vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Желаемый либералами «транзит власти» в РФ

https://agoniya.eu/wp-content/uploads/2020/10/cf5330ac4cbd7be9a33cfa12f0c56678.jpeg
https://agoniya.eu/wp-content/uploads/2020/10/cf5330ac4cbd7be9a33cfa12f0c56678.jpeg

Посредством критического рассмотрения интервью с Игорем Клямкиным и записи в блоге Константина Сонина показаны действительная сущность и программное содержание того, к чему, с точки зрения классовых интересов действительных членов господствующего над Россией «эля», должен быть сведён начавшийся уже в РФ «транзит власти».

30 и 31 декабря СМИ, своей целевой аудиторией имеющие либерально и демократически ориентированную «интеллигенцию» и «городские образованные слои» (по квалификации В.Б. Пастухова), прежде всего, а также верхний и средний слои «служилого сословия» («народа-войска» = «будуна»), опубликовали множество материалов, рассматривающих и обосновывающих желательный «оптимистичный сценарий транзита власти» в РФ.

Квинтэссенцию этого желаемого «оптимистичного сценария», пожалуй, сформулировали два автора — президент Фонда «Либеральная миссия» #Игорь_Клямкин и Профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики #Константин_Сонин .

А именно «#Новая_газета » опубликовала большое интервью с Игорем Клямкиным под названием «Почему российская улица вместо храма привела к Путину?», а новостной сайт Newsru.com — «реплику» Константина Сонина, опубликованную им на своей странице в сети Fb (см.: https://www.newsru.com/blog/31Dec2020/perspektivy.html ).

Далее, по возможности максимально сокращая, привожу ключевые фрагменты этих двух публикаций, сопровождая их краткой авторской критикой.

Либеральное обоснование существа надлежащего «транзита власти» в РФ.

В предисловии к интервью с Игорем Клямкиным его интервьюер Даниил Коцюбинский указал на то, что «30 лет назад мы с воодушевлением читали статью Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории» — о том, что человечество завершило потуги придумать что-то альтернативное либеральной демократии и что дальше мир будет просто постепенно превращаться в «один большой Запад». ...Очень многим тогда казалось, что «все ясно»: отныне мы движемся в сторону Америки и Европы и очень скоро станем «нормальной страной»».

А далее Д. Коцюбинский подчёркивает, что «одним из них [«знаковых текстов, прогремевших в годы перестройки», — В.В.] стала статья философа и публициста Игоря Клямкина 1987 года «Какая улица ведет к храму?», напечатанная в журнале «Новый мир». …

Из текста Клямкина… следовало, что корни советского тоталитаризма — не в «сталинизме», а в вековых коллективистских традициях русского народа. И что единственная «дорога к храму», т.е. к демократии… — это полный отказ от социалистической риторики и полноценный переход на западные, т.е. де-факто либеральные рельсы. С признанием частной собственности, многопартийности и т.д.».

Так что оценки сложившейся в РФ «общественной системы» и желательных (даже «должных» по его мнению) перспектив её трансформации, которые даёт в нынешнем большом интервью Игорь Моисеевич Клямкин, — это видение-проект одного из подлинных мэтров современной «либеральной мысли» РФ.

Как и положено «философу», Клямкин начинает обоснование своего видения-проекта с формулирования тезисов, имеющих методологическое значение. А именно по интересующему нас предмету И. Клямкин указывает (хотя сам Клямкин всех этих слов, взятых мною в кавычки, не говорит) на #общее_правило_трансформации «общественных систем»:

«Если запускаются перемены, колеблющие системные устои, неизбежно начинается политическое противоборство интересов, ценностей, воль и страстей, оно обретает собственную самодовлеющую логику, и только в ее ходе обнаруживает себя #доминирующая_тенденция : либо на восстановление старого порядка, либо на обновление его формы, либо на смену порядком альтернативным».

«В России, — как тут же переходит от этого «общего правила» к исторически конкретному Клямкин, — равнодействующей сил, стихийно определившейся в этом противоборстве, стала #нелиберальная_альтернатива_самодержавию . Такой равнодействующей стала именно смена его формы, востребовавшей и адекватного себе персонификатора». 

«А теперь, — говорит Клямкин, — зададимся вопросом: могло ли быть иначе, если внятного запроса на либеральную демократию ни в СССР, ни в постсоветской России не появилось даже как идеи?

Отдельные фрагменты этой идеи — экономические либо политические — в разное время могли оказываться в фокусе противоборства, но всегда в одном флаконе с такими идеями, которые с либеральной демократией не соотносились.

Поэтому вместо правового государства альтернативой самодержавию, как и в 1917-м, стало все то же, хотя и преобразованное на новый лад, #самодержавие ».

Для Клямкина «российское настоящее» есть не что иное, кроме как «новая форма этого самодержавия, причем существенно отличающаяся и от царской, и от советской».

Заметьте — Клямкин альтернативой самодержавию называет… самодержавие, «существенно отличающееся» и от царской формы самодержавия, и от советской формы самодержавия. 

Однако дальше — больше: это самодержавие у Клямкина оказывается «безальтернативное самодержавие».

В итоге у Клямкина получается шедевр либеральной мысли: самодержавие в России — нелиберальная альтернатива безальтернативного самодержавия.

Ибо в истории России, согласно представлениям Клямкина, как и Пастухова, и большинства других представителей «интеллигенции» (по квалификации Пастухова), ничего другого, кроме этого «вечно обновляющегося и вечно возвращающегося» (как у Ницше — «вечное возвращение того же самого») самодержавия, не было, и нет доднесь. Или, говоря афоризмом Черномырдина, «отродясь такого не было, и вот опять!». 

«Естественно» в таком случае возникает вопрос — а в чём отличие последней #формы_самодержавия от предшествующих ей форм самодержавия? 

Именно этот вопрос ставит Клямкин, ибо он сам к нему же и подводил, и тут же даёт ответ на него: «В чем это отличие? В эклектическом соединении самовластья со всеми без исключения атрибутами либеральной демократии.

Оно [нынешнее российское самодержавие – В.В.] узаконивает себя конституционными нормами, которые одновременно узаконивают и права человека (и уже без оговорок, некогда вписывавшихся в конституции советские), и выборность самодержцев населением, и парламентаризм, тоже выборный, и разделение власти на самостоятельные ветви, и равенство политических идеологий в политической конкуренции.

Да, перед нами — #фальсификат_правового_государства . Но может ли это #безальтернативное_самодержавие обойтись без скрещивания с альтернативными ему чужими нормами? А если не может, то так ли уж гарантировано ему их вечное обуздание и поддержание в фиктивном состоянии?

Мы ведь могли уже наблюдать, как Путин вынужден выдавливать этот впущенный внутрь системы инородный либерализм не только риторикой о его смерти в глобальном масштабе, но и коррекцией прежних фикций фикциями дополнительными посредством правки Основного закона».

Итак, #специфическое_отличие современной формы самодержавия в РФ, согласно представлениям Клямкина, заключается в том, что оно, интегрировав в себя «все без исключения атрибуты либеральной демократии», в действительности так и осталось самодержавием, однако, став симулякром (фальсификатом) и «правового государства», в особенности, и «либеральной демократии» вообще.

Охарактеризовав этими «понятиями» существо нынешнего российского самодержавия, Клямкин в действительности уже предположил так же и тот способ его трансформации, который не просто желателен, но и должен быть осуществлён в точки зрения «аутентичного европейского либерализма».

А посему у него и следует далее вопрос: «И разве не резонно спросить: насколько долговременно устойчива она, эта новая форма самодержавия?».

Вместо прямого ответа на поставленный им же самим вопрос Клямкин говорит далее: «Демонтаж сложившейся формы самодержавия, если он случится, не будет, как прежде, связан с созданием «с нуля» каких-то либерально-демократических институций. Просто потому, что все эти институции в деформированном виде уже внутри этой формы. И ничего иного, помимо возвращения им институциональной субъектности, при демонтаже не понадобится». 

Именно в этом Клямкин видит «шанс на утверждение [в России – В.В.] либерального по своей природе политического порядка, основанного на верховенстве права и мирном сосуществовании и свободной конкуренции разных идеологий».

