vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Ещё раз к вопросу о власти и собственности

Отношения производства, присвоения и собственности впервые резюмированы и публично представлены как отношения собственной власти общественно организованного и сущего посредством общества человека над своей жизнью и условиями её воспроизводства.

Также впервые с точки зрения власти краткими тезисами обобщён и публично представлен исторически закономерный процесс возникновения превращённых форм частного производства, частного присвоения и частной собственности как результат самоотчуждения человека от своей родовой (человеческой) природы и отчуждения человеком своей деятельности (жизни) в качестве труда.

Впервые в виде кратких тезисов публикуются выводы автора о способе осуществления, сроках и рубежных исторических событиях (вехах) процесса становления человечества единым общественным организмом и обоснование этих выводов.

Резюмирована необходимость и неизбежность различий между действительными отношениями власти и собственности, с одной стороны, и их юридическим выражением в законодательстве, с другой стороны, а также основные причины таких различий.

Тавтология власти = производства = присвоения = собственности.

Вещный фетишизм необходимо и неизбежно выражается в подмене производственных отношений собственности юридическими отношениями собственности.

Ибо #вещный_фетишизм заключается в том, что отношения между людьми по поводу производства вещей (продуктов), их присвоения и распоряжения ими (вещами) воспринимаются и представляются не как отношения между людьми, но как отношения между вещами, во-первых, и как отношения людей к вещам, во-вторых.

#Маркс неоднократно подчёркивал, что #общественное_производство есть #присвоение людьми своей органической (собственно человеческой природы, воплощённой в одушевлённых и обладающих сознанием телах индивидов человека) и неорганической (внешней по отношению к индивиду) природы.

Присвоение индивидами своей органической и неорганической природы — это и есть #собственность, а равно и производство точно так же, как производство есть собственность, а собственность есть присвоение — это тавтологии (= те же самые слова).

Тавтология (древнеэллинское tautología, от tautó — то же самое и lógos — слово) буквально — это «то же самое слово», которым указывают на повторение одних и тех же по своему значению и смыслу слов, которое (такое повторение) семантически (от древнеэллинского σημαντικός — обозначающий) излишне и логически не обосновано.

Обычно в качестве примеров тавтологий приводят выражения: «яснее ясного», «плачет, слезами заливается», «масло масляное», «спросить вопрос» и им подобные. Однако тавтологии — это любые словесные выражения, которые являются повторами одних и тех же значений и смыслов не зависимо от того, используется в таких повторах одно и то же по своему звучанию слово или же разные по звучанию, но тождественные по своему значению слова.

Но что есть производство, если не осуществляемая (на практике и как практика) способность (могущность) индивидов присваивать свою неорганическую и органическую природу, в том числе перерабатывая, преобразуя её (природу) процессом этого присвоения её? А что есть осуществляемая на практике и как практика эта способность (могущность) индивидов присваивать свою неорганическую и органическую и природу, если не власть этих индивидов над своим производством?

Таким образом, в действительности тавтологией является также и выражение «присвоение есть #власть_над_производством », а равно и выражения «собственность есть власть над производством», «производство есть власть над производством», «власть над производством есть собственность», «власть над производством есть присвоение», «власть над производством есть производство».

Только во всех случаях этой тавтологии никогда нельзя забывать о том, что речь идёт об общественном производстве индивидов, то есть о производстве индивидов в обществе и посредством общества. Предметом и результатом этого производства общественных индивидов одновременно является не только производство жизненных средств и средств производства жизненных средств, то есть производство неорганической природы человека, «удваивающей» её (неорганическую природу человека), но и производство самих общественно определённых индивидов.

А равно и во всех случаях этой тавтологии речь идёт об общественной власти, то есть о власти общественно организованных индивидов = о власти общества над общественным воспроизводством индивидами своей собственной жизни.

Речь идёт именно о власти общества над воспроизводством своей жизни, самоё себя (общества), а не только об общественной власти над общественным производством жизненных средств и средства производства этих жизненных средств, необходимых для воспроизводства индивидами своей жизни, самих себя и как общества, и как индивидов.

В зависимости от того, как общественно организовано производство индивидов, то есть в зависимости от того, в какой общественной форме осуществляется это производство индивидов, оно является либо коллективным производством (= коллективным присвоением = коллективной собственностью = коллективной властью), либо частным производством (= частным присвоением = частной собственностью = частной властью).

