romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

Советские экранизации британских авторов

Дали ссылку на интересную статью об экранизациях 1970-х-1980-х.
И возникает вопрос, почему в советском обществе появился запрос на подобные фильмы об устойчивом мире без классовых противоречий? Неужели позднесоветские люди именно так видели капитализм?

"Классик марксизма утверждал, что нельзя жить в обществе и быть свободным от него. И тем не менее, читая рассказы Конан Дойла, мы практически не сталкиваемся в них с примерами дикого капитализма и бесчеловечной эксплуатации человека человеком, какими полны романы Чарльза Диккенса, старшего современника Дойла. В рассказах о Холмсе заметен разве что слабый их отсвет — финансовые спекуляции, долги по имениям, игра на бирже и тому подобное. Скорее можно говорить о том, что сэр Артур — вольно или невольно — отражал позитивную сторону свершившейся в Англии промышленной революции.
Хотя за советом к сыщику выстраиваются очереди из заграничных королей и местной аристократии, основными героями его рассказов, не считая отъявленных гангстеров, оказываются представители утвердившегося среднего класса, в том числе мелкой буржуазии и интеллигенции: ростовщики, клерки, отставные полковники, школьные учителя, сельские врачи, священники, профессора, строительные подрядчики… А вот пролетариат — фабричные рабочие, сантехники, газовщики и машинисты заметны в рассказах лишь краем глаза, когда проходят мимо сыщика в толпе, когда оставляют следы-отметины на линолеуме в прихожей либо когда сыщик сам переодевается в них, то есть в роли немой «обслуги эпизодов». Настоящие же слуги, дворецкие, секретари, одним словом, разного рода «порученцы» хозяев, возникают на страницах холмсовских новелл куда чаще и сами нередко впутываются в криминальные неприятности. Представители же рабочего класса — практически никогда. В рассказах о Шерлоке Холмсе они — человеки-невидимки.
Подобное невнимание к общественному базису Англии было присуще не одному Конан Дойлу...
Не вяжется рабочий класс с беллетристикой. Это видно и по рассказам самого Конан Дойла, и по рассказам того же Уэллса. Не говоря уже об их младшем современнике Честертоне (он тоже с долей сочувствия относился к социалистам). И в его рассказах задействован всё тот же социальный состав, что и у Конан Дойла: банкиры, священники, аристократы, министры, секретари, журналисты, отставные полковники, клерки. И очень редко в эту колоду тузов, дам, кавалеров этаким джокером попадает социалист-мечтатель, обычно по дерзкой рассеянности. И никогда рабочий.
Только однажды центральным героем новеллы Честертон сделал ничем не примечательного почтальона. Разносчика писем никто из свидетелей не заметил, столь банален был его мундир и столь привычны были его ежедневные посещения. Автор так и назвал свой рассказ — «Невидимка» (1911), подмигнув фантасту Уэллсу. Только почтальон оказался ряженым. Чем Г. К. Ч. ещё раз подтвердил «закон» беллетристики — никаких пролетариев...
Кинематограф страны победившего пролетариата, берясь за тему «выдуманной Англии», экранизируя произведения Конан Дойла, Честертона, Стивенсона, Уэллса, Свифта, Оскара Уайльда и других, в точности исполнял предписания литературного «канона». Социальный состав этих приключений оставался прежним — министры, сыщики, разбойники, сэры, отставные полковники, клерки, сельские врачи и банкиры (кстати, один из первых советских телеспектаклей по Конан Дойлу и Агате Кристи так и назывался — «Министры и сыщики», 1970). И никаких пролетариев. Только на раннем этапе существования выдуманной кино-Англии были позволены небольшие социальные эксперименты. В страну Лилипутию попадает не судовой врач Гулливер, а пионер Петя (фильм «Новый Гулливер», реж. А. Птушко, А. Ванихин, 1935), который поднимает восстание лилипутского пролетариата. А за сокровищами на далёкий остров отправляются ирландские революционеры («Остров сокровищ», реж. В. Вайншток 1937), которые вынуждены бороться со своими зеркальными антиподами — пиратами. Однако те и другие никак не являются представителями рабочего класса, только что вышедшими из-за станка, но обладают главным условием для участия в приключении — свободой и временем.
В английских писателях 19 — начала 20 века советские кинематографисты и зрители, как сговорившись, желали видеть сказку о «доброй старой Англии», а острая критика капитализма, темы капиталистической эксплуатации обычно выносились в параллельные киномиры. Викторианская Англия была слишком волшебна для этого, как тридевятое царство тридесятое государство из русских сказок...
Кирилл Кобрин в 2007 году выдвинул весьма остроумную гипотезу, объясняющую невероятный успех советского кино-Холмса и всего феномена нашего «английского» кино в целом, найдя параллели между поздневикторианской Англией и брежневским СССР. Автор не то чтобы ошеломил открытием — о данном параллелизме упоминали и раньше. Заслуга Кобрина в том, что в своём эссе он собрал большое число улик и выстроил на их основе доказательную базу16.
Самое время задаться вопросом: а не были ли советские экранизации английский писателей чем-то большим, чем просто проявлением так называемой культурной автаркии или проекцией каких-либо социально-психологических комплексов? Больше, чем побегом от действительности? Не резонно ли в них разглядеть самостоятельную ценность? А возможно — проявление культурного универсализма? Если хотите — форму художественного познания?..."//http://uraljournal.ru/work-2019-5-2045

Tags: история СССР, кино
Subscribe

promo new_rabochy 16:15, вчера 38
Buy for 10 tokens
Антропогенез совершился без явных границ! Ведь работают и коммуницируют и другие животные... Факт лишь в том, что и то и другое, благодаря эволюции (причём ведь не самой по себе, а от внешнего давления среды), как и с самопроизвольным верхнепалеолитическим культурным всплеском, - всем тем мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments