vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Ещё раз о симулякрах в экономике, политике и идеологии. Ч. 2

https://theanalysis.news/wp-content/uploads/2020/11/The_Bosses_of_the_Senate_Joseph_Keppler-768x432.jpg
https://theanalysis.news/wp-content/uploads/2020/11/The_Bosses_of_the_Senate_Joseph_Keppler-768x432.jpg

Раскрыто место и роль нации, религии (как феноменологически осуществляемого и чувственно данного членам особого социума способа их жизни), доверия и кредита (веры) в качестве необходимых общественных условий и предпосылок представительства и непрерывного воспроизводства его (представительства) институтов.

Представлена завершающая часть описания феноменологической специфики политического представительства в буржуазном обществе в его отличие от экономического представительства, осуществляемого деньгами и знаками денег.

Изложено начало тезисного описания переворота в экономике, политике и идеологии, совершенного интернациональной корпорацией финансовых капиталистов, результатом которого стало полное изъятие денег из экономики и их тотальная замена симулякрами денег.

На основании изложенного в первой и второй части настоящего очерка показаны основные существенные отличия симулякра денег от денег, обусловленные разными общественной природой (сущностью) и общественными функциями денег, с одной стороны, и симулякров денег, с другой.

Нация и её религия, доверие и кредит — предпосылки представительства.

Как #знак_денег, представляя деньги в гражданском обороте и обращении капитала в целом, отсылает к деньгам (ссылается на деньги), так и #политический_представитель, представляя конкретную часть нации или нацию в целом в политическом процессе, отсылает к ним, ссылается на них.

Но знак денег как таковой, особенно в форме «бумажных денег» и «счётных денег», не является ни представляемыми деньгами (денежным капиталом), ни товаром, ни вещью. Знак денег — это всего лишь юридически значимый #титул_денег (товара, вещи).

Ведь что есть знак денег по своему происхождению и существу? 

По своему происхождению и существу знак денег — это обезличенный универсальный #вексель, долговая расписка, обязательство векселедателя (должника) заплатить действительным денежным товаром, а равно и титул (свидетельство, удостоверение) права требования текущего держателя этого титула (кредитора) причитающегося ему долга.

Но правом требования чего является этот титул денег, то есть знак денег, — любого товара или только одного единственного однозначно определённого по качеству и количеству товара?

Знак денег как #юридический_титул_права_требования непосредственно является правом требования однозначно определённого количества денежного товара (денег). 

Но поскольку это особый товар, а именно всеобщий товар-эквивалент всех других товаров, во-первых, и поскольку его титул (этот знак денег) институционально признан законным представителем этого всеобщего товара-эквивалента, постольку опосредствованно этот юридический титул особого товара является также и правом требования любого товара.

Различение непосредственного и опосредствованного представительства на практике и в мышлении имеет существенное значение для понимания существенных различий, а вернее разной, исключающей друг друга и поэтому несовместимой друг с другом общественной природы и общественных функций знака вещи (предмета, явления), с одной стороны, и симулякра вещи (предмета, явления), с другой стороны.

Этот юридический титул права требования долга его текущим держателем (кредитором) признаётся таковым лишь до тех пор, пока воспроизводятся соответствующие формальные (установленные законом) #институты, во-первых, и пока #подлинность данного конкретного титула или всего вида этих титулов не будет подвергаться сомнению настолько, что он (они) утратят #признание в качестве знаков денег, во-вторых.

Иными словами, знак денег может представлять и представляет деньги лишь до тех пор, пока воспроизводится институциональная и духовная (идеологическая) основа этого вида представительства (денежного представительства).

Кроме политического (национального) государства со всем его аппаратом обеспечения исполнения формальных и неформальных институтов, обязательств и арбитражных (судебных) решений, основой денежного представительства является #вера (= #кредит ). 

Но это не та же самая вера, что и вера в Бога, Всемiрный или Надмiрный Разум и т.п.; нет, это такая вера, обоснованность и осуществление которой в объективной реальности в качестве её неотъемлемого атрибута непрерывно и непосредственно подтверждается повседневным живым чувственным опытом каждого из тех, кто имеет эту веру.

Именно этот #вид_веры является духовным (идеологическим) и социальным основанием доверия между соответствующими общественными индивидами.

А почему? Неужели потому, что государственное принуждение внушает им это доверие друг к другу и к самому этому государству? 

Скорее наоборот, #государственное_принуждение получает признание или непризнание в зависимости от того, доверяют ли этому государству общественные индивиды как своему государству или не доверяют, ибо оно для них — не своё, но чужое и враждебное им #государство.

