vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

О ревизии советским «марксизмом-ленинизмом» учения Маркса

https://sun9-24.userapi.com/st5vFDYJkJUorJET02F4OTz2KnFn7xcU_y9YOw/dIcLj5QLS8s.jpg
https://sun9-24.userapi.com/st5vFDYJkJUorJET02F4OTz2KnFn7xcU_y9YOw/dIcLj5QLS8s.jpg

В качестве отдельной записи публикуются дополнения и примечания к статье ««Великий раздербан» СССР и деградация социумов России», относящиеся к тому, что есть идеология, диалектическая логика процесса познания и чем, следовательно, категории общественного сознания отличаются от понятий вообще и научных понятий, в особенности.

Эти дополнения и примечания наглядно демонстрируют, что идеология советского «марксизма-ленинизма» в действительности есть буржуазная идеология, изложенная «марксистско-ленинскими понятиями» и таким нехитрым способом не просто «перелицованная» в «марксизм-ленинизм», но возведённая в новое «Священное Предание» и прилагаемое к нему новое «Священное Писание», краеугольные (основные) положения которых были высочайше утверждены и насаждались как «догматическое богословие нового мiра».

Идеология.

В 1-ом томе Большого энциклопедического словаря (Госнаучиздат «Большая Советская Энциклопедия»), который подписан к печати 9 сентября 1953 года, на с.663 в статье «Идеология» утверждается следующее:

«Идеология, система политических, правовых, нравственных, религиозных,  художественных, философских взглядов.

В классово-антагонистическом  обществе..., #идеология всегда носит классовый характер...

Обусловленная в конечном счёте потребностями развития материальной жизни общества,  входя в состав общественной надстройки и обслуживая экономический базис,  Идеология, в свою очередь, оказывает активное воздействие на развитие  общества..

Новые общественные #идеи и #теории, овладев массами, становятся  серьёзнейшей силой, облегчающей продвижение общества вперёд, — они  мобилизуют и организуют массы на свержение отживших сил общества;  напротив, старые идеи и теории, выражающие интересы отживающих сил  общества, тормозят развитие общества, препятствуют его продвижению  вперёд. В современном мире борются две основные идеологии...»

В этой статье нет ни одного намёка ни на #категории_буржуазного_сознания вообще, ни даже на те категории буржуазной общественной науки, которые непосредственно подвергнуты научной критике Марксом, прежде всего в «Капитале. Критике политической экономии».

Точно так же в этой статье нет ни одного намёка и на то, что категории общественного сознания суть «объективные мыслительные формы», ни на то, что буржуазные  объективные мыслительные формы — это #иллюзорные_формы_мышления и сознания в целом. 

А ведь всё это рассмотрено, открыто и научно обосновано Марксом не только в его рукописях, но и в опубликованных при его жизни и вполне доступных советским обществоведам произведениях Маркса, например, «К еврейскому вопросу», «Немецкая идеология», Капитал, тома 1-4 и другие труды!

Да и #категории_политической_экономии в их целостности, оказывается, никакого отношения к «идеологии» не имеют. А почему, собственно? Какова «мотивация» исключения категорий политической экономии из «идеологии» в её советском «марксистско-ленинском» толковании?

Не потому ли категории политической экономии (#экономические_категории ) исключены из «идеологии», что по догматическим толкованиям, идущим от Джугашвили (Сталина), экономические категории — это не элемент надстройки, но элемент «экономического базиса»?

В томе 2-ом Большого энциклопедического словаря (Госнаучиздат «Большая Советская энциклопедия»), подписанном в печать 6 апреля 1954 года, на с.53 дано вот такое содержание статьи «Категории» (привожу текст полностью без изъятий):

«Категории, #понятия, отражающие наиболее общие свойства и связи явлений материального мира».

Это — всё, больше ничего.

Но больше и, действительно, ничего уже не надо, ибо написано: «Категории — это понятия»!

К учению Маркса это никакого отношения не имело, и не имеет.

