vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Видение-проект человеческой жизни человека на территории России. Ч. 1

Впервые краткими тезисами начато производство современного «образа» качественно новой жизни коренных народов России и всего человечества не только как их далёкого будущего, но как их настоящего, обеспечивающего им жизнь здесь и теперь, порождая этим самым так же и чаемое ими будущее.

В первой части в качестве введения изложены самые общие положения, дано краткое описание существа исходных общественных условий и ограничений грядущей социальной революции, а также кратко обоснована её неизбежность и неотвратимость.

Общее введение.

Новый #общественный_организм, если это действительно новый по своему качеству, то есть новый по своей общественной природе общественный организм, изначально становится (= производится) именно как новый. 

Общественный организм — это общественная форма воспроизводства жизни, которая в действительности есть ансамбль производственных отношений.

Новой основой производственных отношений ныне может быть лишь практическое отношение любви к человеку, то есть #практическое_отношение_к_человеку именно как человеку, а не как к животному, не как к средству производства, но как к действительной цели всего общественного воспроизводства.

Поскольку #общественное_сознание давно уже опережает общественную практику, постольку общественная практика необходимо и неизбежно носит проектный характер, то есть #общественная_практика организуется и осуществляется как процесс реализации конкретного видения-проекта этой практики.

Следовательно, #процесс_производства нового общественного организма необходимо и неизбежно начинается с производства видения-проекта этого нового общественного организма и организации его практического воплощения в повседневной жизни и повседневной жизнью самих людей, которые собственно и производят этот новый общественный организм в процессе своей жизни и как процесс своей жизни.

Производство не только самого нового общественного организма, но и его видения-проекта не есть дело одиночек, группы профессиональных революционеров, пролетарской партии или одного пролетариата.

Это — #живое_творчество всех пролетарских и полупролетарских народных масс или, говоря иначе, это живое повседневное общее дело всех непосредственных производителей, самоорганизующихся в единый производственный коллектив, жизнедеятельностью которого непрерывно осуществляется процесс производства самого этого общественного организма, становящегося качественно новым обществом.

Всякий процесс жизнедеятельности любого общественного организма осуществляется как процесс общественного разделения и кооперации различных родов и видов этой жизнедеятельности (труда), в рамках и в формах которого как раз и осуществляется обмен деятельностями между органическими членами совокупного работника, то есть между всеми непосредственными производителями.

Отсюда неизбежна, ибо закономерна, необходимость в общественной организации труда вообще, а в нашем современном случае — #общественная_самоорганизация_труда совокупного работника, каковой ныне может стать и существовать (осуществлять самое себя как себя, а не как иное себе) только в форме ассоциации непосредственных производителей.

Исходные общественные условия и ограничения.

Однако общественная организация труда объективно обусловливается уровнем развития производительных сил непосредственных производителей, а не только ансамблем производственных отношений, являющихся общественной формой воспроизводства своей жизни этими непосредственными производителями.

Но развитие производительных сил человечества к настоящему времени ещё не достигло такого уровня, на котором возможно непосредственное соизмерение количества выполненного различными работниками индивидуального труда, то есть #труд ещё в основной массе своей не стал всеобщим трудом.

Поэтому непосредственное соизмерение индивидуального труда невозможно — необходимым условием этого является сведение качественно различных родов и видов индивидуального труда к одному и тому же общественному качеству.

Вследствие этого закономерно, независимо от общественного сознания и воли особых социумов и человечества в целом, доныне воспроизводится общественная необходимость сведения различных родов и видов труда к абстрактному труду как единственного исторически-возможного в существующих общественных условиях способа приведения качественно различных родов и видов труда к одному качеству.

Иными словами, общественное производство закономерно остаётся товарным производством. Никакое другое производство, кроме товарного производства, не осуществляет и не может осуществлять сведение различных родов и видов труда к абстрактному труду для опосредствованного количественного соизмерения их.

Но товарного обмена и товарно-денежных отношений давно уже нет в действительности и, следовательно, рынка как «механизма эффективного распределения ресурсов» (догмат экономистов) и институциональной формы, интегрирующей в единое целое обмен товаров или, иначе, товарно-денежные сделки и отношения, тоже нет.

Однако действительно главная общественная функция рынка совсем не в этом, а в том, что #рынок как раз и есть институциональная общественная форма, а равно и «институциональный механизм» сведения качественно различных родов и видов индивидуального труда к одному и тому же общественному качеству абстрактного труда.

Ну, «абстрактно», ибо это же «очевидная истина», — это ведь только в мышлении, но отнюдь в бытии. А экономика-то — это не #мышление, не субъективное, но #бытие, объективное — так заключают они эти свои умствования. Так думают все, кто так и не понял существа и значимости научной критики Марксом политической экономии (объективных мыслительных форм буржуазного сознания, управляющего всей буржуазной общественной практикой).

Рынок как относительно объективный «институциональный механизм» сведения всякого индивидуального труда к абстрактному труду есть не что иное, кроме как #диалектика_объективного_и_субъективного в её повседневном политэкономическом осуществлении.

Так вот, общественной формой самого материального из всего материального, какое только может быть, общественного бытия абстрактного труда является не что иное, кроме как стоимость.

Это та самая #стоимость, общественной природы (сущности) и общественной необходимости которой для всего периода экономической общественной формации как раз и не поняло, ибо по своей общественной природе не способно понять, буржуазное сознание.

Это та самая стоимость, превращёнными формами которой являются #потребительная_стоимость и #меновая_стоимость (ценность или цена в условиях товарно-денежных отношений).

Именно эти #превращённые_формы стоимости явлены (феноменологически даны сознанию) на поверхности общественной жизни в качестве не чего-либо ещё, но именно в качестве экономической жизни, повседневной практики экономических отношений и функционирования в ней (в этой практике) категорий политической экономики в качестве неотъемлемых атрибутов этой практики и отношений.

Относительно объективное сведение конкретного количества всякого индивидуального труда к общественно определённому количеству абстрактного труда было возможно лишь в общественных условиях, при которых один из товаров, физически пригодный для этого, в повседневной экономической практике необходимо выполняет общественную функцию всеобщего товара, являющегося стоимостным эквивалентом всякого другого товара.

Эти общественные условия резюмируются как условия относительно свободных товарно-денежных отношений (относительно свободного повседневного массового обмена товаров на #всеобщий_товар_эквивалент ) и относительно свободного обращения всеобщего товара-эквивалента в своём общественном качестве денег, а не одного из множества товаров.

Однако экономические отношения и практика обмена товаров давно уже полностью вытеснены и тотально замещены экономическими отношениями и практикой распределения товаров, опосредствуемого симулякрами денег.

Тотально замещены отношениями и практикой распределения, опосредствуемого симулякрами денег — универсальными титулами и средствами высшей институциональной власти финансового капитала над общественным воспроизводством, являющимися талонами (свидетельствами) прав требования любых товаров для их частного присвоения в целях последующего частного потребления.

Иными словами, #товарное_производство к настоящему времени отнюдь не упразднено — всё общественное производство человечества, не исключая также и воспроизводство самих индивидов и их особых социумов, доныне осуществляется не только как производство потребительных стоимостей, но и как производство товарных стоимостей во всеобщей форме финансово-капиталистического производства.

Общественное производство в форме финансово-капиталистического производства не является теперь всего лишь только производством (обменом) товаров как меновых стоимостей и по их меновым стоимостям (ценам), ибо обмена товаров нет вообще от слова совсем.

Поэтому в политэкономическом отношении финансово-капиталистическое производство есть производство товаров как потребительных стоимостей, являющихся предметами (объектами) распределения, тотально (сверху донизу и по всем горизонталям) опосредствуемого высшей институциональной властью финансового капитала над общественным воспроизводством и в его целом, и в части распределения, в том числе.

Отсюда тоталитарный характер общественного воспроизводства есть неотъемлемый атрибут общественной природы финансово-капиталистического общественного воспроизводства. #тоталитаризм — это органически присущее финансовому капиталу качество, обусловленное самой его (финансового капитала) общественной природой.

Институциональные формы «тоталитаризма», а равно и формы «авторитаризма» включительно, — это уже различные особенные надстроечные формы, материальным базисом которых являются одни и те же финансово-капиталистические экономические отношения.