«Но для этого, — подчёркивает Клямкин, — нужен консенсус всех политических сил и групп населения, желающих перемен. Идее права, в обществе корней до сих пор не пустившей и в ее соотнесенности с повседневными жизненными интересами не осознанной, предстоит потеснить на время все идеологии и самой стать своего рода метаидеологией».

Но какой «#политический_порядок » получится в итоге такой «либеральной» трансформации «нынешнего российского самодержавия»?

Прямого ответа на этот вопрос Клямкин не даёт. Однако он формулирует несколько существенных посылок, необходимых и достаточных для того, чтобы вывести из них вполне определённое умозаключение.

Итак, «#либерализм как конкретная партийно-идеологическая #программа с набором определенных ценностей и приоритетов, отличающих его, скажем, от консерватизма или социал-демократии», согласно представлениям Клямкина, «не может претендовать в России на #доминирование ».

Следовательно, «политический порядок» в России не может обрести форму, аналогичную американской или британской форме.

А вот «#либерализм_как_идеология равноправного мирного сосуществования и политического соперничества разных идеологий», по мнению Клямкина, «вполне мог бы претендовать на роль влиятельной парламентской оппозиции или младшего партнера в коалиции, будь в стране… свободная политическая конкуренция».

То есть «либерализм» в форме наиболее развитых континентальных наций Европы (Германии, Франции или Австрии) «вполне мог бы» прижиться также и в России.

Однако и в этом случае отнюдь не «#либеральная_демократия » будет «политическим порядком» в такой России. А что же тогда?

Да это будет всё то же самое самодержавие, форма которого, однако, вновь будет «обновлена» до формы не симулякра (не «фальсификата»), а «реального правового государства».

А что такое #правовое_государство_в_форме_самодержавия ? Это «#конституционная_монархия », ставшая «европейской монархией», «реально просвещённой либерализмом», однако это — не наследственная конституционная монархия, но «#выборная_конституционная_монархия ».

Собственно этим уже предопределены и «программа», и «оптимальный сценарий» того «транзита власти в России», который должно осуществить подлинным либералам в РФ.

Клямкин не формулирует самую эту «программу» и «оптимальный», то есть «оптимистичный», «сценарий» надлежащего «транзита власти» в России, ибо не его «дело». Свою — методологическую и идеологическую — часть «работы» он уже выполнил.

«Программу реформ» и «оптимистичный сценарий» начавшегося «транзита власти» в РФ кратко сформулировал профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин в уже названной записи в своём блоге под названием «Перспективы новой власти».

Должный и желательный либералами сценарий «транзита власти» в РФ.

Как и в случае интервью И. Клямкина, далее дадим краткий дайджест указанного текста, опубликованного К. Сониным. 

«Кто может знать, в какой ситуации примет Россию следующий президент?», — таким вопросом резюмирует Сонин краткое рассмотрение прогнозов того, как пойдёт и чем завершится начавшийся «#транзит_власти » в РФ.

Сонин следом за этим кратко излагает обоснование и основные тезисы «либеральной программы» и «оптимистичного сценария» осуществления этого транзита.

«В 1991 году, — указывает Сонин, — #политическое_руководство сменилось не на выборах — не просто Горбачев, его администрация и кабинет сменились. Развалились целые, перестали существовать государственные институты (КПСС — фактически, система государственной власти, Госплан и вся система управления экономикой). 

С одной стороны — не дай Бог кому-то принимать страну в таком состоянии — это всегда вина тех, кто до такого состояния довёл. 

С другой — это был редчайший случай в мировой истории, когда многие реформы заключались в создании чего-то с нуля. Не нужно было отменять институты плановой экономики — они к началу российских реформ уже давно не работали».

И этим самым утверждается и обосновывается, что нынешний «транзит власти» в РФ не должен стать «новым 1991-ым годом», а в действительности, как сказал об этом И. Клямкин, — не должен стать «новым 1917-ым годом». 

И совсем не потому, что «это был редчайший случай в мировой истории», а потому, что повторного воспроизводства этого прецедента нельзя допустить ни в коем случае — его надо исключить, во что бы то ни стало.

Вот в этом «исключить новый 1917-ый год» — не только суть всего должного «транзита власти» в РФ, но и суть того консенсуса, который обосновывают и к которому призывают «#подлинные_либералы ». Кого призывают?

«Подлинные», то есть «патентованные на Западе», либералы из числа действительной «русской интеллигенции» призывают все противоборствующие друг с другом орды, на которые распался «номенклатурно-аристократический класс», вышедший из СССР.

А посему, продолжает Сонин, «кто бы ни проводил следующие #реформы, кто бы ни стал следующим российским лидером — из оппозиции ли, как Навальный, или кто-то из тех, кто сейчас «входит в обойму», такого отмирания существующих институтов при передаче власти не будет. Или, иными словами, институты и законы будут теми же. У реформатора будет возможность назначить несколько тысяч человек в системе государственной власти — и это, кстати, в случае серьезных потрясений». 

Однако подчёркивает Сонин, «при хоть сколько-нибудь плавном переходе — от «передачи преемнику» до «бархатной революции» — и тысяч может не быть. (Из чего, к слову, следует, что 99% людей во власти, в широком смысле, нечего опасаться перехода.)».

Ибо, согласно «программе реформ», обосновываемой Сониным и иже с ним, «в краткосрочной перспективе, основным механизмом реформ» будет следующее — «новые люди, работающие по существующим законам и правилам. В каких-то сферах/отраслях таких новых людей много — госмедиа, например, или МИД. Там большой потенциал улучшений «в первый день». В «судебной сфере» изменения могут быть сразу большими, потому что по нынешним законам легко сразу поменять сотни судей и прокуроров (есть ли сотни новых людей на эти места — вопрос, конечно.) В других сферах — той же экономике, назначение новых людей тоже может что-то поменять сразу — прежде всего, в области регулирования. Но не факт, что регулирование, даже осуществляемое радикально по-новому, может что-то сразу поменять в экономике в целом».

Именно этими практическими «мерами» программного характера Сонин отвечает на вопрос об обеспечении устойчивости модернизируемой «формы самодержавия», который был поставлен И. Клямкиным.

Мало этого, пишет Сонин, «дополнительным якорем-стабилизатором при переходе власти будет тот факт, что сейчас во власти много богатых людей. (Еще раз — возможности революции с масштабной экспроприацией богатства я не вижу.) Речь, конечно, не про глав госкорпораций и «королей госзаказа» — кого на эти должности назначат, те и будут богатыми. Но в парламентах и региональных администрациях много крупных бизнесменов — они не перестанут ими быть при смене власти. …#власть …, завязанная на активах и деньгах — возможно, нет [«не рухнет в одночасье» — В.В.]».

И заключает Сонин, как и положено, прямой индоктринацией не столько «интеллигенции» и «образованных городских слоёв», сколько большей части «служилого сословия» относительно того, что именно такой «транзит власти» в РФ является «оптимистичным сценарием». Именно этот «сценарий» планируется и надлежит реализовать.

«Мне кажется, — пишет Сонин, — что многие так себя и представляют оптимистичный сценарий — какая-то #чисто_политическая_история, в результате которой власть меняется, но вся остальная жизнь остается прежней. …реформы в такой ситуации — когда, все остается по-прежнему, кроме высшего руководства — не могут быть революционными».

«Это все [сказано – В.В.], — уточняет далее Сонин, — не к тому, что реформ не нужно. Наоборот, чем быстрее — тем лучше. Если есть возможность проводить их, не доводя до развала государственной власти — конечно, надо проводить раньше. Мечтать о том, чтобы все рухнуло, и легче было строить с нуля — это все равно, что загадать, что начнешь держать диету и тренироваться, как только выйдешь из реанимации. Ясно, что лучше туда не попадать».

Sapienti sat — умному достаточно…

promo new_rabochy 15:08, sunday 108
Buy for 10 tokens
Товарищ Лакониум затронул тему Айн Рэнд и, в камментах, — айнрэндовского героя - сильного и умного: https://new-rabochy.livejournal.com/1234361.html. Атланта (титана), сверхчеловека. Аналогичный образ создала и Цвай Рэнд Латынина. К нему же явно или неявно отсылаются многие, покусанные гражданкой…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.