В условиях вторичной, то есть экономической, общественной формации общественное производство (= общественное присвоение = общественная собственность = общественная власть) по своей общественной форме может быть исключительно и только частным производством (= частным присвоением = частной собственностью = частной властью).

Ещё раз следует обратить внимание на то, что в условиях экономической общественной формации, не зависимо от прогрессивной эпохи этой общественной формации, общественное производство по своей общественной форме не есть производство коллективное и потому непосредственно общественное.

Воспроизводство (= присвоение = собственность = власть) обществом самоё себя и своей жизни в общественных условиях экономической общественной формации является общественным отнюдь не непосредственно, но исключительно и только опосредствованно.

И таким опосредствованием является, прежде всего, самая общественная форма (совокупность производственных отношений) жизни исторически конкретного общества, в рамках которой это общество не может воспроизводить самое себя и составляющих его индивидов никак иначе, кроме как посредством осуществления множества частных производств (= частных присвоений = частных собственностей = частных властей над производством).

Производственные отношения между людьми и их производительные силы.

#производственные_отношения — это непосредственные отношения между людьми, осуществляющиеся в процессе воспроизводства этими людьми своей собственной жизни для производства (= присвоения = собственности = власти над производством и т.д.) этой своей жизни, а равно и всех средств, без которых их жизнь в данных исторически конкретных условиях невозможна.

Двумя объектами производственных отношений между людьми являются органическая и неорганическая природа человека.

Производственные отношения между людьми по поводу их (этих людей) практического отношения к своей неорганической природе, овеществлённые в совокупности орудий и предметов деятельности (= жизни) и воплощённые в способностях к деятельности этих общественно определённых людей, есть не что иное, кроме как #производительные_силы данного исторически конкретного общества.

Производственные отношения между людьми по поводу их (этих людей) практического отношения к своей органической природе в их непосредственном осуществлении между людьми как отношений между самими этим людьми в процессе воспроизводства ими своей жизни — это и есть собственно производственные отношения.

Однако эти #производственные_отношения воплощены в соответствующих исторически конкретных индивидов не просто как «вписанная в них» их собственная предшествующая история (Пьер Бурдье), но как их (этих индивидов) #общественная_природа — их собственная сущность. 

Эта сущность (общественная природа) исторически конкретных индивидов, специфическим способом воипостасированная в каждого из них (#личность каждого из них), есть не что иное, кроме как #производительная_сила данного общества исторически конкретных индивидов.

Воипостасированная общественная природа человека — общественная природа (сущность) человека, не только воплощённая в тело конкретного индивида, но и присвоенная им как его особый (обособленный и особенный), то есть индивидуальный, психо-логос.

Диалектика производственных отношений между людьми и их производительных сил — это и есть #диалектика_объективного_и_субъективного .

Производственные отношения между людьми возникают и осуществляются (воспроизводятся) по поводу:

— производства самих себя, жизненных средств и средств производства этих средств к жизни; 

— обмена деятельностями непосредственно или опосредствуемого обменом средствами и продуктами труда (опредмеченной и отчуждаемой деятельности) уже не как продуктами деятельности, но как вещами (товарами);

— распределения индивидов (людей), средств деятельности (труда) по родам и видам производства, а равно и по территориям осуществления этого производства (жизни), а также распределения продуктов деятельности, либо продуктов труда как вещей и товаров;

— потребления способностей индивидов к деятельности (способности к труду = рабочей силы) в процессе и в целях этого производства, а равно и потребления средств деятельности (труда) и продуктов деятельности (труда).

Но и здесь всегда, непрерывно имеет место и #диалектика, и #диалектическое_тождество (с различиями) между производством и потреблением, обменом и распределением, производством и обменом, производством и распределением, обменом и потреблением, распределением и потреблением, то есть в любой «паре» всей этой «четверицы» производственных отношений, а равно и в ней в целом.

Если кого-то интересует эта диалектика подробно, то он найдёт достаточно полное раскрытие её в рукописях Маркса 1857-1858-го годов (в конце тома 12-го Собрания сочинений Маркса и Энгельса, 2-е изд.).

Но что есть распределение людей, средств деятельности (труда) по родам и видам производства, а равно и по территориям осуществления этого производства (жизни), а также распределения продуктов деятельности, либо продуктов труда как вещей и товаров, если не осуществление власти над производством, то есть над людьми и их жизнью?

Это же самое, что и в отношении распределения, в полной мере относится также и к производственным отношениям по поводу производства, обмена и потребления, то есть все они в своём осуществлении вместе и порознь есть не что иное, кроме как осуществление власти над воспроизводством общественными индивидами всей своей жизни.

Институты общественного бытия и категории общественного сознания.

Человек — #существо_сознательное, делающее своим предметом самоё свою жизнь = свою деятельность. И поэтому человек есть также и #существо_волевое, осуществляющее более или менее осознанный выбор и уже только этим ставящее перед собой вполне конкретные цели, достижению которых уже как чаемых результатов он подчиняет самоё свою деятельность (жизнь) в целом или в той или иной её части.

Исторически определённые общественные индивиды, осуществляя своё воспроизводство, не только осознают его (свои индивидуальные деятельности и производство = жизнь в целом), но и волевым способом упорядочивают его, организуя и регулируя это своё производство и свои отношения в нём в так или иначе осознаваемых и выражаемых целях этого производства.

Таким способом в качестве результата практического упорядочивания, закрепляемого посредством превращения в неотъемлемый атрибут общественной природы (сущности) человека, необходимо и неизбежно возникают и воспроизводятся #институты, то есть обыкновения, обычаи, правила, нормы, образцы и шаблоны (стандарты) конкретных родов и видов деятельности, а равно и общественного производства или жизни общества в целом.

Эти институты, взятые в их существе и осуществлении до их превращения в объективные мыслительные формы, суть #институты_общественного_бытия 

Эти институты как неотъемлемые органические моменты и результаты общественного бытия этим же самым процессом общественного воспроизводства необходимо и неизбежно превращаются также и в #объективные_мыслительные_формы, то есть в #категории_общественного_сознания, с той или иной мерой адекватности (иллюзорности) выражающие эти институты общественного бытия соответствующего исторически конкретного общества.

В общественных условиях коллективного воспроизводства индивидами своей жизни, то есть в рамках общественной формации, общественной формой которой является совокупность производственных отношений коллективного производства, власть общества над своим воспроизводством (= над своей жизнью) является коллективной, то есть непосредственно общественной, властью.

Поскольку эта власть не есть #коллективная_власть индивида над своими деятельностями, производством и жизнью в целом, но есть власть общества, постольку такая власть не может осуществляться непосредственно каждым индивидом.

Но и для индивида эта власть общества в условиях коллективного воспроизводства есть также и его (данного конкретного индивида) власть, опосредствованная воспроизводственным коллективом (обществом), органическим членом которого он является.

В то же время и индивиду, и его обществу (воспроизводственному коллективу) в целом эта власть их восприятием не дана непосредственно как объективно существующая и осуществляющая самоё себя власть всего этого воспроизводственного коллектива (общества) над своим воспроизводством (над своей жизнью).

Эта объективно существующая власть воспроизводственного коллектива (общества) над самим собой, то есть над своим воспроизводством = над своей жизнью в её целом и частностях, чувственному восприятию индивидов и общественному сознанию этого коллектива (общества) дана исключительно и только как институциональная власть, то есть в общественной форме институтов.

Институциональная власть как форма самоотчуждения человека.

Совсем другой вопрос — каковы действительные пределы этой объективно существующей и воспроизводимой обществом власти над самим собой = над своей жизнью, насколько и чем она ограничена и обусловлена эта власть. Это уже вопрос не существа этой власти как таковой, но уровня исторического развития этого существа власти во всех её формах и проявлениях.

А это предполагает также и вопрос, и вполне конкретные исторические ответы на этот вопрос о том, имеет ли место самоотчуждение человека от своей родовой (человеческой) сущности (природы) и отчуждения самоё своей деятельности (жизни) как труда, а её продуктов – как вещей (товаров), во-первых.

И, во-вторых, каков уровень исторического развития, каковы институциональные формы этого самоотчуждения и отчуждения, в какой мере человек близок к упразднению этого самоотчуждения и отчуждения.