Доверяют государству такие общественные индивиды лишь потому, что оно (#национальное_государство ), согласно их верованиям есть общая форма их собственного объединения в одну нацию, учреждённая ими самими или их наследодателями — их предками, некогда ставшими отцами-основателями их нации в её общей политической форме национального государства. 

Нынешние члены данной нации веруют, что все они суть сообщество сонаследников отцов-основателей этой нации.

Так вот идеологической основой этих верований, выражающихся в форме кредита (имеющего различные виды своего проявления в производстве общественных индивидов данной нации), является #духовное_родство этих общественных индивидов, ибо #нация есть не что иное, кроме как общая #корпорация_духовного_родства.

И уже только самое это духовное родство общественных индивидов, конституирующее все виды соответствующих корпораций духовного родства, своим идеологическим и материальным основанием имеет отнюдь не общее вероисповедание (это — необходимое следствие и один из неотъемлемых атрибутов).

Материальным и идеологическим (духовным) основанием духовного родства общественных индивидов является присущая им общая #религия как феноменологически являющий самоё себя #способ_жизни именно этой совокупности общественных индивидов, социально организованных этим способом жизни в единый #производственный_общественный_организм — в #особый_социум.

Самая общенациональная корпорация духовного родства институционально организована, как минимум, в две #институциональные_формы, то есть имеет, как минимум, две #ипостаси

Одна из этих двух институциональных форм (одна из двух ипостасей нации) есть институциональная форма публичной жизни данной общенациональной корпорации — это политическое (национальное) государство (#политическое_общество ).

А другая институциональная форма общенациональной корпорации (другая ипостась нации) есть институциональная форма частной жизни действительных членов этой корпорации — это и есть «#гражданское_общество » со всеми его элементами, связями и отношениями между ними.

Есть #нация — есть #доверие и, следовательно, есть #подлинный_кредит, а, стало быть, есть и духовное родство, есть общая религия. Нет нации — нет доверия, следовательно, нет подлинного кредита, нет общей религии.

И, наоборот, нет подлинного кредита, а есть мошенничество, жульничество и паразитирование на доверии, — нет доверия и, следовательно, нет нации, нет общей религии.

Таким образом, знак денег (знак вещи, предмета, явления) отсылает не только к конкретно определённому количеству денег (к соответствующей вещи, предмету, явлению).

Знак денег (знак вещи, предмета, явления) отсылает также и к тому особому производственному общественному организму, к тому особому социуму, к тому органическому целому, неотъемлемым продуктом, общественным условием и моментом воспроизводства которого он является.

И только до тех пор, до которых этот процесс воспроизводства особого органического целого (особого производственного общественного организма = особого социума) продолжается, #знак_предмета (вещи, денег и т.д.) или явления может представлять, и действительно представляет соответствующий #предмет (вещь, деньги и т.д.) или явление.

Политическое представительство в классический период (окончание).

В отличие от рассмотренного соотношения знака денег с самими деньгами, #политический_представитель является одним из таких же индивидуумов-членов данной нации, как и те индивидуумы, которые составляют представляемую им часть нации или нацию в целом, то есть его доверителя.

И этим обусловлена возможность переворота соотношения и связей между политическим представителем и представляемой им частью нации или нацией в целом, а равно и «логической подмены понятий», когда уже не политический представитель представляет представляемых им, а, наоборот, политически представляемые представляют политического представителя.

Между двумя этим полюсами лежит огромное число конкретных вариаций реальных отношений и связей между политическим представителем и той частью нации или нацией в целом, которую представляет этот представитель.

В то же время политический представитель — это не #частный агент, но в идеале #поверенный своих доверителей. Выданный ему #мандат_доверия (избрание на конкретный легислатурный период) — это выданная политическому представителю доверенность, а точнее и вернее — #политический_кредит.

И получивший этот политический кредит от своих политических кредиторов политический представитель обязан вернуть его (кредит) своим реальным кредиторам не только в полном объёме, но ещё и с «процентами» (с политической прибылью).

Что является предметом этого «политического кредита»?

Политическое обеспечение и юридическое гарантирование осуществления интересов политического доверителя в текущей общественной практике как на суверенной территории данной нации, так и за её пределами.

А это что такое?

Это — создание посредством применения институциональной власти государства необходимых и достаточных общественных условий и юридических гарантий практического осуществления политическим доверителем наиболее эффективных с его (политического доверителя) точки зрения способов его деятельности, приносящих ему (политическому доверителю) достаточные (с его точки зрения) средства, необходимые ему для удовлетворения своих потребностей.

Именно такое возвращение «тела политического кредита с политической прибылью от пользования им» является условием политической капитализации и для политических доверителей, и для их поверенного — политического представителя.

В противном случае происходит #политическое_банкротство конкретного политического деятеля — мандат доверия (новый политический кредит) на очередной легислатурный период ему не выдаётся теми, кто прежде уже предоставил ему политический кредит, не возвращённый им.

Финансово-капиталистический переворот в экономике — условие бытия симулякра денег.

К началу 20-го века практически все #буржуазные_государства и государства, завершающие своё становление буржуазными государствами, не только учредили #центральные_банки, но и фактически монополизировали денежный товар, эмиссию денежных знаков и их тезаврацию.

В Первую мiровую войну началась систематическая, по существу — мошенническая, #эмиссия_знаков_денег, не имеющих фактического денежного покрытия. 

Эта эмиссия приняла массовый характер во всемiрном масштабе, вызвав ускоряющуюся беспрецедентными темпами «инфляцию» (рост цен товаров, исчисленных знаками денег, в действительности во всё возрастающей массе своей не являющихся реальными представителями денег).

Собственно этот процесс набрал такие темпы и такой масштаб, что в 1913-ом году начался мiровой финансовый, торговый и экономический кризис.

#Первая_мiровая_война как раз и была развязана основными партиями главных финансовых мошенников тогдашнего мiра как средство разрешения этого, порождённого во многом именно их действиями, мiрового кризиса в свою пользу. Хотя не только эта их деятельность и интересы были факторами, обусловившими неизбежность Первой мiровой войны.

Все это необходимо и неизбежно привело к фактическим массовым дефолтам государственных эмитентов знаков денег, то есть к отказу от массовой тезаврации, да и от тезаврации (к обмену знаков денег на металлическое золото) вообще.

В 1913-ом году интернациональная совокупность семейных и корпоративных кланов наиболее крупных финансовых (денежных и акционерных) капиталистов мiра, фактически доминировавших в финансовом секторе глобальной экономики, организовалась в общую финансово-капиталистическую корпорацию, учредив #ФРС_США.

ФРС США — частно-корпоративный #банк, уполномоченный национальным государством США выполнять функции центрального банка #США, которые как национальное государство юридически гарантировали этому банку применение в обращении и признание эмитируемых им знаков денег в качестве национальных знаков денег США.

Это само по себе уже было переворотом в отношениях между крупнейшим национальным государством, не просто превратившимся в центр глобальной экономики, но в национальное государство, устанавливающее свою гегемонию в буржуазном обществе, и интернациональной корпорацией финансовых капиталистов.

Но это было только начало действительного переворота внутри США, который завершился полным изъятием денежного товара (денег) из оборота, вследствие чего частная собственность на деньги в институциональной форме proprietas превратилась в частную собственность на денежный товар в институциональной форме dominium. Это — во-первых.

И, во-вторых, этот #переворот_внутри США завершился отчуждением государством всего этого денежного товара в распоряжение ФРС США — в распоряжение частной интернациональной корпорации финансовых капиталистов. 

Тотальное изъятие денежного товара в США осуществлено как бы в обмен на как бы знаки денег, но с фактическим административным (политическим, институционально-властным) запретом на тезаврацию этих как бы знаков денег.

Такое изъятие денежного товара из обращения есть не что иное, кроме как #полная_экспроприация_денежного_товара государством, во-первых, с последующей его безвозмездной приватизацией интернациональной корпорацией финансовых капиталистов (ФРС США), во-вторых.

Этим самым #материальная_общественная_связь между знаком денег и деньгами, между знаком и вещью политически разорвана внутри США, то есть эта материальная общественная связь упразднена крупнейшим и наиболее развитым, наиболее мощным и в тот период истории, и доныне национальным государством.

Однако институционально-политическое принуждение к использованию «бумажных денег» вместо денег как денег не просто осталось, но усилилось вплоть до уголовного преследования, в то же время осуществлялось уголовное преследование тех, кто пытался нелегально (легально это было запрещено) использовать денежный товар как деньги.

Из представителя денег в США бывшие «знаки денег» превратились в представителя частного эмитента «бумажных денег» (в СССР и ряде других европейских, азиатских и американских государств — в представителя политического государства).

Эмитент этих «знаков денег» из должника превратился в «кредитора последней руки», то есть в главного кредитора — в кредитора по преимуществу.

Однако этот эмитент превратился в такого специфического «кредитора», который никаким товаром никого уже не кредитует (денежный кредит всегда был особой разновидностью товарного кредита).

А чем теперь кредитует #эмитент якобы знаков денег? 

Он кредитует исключительно и только юридическими титулами прав требования товаров, всех без исключения товаров, кроме одного товара, а именно кроме денежного товара, во-первых.

И, во-вторых, обязательность исполнения третьими лицами прав требования, удостоверенных этими юридическими титулами прав требования товаров, обеспечивается теперь исключительно и только государственным принуждением — высшей институциональной властью политического («национального») государства.

Что вследствие этого произошло с отношениями обмена товаров, прежде всего, и со всеми отношениями товарного обращения (производства, обмена, распределения и потребления товаров) в целом, которое давно уже не осуществлялось и не осуществляется без опосредствовавания всеобщим товаром-эквивалентом?

Из средств платежа, обращения товаров и инвестиционного накопления процессирующих капиталов «бумажные деньги» превратились в право их текущего держателя (предъявителя) безвозмездного (без передачи в «обмен» какого бы то ни было товара) истребования и получения товаров для их частного присвоения с целью потребления.

Это уже не средство обмена и обращения товаров, но #средство_экспроприации_товаров и их институционально-властного распределения и перераспределения, опосредствуемые, юридически и принудительно (насилием) гарантируемые, институциональной властью политического государства на контролируемой им территории.

Там где эмитент этих «бумажных денег» совпадает с политическим государством, будучи функциональным органом этого государства, там политическое государство обладает высшей институциональной властью над распределением всех товаров и, следовательно, над распределением всех средств производства и рабочей силы, а, стало быть, и над всем производством общественных индивидов на территории этого государства.

Каким специфически конкретным способом финансово-капиталистически, политически и институционально (юридически) организована и управляется общественная практика производства общественных индивидов на территории такого политического («национального») государства — это уже другое дело, нежели то, о котором идёт речь в предыдущих абзацах.

Но в США, где #политическое_государство не является эмитентом таких «бумажных денег», #высшая_институциональная_власть_над_производством общественных индивидов, осуществляемым на территориях, административно контролируемых США, принадлежит интернациональной корпорации финансовых капиталистов, учредившей и контролирующей ФРС США.

И сама ФРС США как учреждение, и США как политическое государство — это не более чем средства, орудия, посредством которых осуществляется высшая институциональная власть над производством общественных индивидов, находящаяся в частной собственности интернациональной корпорации финансовых капиталистов, являющейся частным собственником ФРС США.

Эти универсальные обезличенные юридические титулы прав требования товаров  — уже не знаки денег.

Они суть универсальные обезличенные юридические титулы высшей институциональной власти главного эмитента (частного собственника этой высшей институциональной власти) над процессом производства общественных индивидов, прежде всего.

Далее, эти универсальные обезличенные юридические титулы (и средства тоже) высшей институциональной власти, а равно и универсальные обезличенные юридические титулы прав требования товаров выполняют функцию финансово-распределительных талонов, средств экспроприации товаров, включая процессирующие капиталы, и средств пропорционирования производства общественных индивидов.

Никаких функций денег (меры стоимости, средства обмена, средства обращения, средства накопления, мiровых денег) эти титулы не выполняют, и выполнять не могут, ибо не являются товаром, не могут быть действительным товаром, не имеют стоимости, и не могут иметь стоимости.

Они не продукт материального производства общественных индивидов, но исключительно и только политико-юридический продукт классовой воли интернациональной корпорации финансовых капиталистов, присвоившей в частную собственность и удерживающих в своей частной собственности высшую институциональную власть над производством общественных индивидов.

Эти политико-юридические титулы и средства высшей институциональной власти над производством общественных индивидов, а равно и финансово-распределительные талоны, отсылают отнюдь не к денежному товару, как действительные знаки денег, но отсылают к своему главному, фактически доминирующему эмитенту, во-первых.

И, во-вторых, они отсылают не к тому особому социуму, условием, моментом и продуктом производства которого они являются (такого особого социума нет, никогда не было, и быть не может), но к политическому государству, которое материально и идеологически принуждает к их обязательному применению во всей социальной организации и осуществлении производства общественных индивидов.

Иными словами, эти титулы представляют отнюдь не денежный товар, но действительного частного собственника этого денежного товара, который до тех пор, пока эта новая реальность (новая нормальность) не была утверждена в качестве обязательной политически гарантированной реальности во всём мiре, был в доминиуме у действительного классового субъекта, эмитировавшего все эти титулы.

Этот титул высшей институциональной власти над производством общественных индивидов, являющийся финансово-распределительным талоном (титулом) права частного присвоения некоей части этой власти и, следовательно, права властного требования товаров у текущих владельцев с целью последующего потребления этих истребованных товаров, используемый по правилам использования денег как деньги вместо денег, и есть #симулякр_денег.

(продолжение следует)

promo new_rabochy 08:59, yesterday 31
Buy for 10 tokens
Когда выходную ноябрьскую неделю, первой моей мыслью было - идиоты. Непонятно разве, что люди ломанутся в отпуска, перезаражают друг друга и вернувшись - устроят по месту черте что. Вторая - дешевые показушники. Изображают видимость деятельности, а банкет опять за счет работодателя. Третья -…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.