vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

О свободе человека и необходимости

В отдельную запись вынесены краткие комментарии автора к актуальным статьям, опубликованным в ленте сообщества «Новый рабочий», о сущности и пределах буржуазной свободы с точки зрения исторического процесса действительного освобождения человека и необходимых общественных условий и предпосылок подлинной свободы человека.

«Свобода отчуждать свой труд», «свобода отчуждать продукты своего труда», равно как и «свобода предпринимательства», и «свобода частной собственности» и все прочие буржуазные свободы порознь и все вместе взятые как свободы человека и гражданина буржуазного общества — это не более чем иллюзия (= идеология) свободы буржуазной реальности от буржуазной действительности.

Лишённый  всех средств производства и иных способов добывания средств к жизни,  кроме отчуждения своей способности к труду, индивид уже не свободен или,  что в буржуазном понимании свободы есть то же самое, не волен в том,  отчуждать ему свою способность к труду или не отчуждать, за исключением  одного-единственного выбора, который ему оставлен этим — выбора между собственной жизнью или смертью: жить ему или подохнуть как выброшенной на улицу за ненужностью скотине.

Нам скажут, что свобода не тождественна воле (хотя на Руси как раз говорили не о свободе, а о воле — «вольному воля,  спасённому — рай» и т.д.), подразумевая под волей возможность и реальность выбора = свободу выбора. 

И дальше — больше: весь разговор неизбежно будет переведён на «свободу от чего...» и «свободу для чего...».

Но, в конечном итоге, весь предмет разговора будет сведён, и этим самым окончательно подменив понятия (= софистика), к философскому спору о свободе рационального выбора. 

Ну а уж разговор о свободе рационального выбора не мыслим без обсуждения мнимой дилеммы «буриданова осла», начатого ещё Аристотелем, но получившего своё имя от средневекового логика-схоласта из номиналистов (соратник Уильяма Оккама и вместе с ним и прочими номиналистами — предтеча Поппера и иже с ним) Жана Буридана.

Правда действительных ослов, которые не способны сделать тот рациональный выбор, который получил имя выбора «буриданова осла», в природе не существует.

Ещё ни один настоящий, а не вымышленный формальной логикой, осёл не умер от голода вследствие того, что не смог выбрать, с какой  охапки сена (справа или слева от него) ему начать свою «трапезу».

Непосредственный производитель товара, то есть продуктов труда, производимых в условиях рынка и для рынка, когда производство этого непосредственного производителя и воспроизводство им самого себя всецело опосредствованы рынком, абсолютно не свободен в том, производить ему для рынка или не производить, кроме выбора между этим производством и отказом от него в пользу отчуждения своей способности к труду вместо отчуждения продуктов  своего труда.

Непосредственный производитель товаров в этих общественных условиях не свободен также и в том, по каким ценам, если товарно-денежные отношения ещё не замещены отношениями распределения товаров под видом их обмена  (финансово-капиталистическое производство), или, что точнее и адекватнее, в каких пропорциях обменивать продукт своего труда на необходимые ему продукты труда других производителей.

Следовательно,  в общественных условиях товарно-денежных отношений  непосредственный производитель товаров абсолютно не свободен также и в  том, повышать ему интенсивность и производительность своего труда, или не повышать, и каким способом их повышать, кроме тех двух вариантов  вынужденного «выбора», которые указаны ранее. То есть и здесь в действительности никакого выбора и, следовательно, никакой свободы, кроме свободы умереть от голода, у непосредственного производителя товаров нет.

Что касается жизни (= производства) непосредственного производителя в  условиях общественного производства, осуществляемого в форме финансово-капиталистического производства, то о какой и чьей свободе  может идти речь в условиях тотальной глобальной власти финансового капитала над всем и вся? 

О какой и чьей свободе от чего и для чего может идти речь в условиях, когда глобальная интернациональная корпорация финансовых капиталистов, персонифицирующая финансовый капитал, произвольно по своему усмотрению диктует пропорции распределения и перераспределения не только самого труда по всем без исключения родам и видам производства, а равно и распределение продуктов труда, но и монопольно осуществляет распределение и перераспределение всех условий и факторов производства, включая распределение институциональной власти над всем этим распределением и перераспределением, а равно и власти над применением всех условий и факторов производства и распределением результатов, получаемых от их применения?

О какой и чьей свободе от чего и для чего может идти речь в условиях порабощающего человека общественного разделения труда вообще и включённости человека непосредственно в процесс производства в качестве средства этого производства, в качестве придатка других средств производства (машин, технологических линий и т.д.), в особенности?

О какой и чьей свободе от чего и для чего может идти речь в общественных условиях, при которых человек не есть цель своей собственной жизни, а равно и жизни всего общества, но есть не более чем средство этой, всецело порабощающей его, жизни?

О какой свободе человека может идти речь в царстве животной необходимости, каковым является вся предыстория человека как человека, не завершившаяся ещё переходом человека в царство человеческой свободы?

Никакое осознание человеком этой своей животной необходимости не превращает человека в существо свободное, если самая животная необходимость не упразднена общественной практикой как необходимая, ибо исторически единственно возможная, общественная практика. 

Осознанная необходимость воспроизводства (= жизни) человека как животного есть не более чем иллюзорная свобода, но отнюдь не подлинная свобода человека.

Свобода как осознанная необходимость, в лучшем случае, есть не более чем та же самая буржуазная свобода, а в худшем случае она есть осознанная рабом необходимость своей и всякого иного человека жизни в качестве раба и только раба.

Однако идеологически (иллюзорно) в такую свободу вполне могут уверовать и веровать как в единственную истинную свободу человека — исторический опыт это уже подтвердил и доказал не один раз.

Концепт свободы как осознанной необходимости присущ практически всем мiровым религиям, но в наиболее адекватной форме он сформулирован и обоснован в иудео-христианстве вообще и посланиях Павла, именуемого первоверховным апостолом христиан (= иудео-мессиан), в особенности.

Энгельс и Джугашвили (Сталин) всего лишь возвели эту «очевидную истину» иудео-христианства в догмат нового вероучения, коему первоверховный апостол его Джугавшили (Сталин) дал наименование «марксизма-ленинизма».

О какой свободе человека может идти речь, если царство человеческой свободы ещё не создано (= не произведено) человеком (человечеством), а потому ещё не возникло в истории как таковое?

В чём подлинная свобода человека? 

Животное, рабочая скотина не творит, хотя и производит, но производит не свободно, а исключительно и только по мерке своего вида. 

Творит, свободно производит исключительно и только человек, производя по меркам любого, всякого вида, но творит, свободно производит человек лишь только тогда и постольку, когда и поскольку он производит именно как человек, то есть как существо родовое, универсальное существо — существо человеческое и потому свободное, а не как рабочая скотина и не как животное вообще.

Подлинная свобода человека — это свобода человека жить и со-творить, свободно производить в обществе и со всем обществом как человек, имея целью и содержанием всей своей жизни своё собственное свободное индивидуальное развитие и свободное развитие всякого иного человека как человека вне кем бы то ни было извне полагаемых пределов.

Свобода человека — жить и со-творить, свободно производить по-человечески, а не быть всего лишь средством производства чуждых человеку и стоящих над ним, повелевающих его жизнью вещей, людей и отношений между ними по поводу производительного потребления и потребительного производства этих вещей и самого себя как вещи.

Человек, вышедший из непосредственного процесса производства средств к  жизни, прежде всего, и из непосредственного процесса производства средств производства также, а равно и вставший вследствие этого выхода из непосредственного процесса производства рядом с ним и над ним как его господин, заказчик и контролёр, этим самым впервые только обретает и обретёт подлинную свободу человека как человека.

Живое творчество пролетарских и полупролетарских масс коренных народов  России — эта мысль не просто сформулирована в «Общем введении» статьи «Видение-проект человеческой жизни человека на территории России. Ч. 1».

Именно это полагается в процесс производства (создания, а точнее - сотворения)  качественного нового общественного организма как его (этого процесса) методологическое основание = руководящая и всё остальное определяющая нить, начиная с производства самого видения-проекта этого качественно нового общественного организма. Вот в чём суть.

Не кто-то («не  Бог, не царь и не герой») на «блюдечке с голубой каёмочкой» принесёт и с барского плеча бросит кость голодным собакам или преподнесёт задарма общественные условия жизни, свободной от бремени порабащающего человека общественного разделения труда, самоотчуждения его (человека) от своей человеческой сущности и отчуждения самоё своей жизнедеятельности и её продуктов как чуждых человеку и стоящих над ним, господствующих над ним вещей и отношений между вещами (вещный фетишизм).

Сами пролетарские и полупролетарские массы коренных народов России соборно сотворят свою собственную жизнь и свою собственную историю не только как прошлое, но и как свою будущую историю. 

Это последнее — сотворение своей истории как своего будущего, настоящего и прошлого — как раз и есть действительная политика революционных народных масс, авангардом которых выступает пролетариат, до тех пор, пока их сотворчеством условий своей жизни и самой своей жизни не будет упразднено социальное и политическое неравенство, разделение на общественные классы и противоположность классов, формой выражения чего как раз и является институциональная власть одних групп людей над другими группами людей, государство.

Сотворят самих себя, саморганизовавшись для этого так и в такие институциональные формы, произведённые ими самими в качестве тех форм самоорганизации своей жизни, которые обеспечивают и гарантируют утверждение в обществе практического отношения к человеку как человеку в качестве основы всех их производственных и общественных отношений, то есть в качестве действительной основы (субстанции или, говоря языком Аристотеля, энтелехии - ἐντελέχια) всей их повседневной жизни, определяющей всё остальное в их жизни.

promo new_rabochy 15:08, Воскресенье 110
Buy for 10 tokens
Товарищ Лакониум затронул тему Айн Рэнд и, в камментах, — айнрэндовского героя - сильного и умного: https://new-rabochy.livejournal.com/1234361.html. Атланта (титана), сверхчеловека. Аналогичный образ создала и Цвай Рэнд Латынина. К нему же явно или неявно отсылаются многие, покусанные гражданкой…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.