romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

Мои 1990-е



Дело идет к 50 годам, тянет на воспоминания, появляется удивление, что твоя жизнь уже стала историей, ведь совсем недавно это была пульсирующая плоть ощущений и переживаний.
А тут Софья Пикус вспомнила "черный вторник" 1994 года , и мне захотелось написать-таки о 1990-х в том же стиле, в котором когда-то я писал о своих 1980-х:
https://new-rabochy.livejournal.com/28668.html
https://new-rabochy.livejournal.com/29280.html
https://new-rabochy.livejournal.com/33023.html


1992 год. Начало изобилия
Человек не мох, не плесень и не цветная капуста. Человек - это проект, который переживается субъективно.
Жан-Поль Сартр

1992-й начался как-то странно: несколько дней магазины были закрыты, шла переоценка товаров.
Потом они открылись, мы в них пошли и офигели от цен: они взлетели в несколько раз. Мы-то думали, что раза в полтора подымутся от силы.
Я как-то слушал покойного Даниила Дондурея в передаче Татьяны Толстой, что якобы уже в январе 1992 в магазинах "все было" - масло новозеландское, голландское, датское и т.п. - и это сказки. Может, в "Елисеевском" так и было, но в таганрогском "профессорском" магазине (он в доме, где жили преподаватели ТРТИ, ныне ИТА ЮФУ, поэтому такое название) появилась тушенка, яблоки, какой-то сыр типа "Российского" и еще что-то по мелочи. Но поздней осенью 1991 и такого не было, выбор был очень скромным, хотя приближение голода не ощущалось: мы выходили после четырех пар и сидения в институтской библиотеке, забегали в ларьки на Новом вокзале и покупали пирожные "Белковые трубочки" (я верил, что в них и правда много белка).
Тренироваться я не прекращал (а вот после "черного вторника" бросил, потому что на тренировках начинала голова болеть, видимо, от неполноценного питания).
Но в целом пояса пришлось затянуть, что называется.
Летом, во время институтских каникул, мать с подругой махнули в Брест закупить разного товара, чтоб потом самостоятельно перепродать на рынке.
Вырученные деньги нас немного поддержали. Стипендию мне тоже платили, хотя учился я так себе - в летнюю сессию был на грани отчисления из-за проблем со старославянским языком. Вот с начала 1994 стали платить только тем, кто учится без "троек", тогда я и подтянулся по учебе.

Политически (да и в других смыслах) я оставался глубоко девственным человеком: считал политику "грязным делом" и был уверен, что "жизнь человека всегда трагична" вне зависимости от политических событий. То есть я оставался в своем экзистенциалистском мироощущении на уровне "Мифа о Сизифе" и "Бытия и ничто", не дойдя до "Бунтующего человека" (хотя "Экзистенциализм - это гуманизм" оставалось моим любимым эссе, а цитата из него была выписана на листок, который висел над моей кроватью, вон эпиграф). Когда я в ноябре 1992 был в Москве, то купил плакаты с Ли Хейни и Шварценеггером и повесил их по обе стороны цитаты из Сартра и апостола Павла про любовь.
Так вот, в это время происходили дрязги нацпатриотической общественности (Константинов, Анпилов и кто там еще был тогда?), которая стала группироваться вокруг Верховного Совета и усатого Руцкого с чеченцем Хасбулатовым, и безродными космополитами-демократами (Гайдар, Шахрай), группировавшимися вокруг беспалого Ельцина. Вся эта шатия вызывала у меня отвращение, я читал книжки, кое-как учился и волновался в основном о девушках, благо на филфаке от них нет проходу.

Мать осенью уехала на плановое повышение квалификации в Москву, и нашла себе заработок в виде приторговывания в рядах перед Лужниками - там прямо от метро "Спортивная" стояли толпы народу с товаром на руках и ящиках.
Причем это оказалось так выгодно, что мне не пришлось отсылать ей зарплату, как сначала планировалось: она отзвонилась и разрешила мне тратить ее на себя, у нее, мол, с деньгами сносно. Интересно еще, что в конце года провели какую-то индексацию, и зарплата матери вместо 3000 рублей в сентябре составила 9000 в декабре. Стипендию свою в тот период я совсем не помню, но так как в мае-июне 1993 она составляла почти 4000 рублей, а это было было примерно 4-5 долларов, а мать получала порядка 40 000, то, видимо, стипуха была рублей 300 осенью 1992. Благо держались твердые копеечные цены на хлеб и молоко, впрочем, из-за этого за хлебом были очереди, и он временами становился дефицитом.
Магазинное молоко я давно перестал пить, ибо оно было порошковое и отвратное на вкус, не то что году в 1990-91.

В плане художественной жизни я открыл для себя "метал". Обжегшись на любовном фронте, я впал в некоторую депрессию и вдруг понял, что нуждаюсь в какой-то такой брутальной музыке.
Наиболее мне понравился Accept, я записал пару кассет в "студии звукозаписи" - были такие конторы. А в ноябре съездил в Москву проведать мать, купил себе тексты на английском и журнал Rock-city как раз про любимую группу. С отечественным металом в лице "Черного обелиска" я познакомился аж в 1997, а "Коррозию металла" всерьез не принимал из-за идиотских текстов.
Тогда же, в 1992, мы приватизировали квартиру, в которую вселились еще родители матери в 1957.


1993 год. Черный Октябрь
Это сейчас для меня Черный Октябрь - событие болезненное, чуть ли не личное. Когда я бывал в Доме Правительства в 2011-2016, я всегда представлял, как в этих коридорах лежали окровавленные трупы, бегали пьяные омоновцы, а в разбитые окна затягивало дым и ветер. Иду дворами по Капранова и Рочдельской, и вспоминаю, что в каком-то из этих дворов расстреляли рядового Панова, а то вдруг его полк "на стороне мятежников".
А в октябре 1993 я был всецело погружен в личную жизнь. Ездил на 8-м, 9-м трамвае в район улицы Шевченко свою подругу провожать, и именно с 1 октября в Таганроге решением горсовета сделали бесплатным электротранспорт (трамваи и троллейбусы) и телефоны-автоматы. Это коммунистическое нововведение продержалось до начала июня 1996.
3 октября слушал по телевизору дикторшу, что бой идет уже на первом этаже Останкино, и представлял, как озверевшие "коммуно-фашисты" врываются в студии и выбрасывают из окон честных телевизионщиков. Это уже в 2000-е стало ясно, что хренотень дикторша рассказывала (Сорокина или нет?).
Когда 4 октября танки начали стрелять по Дому Советов, казалось, что это адекватная мера в отношении оголтелых экстремистов, которые устроили путч и готовы перестрелять всех на своем пути, как "Союз офицеров" Терехова, зачем-то напавший на Штаб ВС СНГ. Говорили про снайперов, которые бьют с крыши Белого дома и окрестных домов, а честные менты с военными их урезонивают (хотя совсем недавно приняли закон, что армия во внутренних разборках не участвует). Но что это были за снайперы? Бейтаровцы-моссадовцы - если человек в такое верит, он, поди, и сионских мудрецов опасается.
Когда выясняется, что из БД практически вообще не вели огонь (ну может, десяток бойцов РНЕ из АКСУ-74 пальнули для бодрости), а все 25 военных и МВДшников полегли от "дружественного огня" и неразберихи, становится особенно горько.
Судя по всему, в Румынии-1989 было еще хлеще - там подобным образом было убито около 400-500 военных и еще больше гражданских.

Цифра около 150-200 убитых в Москве представляется мне адекватной, я не верю в 600-2000 убитых.

У Останкино положили несколько десятков человек. Особенно задал шороху БТР, строчивший из крупнокалиберного во все стороны. Поскольку героическим бойцам спецназа МВД "Витязь" показалось, что их в холле одолевают супостаты Макашова, они передали "коробочке" координаты, и та прошлась огнем по стеклам холла. Залегшим вокруг Телецентра возмущенным сторонникам Верховного Совета показалось, что "солдаты перешли на сторону народа", и они, видать, начали вставать с криками "ура". Тут он их и уложил обратно.

Воспоминания о тех событиях оставил мне мой одноклассник, который уехал учиться по целевке в Москву в 1990, и стал бизнесменом.
Он не поддерживал "шелупонь из Рязани", а наоборот, метнулся с двумя товарищами к Моссовету по призыву Гайдара. Там толпы проельцинских демократических граждан скандировали: "Оружия!"
Но оружия им не давали. Кому там дал Шойгу 1000 автоматов (у МЧС и они имеются, оказывается), история умалчивает.
Корефан мой поехал тогда в Останкино. Недалеко от пруда они оставили тачку, вышли в длинных плащах как в сериале "Бригада", закурили сигары и двинулись на огонек. Навстречу бежит мужик и истошно вопит: "Бронер едет! Бегите!"
Они пожали плечами и продолжили свой путь. И тут в натуре выехал бронетранспортер. И в ночи застрочил из КПВТ. Сигары выпали, парни помчались. "Гляжу, - говорит, - мой товарищ за тоненьким деревом спрятаться пытается, и меня в истерический смех кидает".
Кое-как свалили оттуда, а демократию защитил тот бронер и десятки героев "Витязя", "крывших тут и там огнем по шороху", по крылатому слову Шевчука.

Этот друган ранее пригласил меня подработать курьером летом 1993. На 45000 рублей (мать тогда получала 42000, а бакс был около 1000). Но по ходу там случился памятный эпизод: я думал, что потерял деньги (я ошибся, хотя у меня из заднего кармана штанов на эскалаторе вынули проездной - а днем раньше я в том кармане вез штуку баксов и штуку марок ФРГ). И занесло меня ночью на Курский вокзал - я, думая, что завтра деньги надо отдавать, принял участие в какой-то азартной игре, где надо делать ставки, попробую, мол, отыграть потерянное. Поделал маленько ставки и проиграл 6000 р. и 20 баксов своих денег - все, что заработал (с тех пор принципиально ни в каких лотереях и ставках не участвую). Деньги, к счастью, нашлись, так что я раскис рано.


1993. Выборы-выборы
Кстати, 25 апреля я поучаствовал в голосовании "Да-Да-Нет-Да". Впервые в жизни. Голоснул за Ельцина. Он мне не нравился абсолютно, но мать заверяла меня, что мужик что надо, просто его опутали бюрократы-партократы из Верховного Совета,не дают осчастливить народ.
Доверяя ее жизненному опыту (это сейчас мне немного смешно), я поддержал Борю. Еще и заработал на этом 8000 рублей (или 4000? не помню точно): меня декан устроил работать в избирком в здании нашего института. И еще одного одногруппника. Мы с ним ходили с урной для немобильных граждан - пенсионеров и больных. А ночью считали бюллетени с другими членами комиссии. Стипендия была около 4000 - а тут день работы!
А вот расстрел Верховного Совета мать восприняла болезненно. К тому же новая Конституция ей не понравилась. Я лично читать ее не смог - нудный протокольный язык, я больше романы читал. А в "Комсомольской правде", которая была основным моим актуальным чтивом, написали, что "Конституция так себе, но без нее нельзя, так что примем хоть такую"!
Ну я и за нее проголосовал в декабре. Потом немного жалел об этом, а сейчас думаю, что она и правда сносная, хотя Президент почти царем вышел.
До сих пор не знаю: правда ли ЛДПР набрала 22% голосов тогда или ей "натянули" около 10%?
Но в нашем молодежном клубе вся местная отвязная и вроде бы аполитичная братия дружно пошла и проголосовала за Жириновского. Незадолго до этого с ним корешился Лимонов, а то многие не в курсе этого факта его биографии.
Я проголосовал за ПРЕС, потому что со слов матери знал, что "Шохин и Шахрай толковые мужики".

О "черном вторнике", восприятии Чеченской войны, невыплатах зарплат и т.п. читайте в продолжении, которое следует.

Tags: Роман Дорн, история, лытдыбр
Subscribe

promo new_rabochy 08:59, yesterday 31
Buy for 10 tokens
Когда выходную ноябрьскую неделю, первой моей мыслью было - идиоты. Непонятно разве, что люди ломанутся в отпуска, перезаражают друг друга и вернувшись - устроят по месту черте что. Вторая - дешевые показушники. Изображают видимость деятельности, а банкет опять за счет работодателя. Третья -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments