vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Буржуазное общество в идейном и практическом тупике

https://p4.wallpaperbetter.com/wallpaper/285/595/589/digital-art-science-fiction-island....jpg
https://p4.wallpaperbetter.com/wallpaper/285/595/589/digital-art-science-fiction-island....jpg

Рассмотрены существо, общественная функция, способ создания и воспроизводства утопии, их неразрывная взаимосвязь с символическим мышлением и троичным исчислением (мифо-логосом) всего сущего.

Показано происхождение, существо и специфическое отличие буржуазного двоичного исчисления всего сущего, а равно и мышления терминами, обусловившими уже свершившийся неизбежный и необходимый разрыв между действительностью, буржуазной научной реальностью и чувственно конкретным восприятием общественных индивидов, возникновение постправды, постистины и постнауки.

Обоснован вывод о том, что, во-первых, в условиях современного буржуазного общества уже никакая утопия не возможна, в том числе не возможна и «социологически фундированная утопия», а, во-вторых, дальнейшее историческое развитие буржуазного общества как такового без утопии тоже невозможно.

Буржуазная форма производства общественных индивидов завела человечество в исторический тупик, выходом из которого может быть либо уничтожение человечества, либо пролетарская социальная революция — иного уже не дано самим буржуазным обществом.

Общественная функция утопии, способ её создания и воспроизводства.

В статье «Политический монополизм и символические революции» #Пьер_Бурдье сделал вывод о том, что «движения, рождённые из бунта против монополии политиковвсегда нестабильны и слабы, как это показывает опыт Восточной Германии, где очень быстро утончённая интеллектуальная контестация скатилась к самым грубым формам партийной политики на американский манер».

Одной из причин этого, по оценке Бурдье, является то, что «альтернативные движения, как на Западе, так и на Востоке, не располагают теорией, которая позволила бы им осознать самих себя и организовать себя в соответствии с их глубинным предназначением».

Поэтому необходимо установление «нового типа сотрудничества между интеллектуалами, имеющими критический взгляд не только на социальный порядок, но и на самих себя и всех тех, кто претендует изменить социальный порядок, и движениями, которые как на Западе, так и на Востоке предполагают изменение социального мира, а также методов его осмысления и изменения».

Ибо, утверждает далее Бурдье, «пришло время преодолеть старое противостояние утопизма и социологизма для того, чтобы предложить социологически фундированные утопии».

Но почему все без исключения движения, стремящиеся к изменению социальной организации мiра и социального порядка в нём оказались в ситуации, когда они не располагают социологически фундированной утопией?

Потому, заявил в средине 1990-х годов Пьер Бурдье, что у современного человечества ныне нет ни одной работающей утопии. По оценке Бурдье, «последней из практически работавших социологически фундированных утопий» было #учение_Маркса .

Утрата этой «последней из практически работавших утопий», по оценке Бурдье, есть результат содержательной ревизии, вульгаризации, опошления и дискредитации в массах учения Маркса, осуществлённых практикой не только именовавших и именующих себя марксистами в СССР и России, в КНР и во всех прочих «социалистических государствах», но и всего сообщества интеллектуалов Западной Европы.

Но что есть утопия по своему существу и способу изложения этого существа?

По своему существу #утопия есть и #провозвестие (предвидение и возвещение или весть), #теория_будущего, которое, с точки зрения автора этой теории, желается (чается) теми социальными группами общественных индивидов, насущные интересы которых выражает автор этой теории.

Согласно пониманию автором утопии насущных интересов представляемой им социальной группы, создаваемый автором утопии образ будущего именно для этой социальной группы есть наилучшее будущее.

И именно поэтому #утопия есть не что иное, кроме как благая весть для всей той социальной группы, насущные интересы которой она выражает и чаемое которой будущее она предвидит и возвещает.

Что касается способа изложения теории будущего, то Платон в «Государстве», Мор в «Утопии», Кампанелла в «Городе Солнца», Бэкон в «Новой Атлантиде», не говоря уже о его романе Уэллса «Люди как боги» или о романе Франса «На белом камне», излагают теории чаемого ими будущего посредством чувственно конкретных образов.

Чувственно конкретны эти образы именно потому, что они достаточно легко и просто могут быть воображены (визуализированы) всяким, кто читает или слышит словесное описание этих образов, поскольку читающий (слушающий) причастен (принадлежит) к той социальной группе, для которой эта теория таким способом кажет чаемое ею будущее как её мечту, осуществлённую в реальности.

Обобщая существо этой формы провозвестия будущего, #Станислав_Лем во 2-ом томе «Фантастики и футурологии» (1970) точно определяет утопию «изложением определённой теории бытия при помощи конкретных образов».

И дело не только и не столько в стремлении каждого из мыслителей-утопистов сделать свою теорию будущего доступной пониманию тех, кому они адресуют свои «теории наилучшего бытия». Сколько дело в том существе теории как таковой, каково оно есть и для Запада, что Старого, что Нового, и для Востока Старого и Нового.

Символическое мышление и сущность теории для Старого Запада и Востока.

Эту самую сущность теории #Мартин_Хайдеггер вывел из языка древних эллинов: «Имя существительное «#теория » происходит от греческого глагола θέωρειν. Соответствующее существительное звучит в греческом как «феория». У этих слов высокий и таинственный смысл. Глагол θεωρειν возник от сращения двух слов: θέα и οραω. Θέα (ср. «театр») — это зрелище, облик, лик, в котором вещь является, вид, под которым она выступает. Платон называет этот вид, под которым присутствующее показывает, что оно есть, «эйдосом». Увидеть, είδεναι этот вид — значит ведать, знать. Второе корневое слово в «феории», глагол οραω, означает глядеть на что-либо, охватывать взором, разглядывать. Таким образом, θεωρειν — это θέα ỏραν: видеть явленный лик присутствующего и зряче пребывать при нём благодаря такому видению».

«Образ жизни (βίος), определяющийся «феорией» и ей посвящённый, — продолжает далее Хайдеггер, — греки называют βίος θεωρετικός, образом жизни созерцателя, вглядывающегося в чистую явленность при-сутствующего. В отличие от этого βίος πρακτικός есть образ жизни, посвящённый действию и деланию. Различая их, мы должны, однако, всегда помнить одно: для греков βίος θεωρετικός, созерцательная жизнь, особенно в своём наиболее чистом образе как мышление, есть высшее действие. «Феория» сама по себе, а вовсе не только за счёт её привходящей полезности, есть завершённый образ человеческого бытия…, являя близость богов. …она открывает для восприятия и изображения первые άρχαί и αίτίαι присутствующего».

Θέα — богиня вообще, то есть общее имя всех богинь, но ближайшее к этому имени, однокоренное и однозвучное с ним вплоть до неразличимости, имя — Θέια (Фейя). Этодочь Урана и Геи, родившая от Гипериона Гелиоса (Солнце), Селену (Луну) и Эоса (Утреннюю зарю). Именно от Тейя производно также и Алетейа («непотаённость, благодаря которой и в которой при-сутствует существующее») — #Истина .

Мышление древних первоначально было мышлением, осуществляемым посредством оперирования образами в визуальном поле сознания, что предполагало #способность_воображать = переводить слова, то есть устойчивые сочетания упорядоченных в слова звуков, в образы, которые этим самым предстают пред взором мыслящего, и только таким способом этот мыслящий умно зрит то, что он мыслит. 

Это #мышление_образами предполагает также и необходимое развитие памяти, наличие богатого зрительного опыта установления однозначного соответствия между конкретными словами и конкретными образами всего сущего в окружающем мiре.

Однако и этого было недостаточно для мышления, ибо требовались ещё способность абстрагировать (отвлекать) #внимание от текущего восприятия окружающего мiра и своего собственного организма, во-первых, фокусируя это внимание на мышлении посредством оперирования образами, про-из-водимыми (воображаемыми) из речи сначала устной и только многие века спустя — внутренней речи «про себя».

Но #мышление_мудрецов, которые древними эллинами именовались философами (любителями мудрости), поднялось на «одну ступеньку» выше обыденного мышления образами, а именно мышление мудрецов стало мышлением уже не образами непосредственно — это уже #мышление_символами .

#символ есть «двойной» образ, один из которых явно дан зрению созерцателя, а второй открывается его умному зрению при посредстве первого образа, служащего иконой (указателем, выводящим умное видение к непотаённости = к истине) главного образа, который поэтому суть #первообраз, в то время как сама его #икона есть всего лишь #образ_первообраза .

В этом отношении всякое #имя, то есть всякое #слово_существительное в языке, изначально есть словесное указание на #образ (икону) соответствующего первообраза. А посему мудрость есть точное ведание имён как символов всего того, что существует, есть в мiроздании, и что кажет себя соответствующим образом своим, неразрывно связанным со своим именем — в русском языке слова «имя», «знамя» и «знание» суть однокорневые слова.

Собственно вся традиционная практика «подготовки мудрецов», в том числе монахов и аскетов, и на Востоке, и на Западе есть не что иное, кроме как практика методически последовательного овладевания мышлением образами = умным зрением или умозрением.

Следующей ступенью развития мышления стало вытесняющее замещение образов, чувственно данных посредством имён, их словесными определениями («формулами»), свёрнутыми в соответствующие «#понятия ».

И уже над этой ступенью надстроена ещё одна ступень — вытесняющее замещение «понятий» и их «словесных формул» (определений) знаками. Первоначально это совсем не язык математики, но #язык_тайного_знания, то есть #эзотерический_язык_жречества — закрытый язык посвящённых, в отличие от открытого всем экзотерического языка.

На Старом Западе #Платон был одним из последних крупнейших философов в точном смысле этого слова, то есть из любителей мудрости, который, владея языком посвящённых, был способен переводить его в символический язык.

#Аристотель — это уже предтеча философии Нового Запада, ибо его мышление уже не было способно переводить язык посвящённых в символический язык, то есть Аристотель был уже не способен к символическому мышлению.

Аристотель уже не понимал символического языка, ибо #мифо_логос, воипостасированный в Аристотеле как его #психо_логос, по своей общественной природе, то есть по своему существу был уже другим, нежели у Платона, а именно принадлежащим к уже возникшему, но пока ещё только начавшему процесс своего становления органической целостностью, мифо-логосу Нового Запада.

А что значит выражение «Аристотель был уже не способен к символическому мышлению»?

Это значит, что мифо-логосу Аристотеля было присуще #двоичное_исчисление (= двоичный логос), в то время как мифо-логосу Платона ещё присуще было #троичное_исчисление (троичный логос). Троичный логос — это и есть логос символов, в то время как двоичный логос есть логос «знаков — значений».

Буржуазное мышление терминами и разрыв между действительностью, научной реальностью и чувственно конкретным восприятием.

Для иудаизма характерна догма, полагающая не только невозможность знания имени Б-га, но и запрещающая любые попытки узнать подлинное имя Б-га, из чего логически следует также и запрет почитания икон (идолов, кумиров) – «#не_сотвори_себе_кумира ».

Для ислама также характерен запрет на изображение Аллаха, изготовление и поклонение иконам предавшихся Ему.

#иконоборчество, открыто начавшееся в Византии в VIII (730 год) и продолжавшееся, несмотря на осуждение VII Вселенским собором (787, Никея) до средины IX века (843), в восточном христианстве было осуждено. 

Однако #почитание_икон на Новом Западе никогда не имело не только широкого распространения, но и догматического обоснования. Более того, в догматике разных течений в христианстве Нового Запада, особенно в протестантизме, который, по определению Вебера, суть «дух капитализма», иконы нередко порицаются, либо запрещаются.

Ко всему этому следует вспомнить #определение_капитализма как практического осуществления принципа еврейства, данное и научно обоснованное Марксом. А равно и вспомнить о том, что «христианство возникло из еврейства. Оно снова превратилось в еврейство. Христианин был с самого начала теоретизирующим евреем; еврей поэтому является практическим христианином, а практический христианин снова стал евреем».

Как только мы вспомним и не будем забывать это, так сразу же для нас не может не стать очевидной закономерность утверждения двоичного исчисления во всём буржуазном обществе в качестве сущностной характеристики того мифо-логоса, которым управлялось не только становление и возникновение буржуазного общества как такового, то есть как Нового Запада, во-первых.

И, во-вторых, сущностной характеристики того двоичного мифо-логоса и присущего ему двоичного исчисления, которые насаждались, в том числе огнём и мечом, а не только «крестом» и втягиванием всего мiра в #капиталистически_денежные_отношения, расширенно воспроизводились буржуазным обществом в процессе и процессом его становления органической целостностью, то есть глобальным мiром.

Если «#понятие » ещё сохраняет связь с образами сущего и выводящими на них именами этого сущего, то #термин_науки_и_практики Нового Запада, которые суть две стороны одного и того же искусственно произведённого человеком «технэ» (#техника, #технология), есть результат соглашения относительно «знака», которым обозначен данный термин, и его «значения».

Это — результат соглашения, которое достигнуто внутри корпорации посвящённых и воспроизводится исключительно и только внутри этой корпорации, а средством посвящения (инкорпорации) новых общественных индивидов является соответствующее «специальное (общее и профессиональное) образование».

Вследствие этого, чем более развито «технэ», то есть чем более развито технически буржуазное общество, тем в большей мере, связь мышления с действительностью утрачивается, ибо утрачивается не только способность, но и возможность воображения.

Утрачивается возможность воображения, то есть утрачивается возможность восстановления истины — однозначной связи имён с действительностью. #воображение полностью вытесняется и тотально замещается «памятью» о соответствии между одними и теми же знаками и их разными значениями в разных искусственных языках (= в разных «экспертных культурах»), которыми владеют только посвящённые в эти языки.

Посредством всеобщего среднего, а, тем более, ставшего уже всеобщим среднего и отчасти «высшего» профессионального образования, связь между «словами и вещами» (М. Фуко и другие) окончательно разорвана для большинства современного человечества.

А в особых социумах (нациях) Нового Запада и иже с ним «развитой части мiра» эта связь разорвана полностью и окончательно, доколе они будут воспроизводить самоё себя в рамках буржуазной формы производства общественных индивидов.

Полное вытеснение и тотальное замещение троичного мифо-логоса и осуществляющего его в действительности символического мышления двоичным мифо-логосом и осуществляющим его буржуазным мышлением выражается в феномене «новой нормальности» постправды, постистины и постнауки.

#постправда, #постистина и #постнаука как раз и есть результат полного разрыва, обособления, противопоставления и противоречия друг другу трёх прежде органических моментов символического восприятия и мышления общественных индивидов, ставших существующими независимо друг от друга действительностью, реальностью буржуазного научного сознания и реальностью чувственно конкретного воспрития (опыта) общественных индивидов буржуазного общества.

Относительно всех тех фрагментов буржуазной реальности, которые конкретные общественные индивиды не могут описать специальными искусственными языками, ибо не владеют ими, и/или не видели тех «технические образы», которые описываются соответствующими терминами специальных языков, у таких общественных индивидов не остаётся никакой другой возможности представить эти фрагменты реальности, кроме способа производства «фэнтези».

Но эти #фэнтези всегда обусловлены, с одной стороны, субъективным опытом чувственно конкретного восприятия буржуазной реальности, а, с другой, уровнем и качеством полученного и присвоенного соответствующими субъектами буржуазного образования.

Это означает, что, во-первых, #смерть_утопии в условиях буржуазного общества неизбежно и неотвратима по мере превращения буржуазного общества в глобальное общество. И, во-вторых, что есть оборотная сторона той же самой медали, уменьшение не только вероятности, но и даже теоретической возможности возникновения новой утопии по мере превращения буржуазного общества в глобальное общество.

Невозможность утопии в условиях невозможности буржуазного развития без неё.

В тоже время, «обществу, не способному создавать утопии и воодушевляться ими, угрожает склероз и разрушение. Ум, для которого не существует никаких исключений, рекомендует нам данное, #готовое_счастье; человек от этого счастья отказывается, и именно это отречение делает его существом историческим, то есть приверженцем воображаемого счастья».

Такой вывод сделал и обосновал ещё в средине 20-го века Э.М. #Сиоран (Чиоран) в своих «письмах к другу» под общим названием «История и Утопия», включенных им в сборник статей и эссе «О разложении основ. Искушение существованием» (1949).

Французские критики нередко наделяли Эмиля Мишеля Сиорана (Чиорана), румына по рождению (1911) и воспитанию (как, впрочем, и его знаменитые соотечественники Мирча Элиаде и Эжен Ионеско), овладевшего французским языком уже взрослым, самыми громкими эпитетами, вплоть до «величайшего французского прозаика наших дней».

Наиболее темпераментные в полемическом задоре отдавали за одну-единственную страницу его книг все сочинения Альбера Камю, публично заявляя, что для «любителя французской литературы появление каждой новой книги этого румына является настоящим праздником».

В средине 1960-х годов известная американская писательница и культуролог Сьюзен Зонтаг заявила, что в той ветви субъективной философии — антисистемной, лирической, афористичной, — которая славна именами Кьеркегора, Ницше, Витгенштейна, в наши дни «крупнейшим» является именно Сиоран.

Но #практическая_значимость_утопии для буржуазного общества обусловлена совсем не тем, что так считали и считают те или иные мыслители или деятели, признанные «великими» или «выдающимися» в той или иной «корпорации посвящённых», именуемых интеллектуалами или гуру в соответствующих профессиональных областях общественной практики.

Владимир Малышев в статье «Европа без идей, без структурированного политического мышления» обосновывает свой вывод о том, что «деградация личности человека Европы, которого обтёсывают в духе плоских стереотипов «мультикультурализма», «толерантности» и «политкорректности», приняла черты необратимого процесса. Всё остальное — отсутствие идей и структурированного политического мышления, кризис лидерства, паралич государственной воли, вырождение демократии в охлократиюэто следствия».

Директор Центра государственного управления и общественной политики Карлтонского университета (Канада), профессор Пётр Дуткевич в статье «Утопия – наше будущее или очередной мираж?» критически рассматривает ежегодный доклад Валдайского клуба, который в 2020-ом вышел под названием «Утопия многообразного мира: как продолжается история».

Сначала П. Дуткевич цитирует из этого доклада следующее: «Почему мы полагаем, что тема новой утопии актуальна? Налицо исчерпание международной повестки. Это не текущий кризис роста и развития, которые случаются периодически, а исчезновение осмысленной и признаваемой всеми системы координат. Можно пытаться подлатать осыпающуюся реальность, манипулируя искусственными концептами, потерявшими живость идеологиями и обветшавшими институтами. Но эта попытка отсрочки только усугубляет положение вещей, делает происходящий слом еще более драматичным».

Причин, по которым этот доклад будет популярным и вдохновляющим, по оценке Петра Дуткевича, три, как минимум. А именно:

Во-первых, «мы не можем продолжать жить и воспроизводить нынешнюю социально-политическую, экологическую и экономическую систему, не погружаясь все чаще во все более глубокие кризисы. …Похоже, мы находимся в ситуации, когда #кризис представляет собой постоянную составляющую современной социально-экономической системы, потому что эта система последовательно легитимизируется через социально сконструированные страхи, панику и манипуляции со СМИ».

Во-вторых, продолжает Дуткевич, — «как полагает теоретик урбанистики и историк Майк Дэвис, «утопия в самом глубоком смысле – это не мечта о рае, а защита необходимого от реалистичного». «Реализм»… стал ориентиром для политики, блокируя тем самым необходимые преобразования существующего порядка, которому давно необходимо разорвать порочный круг бедности, неравенства, господства и гегемонии».

И, в-третьих, по мнению Дуткевича, «утопию можно рассматривать не только как философскую конструкцию, но скорее как виртуальную структуру альтернативного будущего и, таким образом, предлагать конкретный набор инструментов, из которого международное сообщество сможет выбирать инструменты реализации решений для культурно и социально специфичных сообществ».

Дуткевич иными словами повторил существу того, что было обосновано Эмилем Сиораном не менее семидесяти лет назад! О цитированном нами выводе Сиорана Дуткевич вряд ли подозревает вообще, если он слышал хоть что-нибудь о самом Сиоране и его вкладе в культуру Нового Запада вообще и франкоязычную культуру, в особенности. А культура Канады, не надо об этом забывать, изначально есть также и франкоязычная культура.

Однако важнее в статье Петра Дуткевича совсем не это, хотя и это тоже архи-важно, а другое. Тогда что?

Дуткевич пишет: «Для меня ответ на вопрос, насколько мы можем трансформировать систему, заключается в результатах продолжающейся жестокой борьбы между двумя группировками глобальной элиты, представленными глобальным финансовым капиталом и промышленным капиталом. Эти две большие элитные группы с радикально разными целями, интересами, социальной базой и взглядами на будущее глобального развития вступают в схватку за глобальную власть. …Кто будет иметь реальную возможность преобразовать систему, определится по итогам этой битвы».

Каковы по своему составу эти две глобальные группы, и как долго они ведут борьбу за глобальную власть?

«Как мы предположили с британским политологом Еленой Чебанковой, — продолжает далее Пётр Дуткевич, — в течение последних пяти десятилетий ХХ века первая группа состояла из различных фракций «либеральной, а затем и неолиберальной» элиты, которые контролируют потоки финансового капитала, портфельные инвестиции и информационные технологии.

Вторая группа представлена консервативной когортой политиков, поддерживаемых промышленным капиталом, отвечающим за производство в таких отраслях, как тяжелая промышленность, вооруженные силы, сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых.

Обе группы имеют своих представителей в правительствах государств по всему миру и глобальных политических элитах. В первой половине XX века… симбиоз финансового и промышленного капитала установил глобальные правила и нормы».

«Однако, — указывает Дуткевич, — …примерно в конце 1960-х годов… финансовый капитал устал играть роль младшего брата промышленников. К концу 1990-х годов финансовый капитал начал участвовать в глобальных процессах как отдельная группа, независимо от промышленного капитала и руководствуясь простым стремлением к накоплению богатства. Где-то на этом пути финансовый капитал распрощался с принципами либеральной экономики и, как точно отметили ученые Ницан и Бихлер, объединил капитал и власть».

Пётр Дуткевич считает маловероятным, что «нынешний кризис, как и многие его предшественники, способен обеспечить кардинальную трансформацию, которая приведет в 2045 году к гармоничному миру, обрисованному в докладе Валдайского клуба».

Но почему так считает П. Дуткевич? 

Потому что «радикальное изменение было бы равносильно построению справедливого порядка на новой экономической основе или скатыванию в бессовестную тоталитарную бездну».

А посему и #доклад_Валдайского_клуба, претендующий на создание «социологически фундированной утопии», даже с точки зрения Центра государственного управления и общественной политики Карлтонского университета (Канада) есть не более чем #очередной_мираж, то есть очередная разновидность наукообразного фэнтези.

Идея Советской власти или вместо послесловия.

Вместо заключения и послесловия к настоящей статье приведём свежую оценку ситуации Кареном Шахназаровым. В интервью «Свободной Прессе» (см.: «Идея «Русского мира» узковата для России, а Советская идея привлекательна для всего мира») он заявил: «…ощущение, что в обществе зреет взаимное недовольство друг другом. …Мы отказались от социализма. … Теперь мы видим, что и у капитализма проблемы. Мы никак не можем понять, чего мы хотим. …Вернуться нам в ту систему невозможно, в прошлое не вернешься. У нас нет никаких идей по поводу того, как создать общественно-экономическую модель, которая бы реально у нас работала».

Даже став «социологически фундированной утопией», идея «Русского мiра» с точки зрения Шахназарова — «достаточно узковатая вообще для России-то. Она не очень привлекательна для мира. Советская идея была привлекательна для всего мира. Ты мог быть кем угодно, и быть советским. …Идея «Русского мира» узковата для России, а Советская идея привлекательна для всего мира. …Советская идеология была наднациональная, она всех устраивала. А сегодняшняя идеология может привести [прежде всего, саму Россию, не говоря уже обо всём мiре – В.В.] к не очень хорошим последствиям».

Так вот подлинная Советская идея — это #идея_пролетарской_социальной_революции, научно открытая и обоснованная Марксом. 

Только эта идея доныне остаётся привлекательной для всего мiра, и её привлекательность только возрастает и неотвратимо будет возрастать по мере углубления и ожесточения борьбы за глобальную власть между двумя частями (партиями) новой финансовой аристократии, господствующей над всем человечеством.

Buy for 20 tokens
Да-да, речь про помощника Навального, который сейчас находится в изгнании. (фото-скрин: Канал Навальный LIVE) Тут прям серия настоящих шедевров, вскрывающая правду про реальное отношение к нашей стране. Благодарить за такое нужно наших пранкеров Вована и Лексуса, Владимира Кузнецова и…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.