Согласно учению Маркса, система категорий политической  экономии — это и есть система объективных мыслительных форм буржуазного общества вместе со всем содержанием этих объективных форм мышления общественных индивидов в буржуазном обществе, то есть со всей «системой экономических взглядов» буржуазного общества, если говорить в терминологии БЭС 1953-1954 годов.

Однако в рассматриваемой статье «Идеология», данной в 1-ом томе БЭС, нет не только политической экономии (экономической науки), но и науки вообще и в целом (включая экспериментальную практику), и даже в части собственно теории, в том числе. А почему?

Потому что написано в «Священном Писании нового мiра»: «Наука стала непосредственной производительной силой».

А производительные силы «по определению» материальны, стало быть, и наука — сила материальная, ибо производительная.

Следовательно, никаких сомнений быть не может в том, что наука вообще, а уж экономические категории, тем более, — это элемент «экономического базиса», а не «общественной надстройки».

«Верным Ленинцем, Великим Вождём и Учителем», хоть он уже и умер, высочайше утверждено «люминтий» — значит, «люминтий» и есть, а кому это не «ндравится», тот будет таскать «чугунтий» где-нибудь на Беломорканале и прочих «великих стройках пятилеток».

Для авторов Большого Энциклопедического Словаря СССР вслед за авторами,  цензорами и редакторами «Краткого курса истории ВКП(б)» ни учения Маркса, ни трудов Маркса не существует как таковых — они существуют исключительно и только лишь постольку, поскольку их положения не противоречат высочайше утверждённым как догматы толкованиям, исходящим от «Верного Ленинца, Великого Вождя и Учителя», то есть от Первоверховного апостола вероисповедания нового мiра.

Однако в действительности для авторов Большого энциклопедического словаря, как и для всех советских обществоведов, есть только буржуазная идеология, изложенная «марксистско-ленинскими понятиями» и таким нехитрым способом не просто «перелицованная» в «марксизм-ленинизм», но возведённая в новое «Священное Предание» (Краткий курс истории ВКП(б), История КПСС, Многотомная история КПСС) и прилагаемое к нему новое «Священное Писание» (Собрания сочинений «классиков марксизма-ленинизма»), высочайше утверждённые и подлежащие насаждению в качестве «догматического богословия нового мiра».

«Экономические категории».

Вполне наглядной иллюстрацией к этому служит статья «Экономические категории», включённая в издание 1979 года «Политическая экономия. Словарь» (М.: Политиздат) на с. 444-445.

В этой статье читаем: «Экономические категории — «теоретические выражения, #абстракции общественных отношений производства» (К. Маркс, Ф. Энгельс, Соч., т. 4, стр. 133). Каждая экономическая категория — это #логическое_понятие, которое отвлеченно характеризует сущность какого-либо экономического явления. ...Экономические категории объективны, поскольку обобщённо отражают сущность явлений объективной действительности».

Итак, и в 1979 году вновь утверждается то же самое, что и в 1953-1954 годах, а именно: категории — это логические понятия или, что есть то же самое, понятия логики.

Вообще-то все понятия логики есть обобщения «явлений объективной действительности», произведённые посредством абстрагирования (отвлечения) от всех «несущественных» в рассматриваемом и мыслимом отношении свойств и признаков соответствующих предметов, которые (абстракции) как раз и «отражают обобщённо» все эти явления и предметы.

И что? Следуя логике автора статьи в «Политической экономии. Словарь» и составителей всего этого словаря, все понятия логики вообще и науки, в особенности, объективны?

А о чём это говорит в отношении «экономических категорий», толкуемых так, как в этом словаре? 

Это буквально говорит о том, что логические понятия (= экономические категории) не зависят от сознания и воли тех (= объективны), кто в это понятие и этим понятием обобщил, то есть отвлеченно, абстрактно охарактеризовал, какое-то явление, не зависящее от сознания и воли того, кто произвёл само это обобщение!

А это как возможно? И чем, каким таким «инструментом» или «средством» обобщивший совокупность явлений в понятие обобщил их, если не своим сознанием и не во исполнение своей воли?

Кроме «откровения свыше», никаких иных средств независимости «логического понятия» от того, кто мыслит это «логическое понятие», таким толкованием не предполагается и не допускается!

В объективной реальности советских учёных вообще, а обществоведов, в особенности и по преимуществу, так оно и было — все логические понятия, имеющие для них методологическое значение, были даны им свыше — «Священным Преданием» и Священным Писанием» нового мiра.

В СССР задаваться вопросами «а как это возможно в условиях материализма», который ведь тоже был догматическим материализмом, данным свыше, — это однозначно была #крамола, если и когда ставивший такой вопрос посредством чудес манипулирования цитатами «классиков» не находил решения, соответствующего текущей версии «истины», определённой свыше (ЦК КПСС).

Именно это «искусство марксистско-ленинского богословия нового мiра» как раз и демонстрируют авторы «Политической экономии. Словарь» и в 1979 году точно так же, как и в 1953, и в 1954 годах, и во всяких иных годах существования СССР.

Но из какого произведения Маркса авторами этой статьи Словаря взята приводимая ими цитата?

Она взята из «Нищеты философии» (1847), а именно из Главы 2-ой «Метафизика политической экономии», «Замечание второе».

Привожу этот фрагмент полностью (в тексте Маркса мною произведены только подчёркивания — В.В.): «Экономические категории представляют собой лишь теоретические выражения, абстракции общественных отношений производства. Как истинный философ, г-н Прудон понимает вещи навыворот и видит в действительных отношениях лишь воплощение тех принципов, тех категорий, которые дремали, как сообщает нам тот же г-н Прудон-философ, в недрах «безличного разума человечества». Г-н Прудон-экономист очень хорошо понял, что люди выделывают сукно, холст, шелковые ткани в рамках определенных производственных отношений. Но он не понял того, что эти определенные общественные отношения так же произведены людьми, как и холст, лен и т. д. Общественные отношения тесно связаны с производительными силами. Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способа обеспечения своей жизни, — они изменяют все свои общественные отношения. Ручная мельница дает вам общество с сюзереном во главе, паровая мельница — общество с промышленным капиталистом. Те же самые люди, которые устанавливают общественные отношения соответственно развитию их материального производства, создают также принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям. Таким образом, эти идеи, эти категории столь же мало вечны, как и выражаемые ими отношения. Они представляют собой исторические и преходящие продукты. Непрерывно совершается движение роста производительных сил, разрушение общественных отношений, возникновение идей, неподвижна лишь абстракция движения — «бессмертная смерть»».

О каких «экономических категориях» пишет Маркс в «Нищете философии»? 

#Маркс пишет о тех «категориях политической экономии», которые он (Маркс) ещё научно не открыл посредством научной критики политической экономии, над которой Маркс ещё не начинал работать ни предметно целенаправленно, ни по существу?

Или же Маркс пишет о тех «экономических категориях», которыми оперируют экономисты, современные Прудону, включая самого Прудона, и «философски» (метафизически) обобщаемые Прудоном?

В конце 1846 — начале 1847-го годов, когда было написано и опубликовано это произведение, Маркс ещё не приступил к целенаправленному предметному исследованию политической экономии в целях её последующей научной критики.

Судя по содержанию и логике рукописей 1843-1844 годов, цель у Маркса при их написании была другая. В этих рукописях Маркс стремился выявить в самом общем виде и понять диалектическую логику, имманентно присущую политической экономии, коммунизму и социализму как идеологии. Для чего?

Чтобы сформулировать собственное общее и пока ещё первоначальное научное понимание исторического процесса и перспектив исторического развития, подлежащее последующей научной разработке, в том числе необходимым корректировкам и их всестороннему научному обоснованию.

Маркс уже тогда неоднократно подчёркивал, что он знает только одну науку — историю, ибо все прочие «науки» являются всего лишь специальными разновидностями истории.

Поэтому, для непредвзятого читателя вне всяких сомнений, что Маркс в «Нищете философии» критикует метафизические обобщения Прудоном «экономических категорий», которыми оперируют экономисты, и критикует эту метафизику Прудона Маркс лишь с точки зрения этих самых «экономических категорий», которыми как раз и оперируют «экономисты».

Именно посредством такой предметной и, главное, очевидной для современной Марксу образованной публики критики Маркс как раз и демонстрирует всю нищету философии Прудона.

Однако так называемая «марксистско-ленинская политическая экономия» не продвинулась дальше современных Марксу в 1840-х годах экономистов и всей буржуазной публики, опираясь на «экономические категории» которых Маркс наглядно показывает нищету философии Прудона, претендовавшего на место и роль монополиста-теоретика всего «пролетарского движения».

А почему? Не иначе, кроме как по причине существовавших догматических ограничений.

Так оно и есть — это #догматическое_ограничение содержится в «Диалектике природы» и в «Анти-Дюринге» Ф. Энгельса. 

Методология Энгельса versus методология Маркса.

Здесь мы произведём научную критику только одного фрагмента из «Диалектики природы», ибо научная критика множества других фрагментов из разных работ Энгельса, в том числе и из «Анти-Дюринга», дана в ранее опубликованных мною статьях.

А именно #Энгельс (Собр. соч., 2-е изд., т. 20, с. 550) утверждает:

«Вещество, материя есть не что иное, как совокупность веществ, из которой абстрагировано это понятие; движение как таковое есть не что иное, как совокупность всех чувственно воспринимаемых форм движения; такие слова, как «материя» и «движение», суть не более, как сокращения, в которых мы охватываем, сообразно их общим свойствам, множество различных чувственно воспринимаемых вещей».

«Диалектика природы» — это главный и итоговый «философский труд» (вернее и точнее будет сказать: метафизический труд) Энгельса, который он так и не завершил, хотя основные из дошедших до нас фрагментов написал в 1882-ом году.

Из всего этого фрагмента сосредоточимся далее только на отсутствии для Энгельса и в мышлении Энгельса категорий общественного сознания, хотя сведение им материи к веществу само по себе уже неопровержимо свидетельствует о механистически-вульгарном «естественнонаучном» материализме Энгельса.

Категорий, как их открыл и обосновал Маркс, Энгельс ни в философии, ни в наследии Маркса, ни во всей системе наук не знает: для Энгельса «категория» — это лишь иное словесное обозначение «понятия» логики или «логического понятия».

Категория общественного сознания есть единство результата осуществляемого общественными индивидами в своей общественной практике и для нужд этой практики восприятия и мышления мiра и самих себя в нём вместе со всем тем историческим процессом производства общественных индивидов, произведшим эту объективную форму восприятия и мышления как преходящий результат всего этого исторического процесса

Поскольку общественное сознание в условиях классового общества (в условиях разделения общества на социально и политически не равные классы) необходимо и неизбежно принимает общественный характер и форму идеологии, то есть форму иллюзорного общественного сознания, постольку реальность классового общества иллюзорна, то есть закономерно отличается от действительности.

Но эта реальность объективна, то есть не зависит от сознания и воли не только общественных индивидов, но и исторически определённых общественных организмов, являясь объективным общественным условием и предпосылкой производства данных, исторически определённых, общественных индивидов и тех общественных организмов, органическими членами которых эти индивидуумы являются.

Поэтому подлинно #научный_метод_Маркса заключается в восхождении от чувственно конкретной объективной реальности исторически определённых общественных организмов к абстрактно общему для этих общественных организмов и абстрактно всеобщему для всего рода человек, во-первых. И в обратном восхождении от абстрактно всеобщего к диалектически конкретному во всём богатстве его определений, во-вторых.

Восхождение от чувственно конкретного к абстрактно общему и всеобщему для Маркса совсем ещё не конец, а вот для буржуазного общественного сознания вообще и буржуазной науки, в особенности, именно это уже конец, каковым как раз и являются «логические понятия». 

Однако эти #абстракции, #обобщения отнюдь не есть абстракции, обобщения действительности, а исключительно и только объективной реальности общественного сознания определённых общественных организмов.

Эти логические понятия (соответствующие «науки») общественные индивиды произвели в процессе своей общественной практики и для нужд своей общественной практики, то есть они руководствуются ими в своей общественной практике, поверяя, уточняя и развивая их своей общественной практикой.

А чем является это практическое применение «логических понятий» в общественной практике с точки зрения диалектической логики?

Оно является «нисхождением» общественных индивидов, практически применяющих данную систему «логических понятий» для повышения эффективности удовлетворения своих жизненных нужд и иных потребностей, от абстрактно общего и абстрактно всеобщего к чувственно конкретному во всём богатстве исторических определенностей этого чувственно конкретного.

То есть во всём богатстве чувственно конкретно данной общественным индивидам их исторически определённой объективной реальности, которая от этого «нисхождения» в классовом обществе совсем не перестаёт, ибо не может перестать быть иллюзорной (идеологически определённой) объективной реальностью.

Только в результате такого полного восхождения и полного нисхождения возникают соответствующие категории общественного сознания классового общества, которые практически истинны лишь только в единстве со всем тем историческим процессом, которым эти категории общественного сознания как раз и произведены.

Логика всего этого процесса в рамках философии буржуазного общества впервые постигнута и представлена Гегелем, но постигнута и представлена не только не выходя за пределы объективной реальности буржуазного сознания, но и без какого бы то ни было осознания (философской рефлексии) этой своей ограниченности. Однако такие мыслители как #Гегель — это исключения, которые только подтверждают общее правило.

Чтобы это понять (произвести и осуществить соответствующее восприятие и мышление, знание в целом), необходимо произвести (осуществить) подлинно научную критику не просто всей системы «логических понятий», но всей системы категорий общественного сознания классового общества.

И только такая #подлинно_научная_критика — единственный способ перейти от объективной реальности к действительности, диалектически сняв ту преграду («завесу святая святых»), которая напрочь закрывает и исключает восприятие и мышление действительности общественными индивидами классового общества.

Однако для Энгельса даже диалектической логики Гегеля не существует, не говоря уже о диалектической логике Маркса. Энгельс их просто не воспринимает и не мыслит, не способен воспринимать и мыслить именно потому, что в его восприятии и мышлении их буквально нет — им в восприятии и мышлении Энгельса обосноваться не на чем.

В действительности научной методологией Энгельса является единственная практически возможная и реально применяемая повседневно буржуазной наукой и буржуазным мышлением #общая_методология, каковой является #формальная_логика .

Поэтому для Энгельса, как и в целом для буржуазного сознания, никакой другой логики, кроме формальной логики (со всеми её специальными приложениями), первоначально обобщённой Аристотелем, а затем развитой схоластами и мыслителями Нового времени, не существует.

А что касается Гегеля со всей его диалектической логикой, то «философская мысль» Нового Запада, по меньшей мере, с рубежа 19-20-го веков именует его «шарлатаном». 

Ну а Маркс — «левый гегельянец», и, стало быть, Маркс — тоже «шарлатан», но только в философии, ибо в экономике он признанный мэтр экономической науки Нового Запада.

Что Маркс-экономист без Маркса-философа невозможен — это «учёных мужей» не смущает. Ибо методология «анализа конкретных ситуаций» («анализа конкретных кейсов»), которая есть одна из превращённых форм «методологии прецедентов», не только позволяет, но и требует «отсекать» всё (абстрагироваться от всего), что не имеет непосредственного отношения к конкретному «кейсу».

Но что есть самая эта #методология_прецедентов ?

Методология прецедентов есть частный — специфически англосаксонский — случай формальной логики схоластов, применяемой в качестве всеобщей методологии в силу политэкономических причин исторически преходящего доминирования англосаксов в глобальном производстве общественных индивидов.

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.