Финансовый капитал, тотально заместив товарно-денежные отношения и практику товарно-денежного обмена отношениями и практикой распределения товаров (потребительных стоимостей, являющихся предметами распределения), тем самым тотально заместил рынок иной институциональной формой, а равно и иным «институциональным механизмом» сведения всякого индивидуального труда к абстрактному труду. Каким?

Если «институциональный механизм» рынка был относительно объективным, то финансовый капитал тотально заместил его субъективным «институциональным механизмом».

Иными словами, #финансовый_капитал тотально подчинил всё распределение и, следовательно, всё общественное воспроизводство человечества в целом исключительно и только воле своего (финансового капитала) собственного персонификатора — «совокупного финансового капиталиста», каковым в действительности является глобальная интернациональная корпорация финансовых капиталистов.

В особых социумах, каковыми являются нации или иные институционально-политические формы особых воспроизводственных общественных организмов, персонификаторами финансового капитала, относительно обособленного от глобально-единого финансового капитала, являются соответствующие особые финансово-капиталистические корпорации.

Эти особые финансово-капиталистические корпорации состоят из действительных членов глобальной корпорации финансовых капиталистов, местных по своему происхождению и размещению контролируемого финансового капитала, и из уполномоченных агентов иных действительных членов глобальной корпорации финансовых капиталистов.

Неизбежность и неотвратимость социальной революции.

Глобальная финансово-капиталистическая система вообще и финансово-капиталистическая система России, в особенности, давно уже пребывают в состоянии неотвратимо нарастающего и углубляющегося системного кризиса распределения, уже перешедшего вообще-то в очевидное развёртывание идеологической, институциональной, политической, экономической и социальной катастрофы.

Та система развитого товарного производства, осуществляемого в форме финансово-капиталистического общественного воспроизводства, которая разваливается ныне, обретая очевидную форму катастрофы, восстановлению (воспроизводству) в прежнем своём виде и качестве уже не подлежит.

Вместо неё человечество вообще и коренные народы России, в особенности, вынуждены будут вскоре создавать (производить заново) новую систему общественного воспроизводства, то есть новые особые воспроизводственные общественные организмы в составе становящегося (производимого) нового глобального воспроизводственного общественного организма.

Общественный #класс_буржуазии вообще и #финансовые_капиталисты, в особенности, своей исторической практикой уже доказали, что они не способны ни произвести новое видение-проект иного, нежели катастрофически разваливающийся, общественного организма, ни управлять процессом создания (производства) этого нового общественного организма.

Всё, этот общественный класс буржуазии за исчерпанием своей общественной необходимости и хоть какой-либо полезности неизбежно и неотвратимо идёт по преимуществу на свалку истории, да отчасти — в музей древностей.

Посему по безвыходности #коренные_народы_России и #человечество в целом для того, чтобы и выжить, но и жить, вынуждены будут начать жить так, что эта жизнь станет не чем иным, кроме как созданием (производством) качественно нового воспроизводственного общественного организма ассоциированных производителей. Надеяться им больше не на кого — только на самих себя.

Это совсем не значит, что все индивиды, большинство или какая-то заранее определённая кем-либо часть соответствующих индивидов, принадлежащих к общественному классу буржуазии, подлежат физическому уничтожению. Ничуть.

Историческое исчезновение любого господствовавшего прежде общественного класса совсем не тождественно физическому уничтожению входивших в него индивидов. И ныне «общее дело» неотвратимо идёт исключительно и только к упразднению общественного качества буржуа, которым определена общественная природа соответствующих индивидов.

Что касается индивидуальных судеб каждого из буржуа, то именно каждый из них сам сделает свой бытийственный (экзистенциальный, жизненный) выбор — более или менее добровольно стать одним из непосредственных производителей нового общества или, в конечном итоге, погибнуть. Иного уже не дано историей, свершившейся под руководством самих этих буржуа и их предков.

Buy for 10 tokens
По-русски рубаху рванув на груди. Константин Симонов Г​***орок! Лучший мой друг! Маде ин, маде ин Екатеринбург. Сергей Чернусь Есть такое понятие "русский рок". Это что-то вроде Русского мира, но в части рок-музыки. Собственно, отличительной особенностью рок-музыки является ведущая…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.