m_pavluchenko (m_pavluchenko) wrote in new_rabochy,
m_pavluchenko
m_pavluchenko
new_rabochy

Categories:

О причинах Гражданской войны в России. Часть 2 - Красные и белые.

Продолжение предыдущего материала "О причинах Гражданской войны в России. Часть 1 - Историография."

Рассмотрим социальную природу противостоящих в гражданской войне сторон. Начнём с боровшихся за центральную власть "красных" и "белых".

Между 1858 и 1897 гг. численность потомственных дворян в 41 губернии Европейской России (за исключением Царства Польского) выросла более чем в 2 раза — с 234 до 478 тыс. В то же время общая площадь принадлежавшей дворянам земли сократилась с 78 до 58 млн. десятин. Средний размер поместья только в 1870 - 1897 гг. сократился с 176 до 104 десятин. Быстро рос процент безземельных и обанкротившихся дворян. Эта ситуация подтолкнула дворянство к поиску альтернативных источников дохода, главным из которых была государственная служба.

Ужесточение конкуренции за места в госаппарате вызвало резкий рост спроса на образование. В результате в 1861-1897 гг. численность студентов выросла вчетверо и впоследствии рост продолжался. За тот же период количество мест на государственной службе увеличилось всего лишь на 21%[1]. Неудивительно, что возник сравнительно обширный слой «лишних людей» - образованных разночинцев, интеллигентов, не имевших перспектив построить карьеру соответствующую амбициям. Георгий Дерлугьян пишет об этом - «узость рынка профессиональных услуг, нехватка университетов и общая бедность специалистов (доходы врачей, агрономов и даже военных в царской России были много ниже доходов аналогичных профессий в Европе) толкали множество образованной молодёжи на поиск самореализации в идейном радикализме. Так возникает интеллигенция — во Франции XVIII в., в России XIX в. и далее по всему Третьему миру XX в.»[2]. Другими словами, возникла ситуация перепроизводства элит или, выражаясь терминами Рэндалла Коллинза, «кризис дипломов»[3].

Из этой среды вышли многочисленные русские революционеры последней трети XIX и начала XX века. Эти люди представляли новую - технологическую, детерминистскую, часто атеистическую культуру и считали необходимым преобразование страны в соответствии с передовыми западными идеями и практиками. Большевики были из их числа, историк В.В. Дамье пишет об этом: «на верхних этажах партийной иерархии преобладали и задавали тон представители тех слоёв радикальной интеллигенции, которые сами воспринимали себя как истинную элиту — знающую, как следует преобразовать Россию и весь мир, но подвергающуюся дискриминации в условиях «старого режима». Для их настроений <...> были характерны, с одной стороны, «народопоклонничество», а с другой - «высокомерное отношение к народу как к объекту спасительного воздействия, как к несовершеннолетнему, нуждающемуся в няньке для воспитания «сознательности», непросвещённому в интеллигентском смысле слова»[4].

К лету 1917 г. большевики выделялись среди прочих партий разве что необыкновенной решительностью, политической волей к захвату и удержанию власти любой ценой; прагматичной готовностью переступать через теоретические схемы ради политических выгод, обещать радикальные (и сколь угодно утопичные) перемены ради популярности; заключать самые невероятные союзы и легко разрывать их при необходимости. Будучи идейными последователями Маркса они на практике следовали примеру совсем других немцев: пророку планового капитализма Вальтеру Ратенау и строителю «военного социализма» времён Первой мировой генералу Людендорфу[5]. Именно эти качества и практики предопределили их конечную победу и одновременно толкнули в антибольшевистский лагерь все прочие политические силы.

Но противоборство интеллигенции и правящей элиты было не единственным конфликтом раздиравшим российский социум того времени, со времён Петра I в русском обществе укоренился раскол между европеизированным образованным слоем и традиционалистской массой в основном крестьянского населения. В годы Гражданской войны взаимное презрение и недоверие между этим группами превратилось в открытую ненависть и обернулось насилием и жестокостями.

В период революции и Гражданской войны ряды большевиков пополнили сотни тысяч выходцев из социальных низов, которым вступление в партию открывало головокружительные карьерные возможности. Только за 1917 г. партия выросла с 24 до 350 тыс. человек, а к середине 1921 года в ней насчитывалось 732 тыс. человек. Затем в результате «чистки рядов» численность большевиков сократилась почти вдвое, но только чтобы вновь возрасти в ходе «ленинского призыва» до 780 тыс. В результате первоначальное ядро большевиков, состоящее из модернистски настроенных интеллигентов, оказалось размыто носителями общинного крестьянского сознания. Последние прониклись идеями прогресса и необходимости преобразования России по лекалам передовых стран, но невольно наложили на советский проект печать крестьянского традиционализма, стихийными носителями которого являлись.