По меньшей мере, со второй фазы архаической общественной формации и вплоть до возникновения первой фазы коммунистической общественной формации, самоотчуждение человека от своей родовой (человчесекой) сущности (общественной природы) и отчуждение своей деятельности есть неотъемлемый атрибут общественного воспроизводства.

Предметом самоотчуждения человека становится, прежде всего, его общественная власть над своим воспроизводством, то есть над своей жизнью.

В архаической общественной формации #распределение_институциональной_власти — это институционально регулируемое #распределение_деятельностей между членами племени, являющегося одновременно и производственным общественным организмом, производящим орудия и предметы своей деятельности (жизни), и воспроизводственным общественным организмом, воспроизводящим самоё себя и своих членов. 

Это институциональное распределение власти коллектива (племени) над самим собой есть не только институционально регулируемое распределение деятельностей между органическими членами коллектива, но также и институционально регулируемый #обмен_деятельностями внутри племени между его членами, и институционально регулируемое коллективное производство этих деятельностей, и институционально регулируемое коллективное потребление деятельностей.

Союзы кровнородственных племён постольку, поскольку они были институциональными союзами, не являлись ни производственными, ни воспроизводственными общественными организмами.

Только регулярный обмен между племенами продуктами своей деятельности, осуществляемый как #обмен_товарами, то есть в форме товаров, втягивал соответствующие племена не просто в разделение и кооперацию труда, но именно в #общественное_разделение_труда и общественную кооперацию труда.

Это было не что иное, кроме как возникновение производственных отношений, непосредственными участниками которых были участвующие в регулярном обмене племена. А это и есть возникновение качественно новой общественной формы производства, то есть качественно нового ансамбля производственных отношений.

Развитие частного производства (собственности) в становлении человечества.

Иными словами, до возникновения регулярного товарного обмена между племенами, человечество (род человеческий) как единый общественный организм не существовало; человечество только становилось самим собой — человечеством, но ещё не возникло как таковое.

Этот же самый процесс и был процессом становления (не возникновением, но именно становлением) частного производства, а равно и частного присвоения, частной собственности и частной власти над материальным производством и воспроизводством жизни. 

Ибо этот процесс развития регулярного товарного обмена в действительности был процессом превращения самостоятельных воспроизводственных общественных организмов (племён) в особые (обособленные и особенные) производственные коллективы, являющиеся органическими членами становящегося единым производственного общественного организма.

#коллективное_производство (присвоение = собственность = власть) внутри каждого из таких особых производственных коллективов (племён) по отношению к производству всех других особых производственных коллективов (племён) было уже отнюдь не коллективным, но частным производством = частным присвоением = частной собственностью = частной властью над становящимся общественным производством становящегося человечества.

До исторического рубежа, отделяющего регулярный товарный обмен между племенами от обмена дарами и деятельностями между ними, человечество было не более чем множеством племён, каждое из которых (вместе с кровнородственно близкими племенами) само для себя было «всем человечеством».

В последующие исторические периоды изначально-племенной #образ_восприятия «человечества» последовательно распространялся (расширялся) на множество союзных племён, воспринимавшихся как кровнородственные племена. Все остальные «говорящие животные» воспринимались не иначе, кроме как «варвары, дикие животные».

А затем этот образ «человечества» и неразрывно связанный с ним образ «не-человечества» был распространён на действительных членов «кровнородственных» племён, создавших государства в пределах общей для всех них «ойкумены» («цивилизации»), а равно и на всё окружение этой «ойкумены» («цивилизации»).

Государство есть не только форма выражения противоположности общественных классов, но исторически (качественно) новая форма производственного общественного организма, пришедшего на смену племени, бывшего прежде единственной общественной формой производственного общественного организма, являющегося также и воспроизводственным общественным организмом в его целом.

Только в форме государства и посредством государства исторически впервые возникло частное производство = частное присвоение = частная собственность = частная власть над материальным производством общества и всем обществом как таковые.

И это #частное_производство по историческим меркам достаточно быстро и тотально заместило последние остатки коллективного производства внутри каждого из особых государств.

Что касается человечества в целом, то тотальное замещение коллективного производства частным производством осуществило только буржуазное общество, ставшее глобальным обществом посредством возникновения мiрового рынка и его превращения в действительно тотальный рынок. Превращение мiрового рынка в тотальный рынок есть не что иное, кроме как превращение мiрового рынка во внутренний рынок всего человечества, ставшего единым производственным общественным организмом.

Следовательно, человечество завершило своё становление в качестве единого общественного организма только тогда, когда мiровой рынок превратился в тотальный рынок, то есть тогда, когда капиталистический способ производства стал доминирующим способом производства всего человечества — всеобщим общественным условием и предпосылкой материального производства и воспроизводства всего человечества.

Соотношение действительной собственности с её юридическим выражением. 

Только #государство, частным способом присвоив общественную власть над материальным производством и воспроизводством особого (обособившегося в форме государства и посредством государства особенного) социума,  превратило неформальные институты общественного бытия (институты материального производства и воспроизводства человека и общества) в #формальные_институты, то есть в #законы и иные #нормативные_акты_государства, во-первых.

Только государство, будучи формой самоорганизации господствующего общественного класса в класс для себя, превратило формальные и неформальные институты в выражения воли господствующего класса, во всякий данный исторический момент ограниченной только объективными общественными условиями и существующим балансом классовых сил в данном особом социуме, во-вторых.

Только государство стало тем общественным условием, которое, в-третьих, предполагает возведение вещного (товарного) фетишизма в закон, его насаждение и осуществление посредством государственного принуждения, в том числе и физическим насилием, тем самым закрепив превращение вещного (товарного) фетишизма во всеобщее условие общественного воспроизводства, в конечном итоге, всего человечества.

Юридический #институт_вещного_права вообще и #институт_частной_собственности, в особенности, не только представляет, но и насаждает восприятие и осуществление производственных и всяких иных общественных отношений не как отношений людей друг с другом по поводу вещей (товаров), но исключительно и только как отношения людей к вещам (товарам).

Если конкретные #юридические_институты «не работают» так, как это декларировано законом, то этому может быть лишь три причины либо по отдельности каждая, либо в той или иной их комбинации:

1) фактическое отсутствие (на деле, а не на словах) той государственной воли, которая всего лишь на словах декларирована законом как наличная, существующая воля государства; 

2) данный особый социум в массе своих членов отторгает и отвергает эти институты как противные особенной общественной природе (сущности) членов этого особого социума;

3) «несостоятельность государства», то есть фактически полное отсутствие того государства, которое декларировано законом как существующее — такого государства просто нет в действительности, а что есть — это уже другой вопрос.

Формальные институты, насаждаемые государством посредством насилия, если и когда они входят в быт, в привычку большинства подданных (граждан) соответствующих государств, этим самым модифицируют не только категории общественного сознания, но и институты общественного бытия вообще и институты общественного воспроизводства данного особого социума, в особенности, в-четвёртых.

А это и есть не что иное, кроме как #модификация_общественной_природы (сущности) человека в особенную общественную природу (сущность) членов соответствующего особого социума, которая, став моментом действительности, этим самым превращается в объективное общественное условие и предпосылку дальнейшего исторического бытия данного конкретно-исторического особого социума, в-пятых.

В то же время из изложенного однозначно следует, что отнюдь не по тому, что и как записано (декларировано) законодательством исторически конкретного государства, следует судить о действительных производственных отношениях материального производства и воспроизводства соответствующего особого социума, существующих и осуществляемых в нём и оформившем его государстве.

О действительных отношениях частного производства = частного присвоения = частной собственности = частной власти над материальным производством и воспроизводством исторически конкретного особого социума следует судить по тому, какие общественные классы, каким способом, в какой доле и в каком объёме фактически осуществляют институциональную власть над общественным производством и воспроизводством этого социума. 

В равной мере по этим же самым критериям следует судить также и о распределении всего того, что относится к производству = присвоению = собственности = власти, между действительными членами данного государства.

Buy for 10 tokens
Забавный самооговор совершил наш Митт. Обоснование: 1. Сколов всегда яростно топит за Государство. Может за какое особенное? Без насилия? О что вы, что вы! Кто так глупо подумал - тому дать немедля в-пятак :) Тогда, быть может, Государство Сколова, оно хотя бы за равенство? Ничуть. 2. Митт…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.