, когда якобы коммунисты и прочие «левые» не только упорно призывали рабочих заводов Беларуси к «всеобщей стачке», но и пытались даже спровоцировать таковую, чтобы «свалить Лукашенко». 

А кто в Беларуси стал бы бенефициаром этого? Конкурирующая партия «беларусского» финансового капитала во главе с Бабарико (Белгазпромбанк), Цепкало и иже с ними. 

Это же самое — чужими руками пролетариата, руками пролетарских и полупролетарских народных масс — хотят осуществить теперь в России. То есть руками пролетарских и полупролетарских народных масс России хотят вытащить «каштаны их огня», обеспечив «транзит власти», а заодно, надо полагать, выявить и прижать к ногтю всех организаторов и прочих активистов в составе пролетарских и полупролетарских народных масс России.

Но может быть цель «нанайских мальчиков» как раз и заключается в том, чтобы спровоцировать «фальстарт массового народного сопротивления»?

Их действительная цель — это даже не успешный «транзит власти». Их действительная цельдобиться возникновения общественных условий, необходимых и достаточных для легализации в «цивилизованном мiре» (на Новом Западе) абсолютного большинства того общественного класса, который господствует над Россией и кормится с России.

А всё остальное, включая «протест», провоцирование и подавление «преждевременного восстания масс», да и сам «транзит власти» тоже — это различные частные, хотя и взаимосвязанные, и логически соподчинённые, обеспечивающие задачи и средства достижения этой действительной цели господствующего над Россией класса.

Поэтому развития действительного «сопротивление народных масс» они сознательно и целенаправленно не только не будут допускать, но и будут стремиться подавить его в зародыше, что они и делают.

Однако в конечном итоге именно «нанайские мальчики» сделают всё, независимо от их воли и вопреки их воле, чтобы «сопротивление» возникло и стало, во-первых, успешным и, во-вторых, чтобы оно начало свой «переход к созиданию».

#симуляция_и_провоцирование_сопротивления, а также борьба с этим (с тем, что порождается ими же самими), без которых «нанайским мальчикам» уже не обойтись, — дело весьма затратное и по материальным ресурсам, и по кадрам, а посему они и сожгут непременно большинство своих материальных и кадровых ресурсов в этом процессе «нанайской борьбы».

Вот как только и когда они подойдут к тому рубежу, в движении к которому их ресурсы в основном будут сожжены ими же в их «нанайской борьбе», тогда #политическая_власть_над_Россией рассыплется в прах — это один и тот же процесс. А они теперь уже непременно и неотвратимо придут к такому рубежу — ещё «В 2020-ом «Аннушка масло уже разлила»...»

Buy for 10 tokens
Закончились очередные т.н. выборы. Сформировались новый состав государственной думы, ряд региональных законодательных собраний, избраны (назначены) новые главы субъектов Российской Федерации. И что же дальше? Все мы, пожалуй, до единого, граждане РФ ждем положительных изменений…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.