Борис Колоницкий пишет о новом, сформировавшемся уже после февральской революции "комитетском классе". Десятки тысяч солдат, унтер-офицеров, офицеров военного времени были избраны в солдатские комитеты в период Временного правительства, вовлечены тем самым в политическую жизнь, вкусили власти и увидели перспективы, которые перед ними открывает революция. Сродни им был рабочий актив избиравшийся в советы в тыловых городах. И те и другие были в массе молодыми, энергичными, брутальными, склонными к насилию людьми из низших социальных слоёв империи, внезапно обнаружившими, что могут войти в элиту общества, о чём при старом порядке не могли и мечтать. К осени 1917 года они по большей части поддержали большевиков, когда стало ясно, что ленинская партия единственная сила, которая выступает за превращение советов рабочих и солдатских депутатов в постоянно действующие органы, в советскую власть, и только вместе с ней интеграция комитетского класса в элиту может завершиться.

Под стягами противостоявших большевикам белых армий собрались самые разные политические силы, от умеренных социалистов (эсеров и меньшевиков), до либералов и монархистов. Но в конечном итоге, основной организующей силой в этом движении выступило де-факто офицерство, стремившееся к военной диктатуре[6]. Втягивание военных в политику началось ещё в период Первой мировой войны, когда с генералитетом начали налаживать связи представители думской оппозиции, военно-промышленных комитетов и Земгора[7]. В конечном итоге это привело к отказу руководства армии поддержать Николая II в условиях революционных событий февраля 1917 г. и стало одним из решающих моментов революции. Но Временное правительство также не оправдало надежд офицерства, главная их претензия к гражданским властям — неспособность поддержать порядок в тылу и обеспечить нужды армии, стала ещё более актуальной, что толкнуло военных на попытку прямого захвата власти, первая и самая робкая из них - «Корниловский мятеж».

Начатые большевиками переговоры о мире с Германией и последующее его подписание на самых невыгодных условиях, было воспринято многими офицерами как прямое национальное предательство, и они начали вооружённую борьбу. Что важно, на первых порах они воспринимали свою деятельность как продолжение Первой мировой, а большевиков считали немецкими марионетками. Вокруг этого жупела в течении всего 1918 г. строилась белая пропаганда, но судя по всему, многие участники движения действительно так полагали[8]. В конечном итоге офицерство пришло к убеждению, что победить в войне возможно только под прямым руководством военных и только при условии отстранения от власти неспособных навести порядок и погрязших «болтовне» гражданских.

Другой составляющей белого движения были политические партии, лишённые большевиками власти в результате Октябрьской революции и последующего разгона Учредительного собрания. Среди них особо выделялись кадеты, ставшие главными гражданскими сторонниками и политическим советниками военных, и эсеры, большую часть 1918 г. возглавлявшие антибольшевистские режимы в Сибири, на Урале и в Поволжье. Причём первые, убедившись опасности революционной стихии, были сторонниками жёстких мер и в немалой степени стыдились своего участия в событиях февраля 1917 г. Вторые же стремились вернуть страну в рамки политического процесса, а значит к Учредительному собранию, коалиционному правительству, выборной власти, и на этой почве расходились со стремившимися к диктатуре военными.

Разношёрстность помешала белому движению выдвинуть ясную широким слоям населения политическую программу. Единственное что они смогли предложить - это обещание «порядка» и патриотическую риторику. Беда в том, что порядка им как раз и не удалось обеспечить, да и с патриотизмом не заладилось. После окончания Первой мировой попытки представить большевиков немецкими наймитами стали выглядеть нелепо, хуже того, белые обнаружили, что теперь они главные проводники иностранного влияния в России, так как не могут обойтись без помощи Антанты и вынуждены, ради продолжения сотрудничества, брать на себя всё более и более кабальные обязательства перед ней. Всё это в немалой степени способствовало моральному надлому белого движения, не случайно от окончательного провала «похода на Москву» в начале ноября 1919 г. до «Новороссийской катастрофы» прошло всего четыре месяца.

О других линиях разлома периода гражданской войны в следующих частях.

[1] О причинах Русской революции. С. 173
[2] Дерлугьян Г. Как устроен этот мир. Наброски на макросоциологические темы. С.127
[3] Есть ли будущее у капитализма? С.84
[4] Дамье В.В. Стальной век: Социальная история советского общества. С. 20-21
[5] Дерлугьян Г. Указ.соч. С. 128;
Вальтер Гёрлиц. Германский Генеральный штаб. История и структура. 1657-1945. http://www.k2x2.info/istorija/germanskii_generalnyi_shtab_istorija_i_struktura_1657_1945/p8.php
(дата обращения 18.05.2016)
[6] Дамье В.В. Стальной век: Социальная история советского общества. С. 50-51
[7] Шубин А.В. Великая Российская революция: от Февраля к Октябрю 1917 года. С. 102-103
[8] Л.Г. Новикова. Патриотическая риторика в годы Гражданской войны http://postnauka.ru/video/57259 (дата обращения 18.05.2016)
Tags: большевизм, история ХХ века
Subscribe

promo new_rabochy 18:03, yesterday 113
Buy for 10 tokens
Поскольку в предыдущий пост прибежали путинославцы, страшно обидевшиеся, что я упрекнул их кумира в отсутствии стратегического видения и усомнился в его экономических успехах. Придётся дать некоторые разъяснения по поводу параметров экономического роста в России. Рассуждая на эту тему я опираюсь…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments