Vlad Bout (karlsonmarxx) wrote in new_rabochy,
Vlad Bout
karlsonmarxx
new_rabochy

Categories:

Наглядно про то, как капитализм и кризисы стимулируют инновации.

Механизм экономического подъема (Must Read)
Перевод третьего эссе из книги Михала Калецкого Selected Essays on the Dynamics of the Capitalist Economy 1933-1970
1. Массовая безработица кажется наиболее очевидным симптомом депрессии. Связана ли эта безработица с нехваткой основного оборудования, т.е. с неадекватным объемом наличия основного капитала, в связи с увеличением населения? Конечно нет. Случай, скорее, обратный. Во время депрессии существующее основное оборудование используется в недостаточной степени; простаивающее основное оборудование представляет собой эквивалент незанятой из-за безработицы рабочей силы. К чему следует отнести тот факт, что владелец неиспользуемого оборудования, который сталкивается с продолжительным предложением незанятой рабочей силы, не приступает к производству? Любой предприниматель сам по себе наверняка ответит, что это было бы невыгодным предприятием: цены, по которым он мог бы продавать, не покрывали бы даже его текущих затрат, то есть затрат на сырье, оплату труда, налоги и т.д. Таким образом, снижение заработной платы рекомендуется как средство преодоления депрессии. Одна из главных черт капиталистической системы состоит в том, что то, что приносит пользу одному предпринимателю, не обязательно приносит пользу всем предпринимателям как классу. Если один предприниматель снижает заработную плату, он способен, при прочих равных, расширять производство, но если все предприниматели сделают то же, результат будет совершенно другим.
Предположим, что оплата труда в целом была снижена, равно как и налоги, в связи с сокращением заработной платы государственных служащих. Теперь предприниматели из-за «улучшенного» соотношения цен и заработных плат загружают свое оборудование на полную мощность, и, как следствие, безработица исчезает. Была ли преодолена депрессия? Ни в коем случае, ведь произведенные товары еще предстоит продать. Теперь производство значительно выросло, и в результате увеличения отношения цены к заработной плате часть производства, эквивалентная прибыли (включая амортизацию) капиталистов (предпринимателей и рантье), выросла еще больше. Предварительным условием для равновесия на этом новом, более высоком, уровне является то, что та часть производства, которая не потребляется рабочими или государственными служащими, должна быть приобретена капиталистами за их увеличенную прибыль; другими словами, капиталисты должны немедленно потратить всю свою дополнительную прибыль на потребление или инвестиции. Однако маловероятно, что это действительно произойдет. Потребление капиталистов в целом мало меняется в течение бизнес-цикла. Верно, что повышение прибыльности стимулирует инвестиции, но этот стимул не сработает сразу, поскольку предприниматели будут выжидать, пока не убедятся, что более высокая прибыльность сохраняется. Следовательно, непосредственным результатом увеличения прибыли будет накопление денежных резервов в руках предпринимателей и банков. Однако, тогда товары, являющиеся эквивалентом увеличенной прибыли, останутся непроданными. Накапливающиеся запасы будут бить тревогу, сигнализируя о новом грядущем снижении цен на товары, которые не находят спроса. Таким образом, эффект от снижения затрат будет нивелирован. В итоге, произойдет только снижение цен, нивелируя для предпринимателей преимущества от сокращения затрат, поскольку безработица, идущая рука об руку с недоиспользованием оборудования, появится снова.
На самом деле, снижение заработной платы, как правило, не приводит даже к временному увеличению производства, описанному выше. Действительно, не только инвестиции, но даже использование существующего капитального оборудования не сразу приведет к повышению прибыльности. Cразу после снижения заработной платы, и до того, как предприниматели успевают увеличить производство в рамках имеющегося основного оборудования, свое влияние начинает оказывать падение цен. Поскольку предприниматели не сразу используют средства, ‘изъятые’ у рабочих, для приобретения потребительских или инвестиционных товаров, прибыль от производства уменьшается pro tanto. То, что предприниматели получают за счет снижения оплаты труда, вскоре рассеивается из-за падения цен. Все это можно было заметить во всех странах во время мировой депрессии в период 1931–1932 годов, когда волна снижения заработных плат вызвала быстрое падение цен, а не рост производства.
2. Доктрина снижения оплаты труда как средство выхода из депрессии иногда дополняется мерами против падения цен. Чтобы остановить «перерезающую горло конкуренцию» рекомендуется создавать картели. Предположим, что во всех отраслях промышленности сформированы картели, что заработная плата должным образом срезана, но что снижение спроса со стороны рабочих не могло иметь никаких последствий для цен, поскольку они поддерживаются картелями на стабильном уровне. Может ли ‘улучшенное’ соотношения цен и оплаты труда помочь в преодолении депрессии? В этой ситуации маловероятно, что картели будут инвестировать прибыль, полученную от снижения заработных плат, охотнее и быстрее, чем предприниматели в условиях «свободной конкуренции». Скорее наоборот. Таким образом, в полностью картелизированной системе, как и при «свободной конкуренции», доходы промышленности уменьшатся на столько же, на сколько и их издержки, и, поскольку цены останутся неизменными, продажи упадут в той же пропорции, в какой сократилась и выручка. Таким образом, в то время как в случае конкурентной экономики снижение заработной платы не вызывает увеличения производства, в полностью картелизированной системе оно приводит, в результате негибкости цен, к сокращению производства и росту безработицы.
В «смешанной» системе, состоящей из картелизированного и конкурентного секторов, результат снижения заработных плат будет чем-то средним: произойдет спад производства, но он будет слабее, чем в полностью картелизированной системе.
3. Из приведенного выше аргумента следует, что снижение заработной платы не является выходом из депрессии, потому что выигрыш от этого не используется капиталистами немедленно для приобретения инвестиционных товаров. Теперь мы попытаемся доказать, что обратное имеет место: рост инвестиций сам по себе, не сопровождаемый сокращением заработных плат, вызывает рост производства.
Предположим, что в результате какого-то важного изобретения имеет место увеличение инвестиций, связанных с его внедрением и распространением.
В таком случае, возможно ли для капиталистов нарастить свои инвестиции, даже если их прибыль не увеличилась (не было снижения заработных плат), и они не сокращали свое потребление ad hoc (это, действительно, еще более маловероятно). Финансирование дополнительных инвестиций осуществляется за счет так называемого повышения покупательной способности. Спрос на банковское кредитование увеличивается, и оно банками предоставляется. Средства, которые предприниматели используют для учреждения новых предприятий, доходят до отраслей производства инвестиционных товаров. Этот дополнительный спрос заставляет вводить в работу простаивающее оборудование и безработных. Возросшая занятость является источником дополнительного спроса на потребительские товары и, таким образом, приводит к увеличению занятости в соответствующих отраслях. Наконец, дополнительные инвестиционные затраты находят свой путь и напрямую, через расходы рабочих попадает в карманы капиталистов (мы предполагаем, что рабочие в этих условиях не сберегают). Дополнительная прибыль возвращается в виде депозитов в банки. Банковские кредиты увеличиваются на сумму дополнительно вложенных средств, а депозиты – на сумму дополнительной прибыли. Предприниматели, которые занимаются дополнительными инвестициями, «вкладывают» в карманы других капиталистов прибыль, равную их инвестициям, и в той же степени они в долгу перед этими капиталистами посредством банков.
В предыдущих разделах мы столкнулись с проблемой, инвестируется ли прибыль, полученная от снижения затрат. В рассматриваемом здесь случае прибыль, выражаясь несколько парадоксально, инвестируется еще до того, как она возникла. Неинвестированная прибыль не может быть удержана, потому что она аннигилируется последующим падением цен и производства. Создание покупательной способности для финансирования дополнительных инвестиций увеличивает выпуск продукции в сравнении с относительно низким уровнем, образовавшемся во время депрессии, и, таким образом, создает прибыль, равную этим инвестициям.
Следует отметить, что увеличение выпуска приведет к увеличению спроса на деньги в обращении и, таким образом, потребует увеличения кредитования Центральным банком. Если Банк отреагирует на это повышением процентной ставки до уровня, при котором общие инвестиции снизятся на сумму, равную дополнительным инвестициям, вызванным новым изобретением, увеличения инвестиций не произойдет, и экономическая ситуация не улучшится. Поэтому предварительным условием для подъема является то, что процентная ставка не должна слишком сильно увеличиваться в ответ на повышенный спрос на наличные деньги.
Однако что произойдет, когда новое изобретение будет распространено и первоначальный источник подъема иссякнет и, таким образом, исчезнет стимул для инвестиций? Неизбежно ли в таком случае экономическое падение (downswing)? Нет, потому что в это время повышение прибыльности в экономике в целом приведет к росту инвестиционной деятельности. Именно эти инвестиции, вызванные более высокой прибыльностью экономики в целом, вступят в силу, когда эффект нового изобретения иссякнет.
4. В предыдущем разделе мы описали экономический подъем в результате инвестиций, простимулированных важным изобретением, которое в некоторой степени является случайностью. Будет ли депрессия длиться вечно без такого внешнего стимула? Разве депрессии не присуще порождать силы, которые положат ей конец, вызывая увеличение инвестиций?
Предположим, что экономика стабилизировалась в нижней точке депрессии при очень низком уровне экономической активности, что инвестиции, в частности, сократились до такой степени, что уже не покрывают необходимой замены изнашивающегося основного оборудования. Предположим, что это капитальное оборудование состоит из 2000 предприятий, и каждый год 100 из них выходит из строя, при том, что вводится в строй всего 60 новых предприятий. Таким образом, капитальное оборудование ежегодно сокращается на 40 предприятий. Однако именно разрушение оборудования по прошествии достаточно длительного периода времени приводит к подъему бизнес-цикла. Из-за сокращения основного оборудования тот же спрос удовлетворяется за счет сокращения количества существующих предприятий, которые в результате улучшают свой уровень задействования. Как только, таким образом, рентабельность существующего основного оборудования увеличится, вырастет и уровень инвестиций. Финансирование для этого будет предоставлено – как было описано в предыдущем разделе – путем создания дополнительной покупательной способности. Это приведет к увеличению выпуска инвестиционных товаров и занятости в соответствующих отраслях промышленности. Более того, рост спроса на потребительские товары со стороны вновь нанятых рабочих приведет к более полной занятости в отраслях производства товаров широкого потребления. Этот общий рост производства вызывает дальнейший рост прибыльности, за которым следует новое расширение инвестиционной активности, новое повышение покупательной способности и т.д.
Это действительно кумулятивный процесс, вызывающий неуклонный подъем экономической деятельности. Однако, как только инвестиции начинают превышать уровень необходимого замещения основного капитала, т.е. когда в год строится больше предприятий, чем 100 предприятий, которые списываются, тогда проявляются факторы, сдерживающие подъем. Так же, как во время депрессии сокращение капитального оборудования было началом подъема, так теперь расширение объема этого оборудования, в конце концов, останавливает бум и запускает процессы спада экономической активности.
Процесс коллапса инвестиционного бума обратен тому, что начинает подъем со дна депрессии. Предположим, что на пике бума инвестиции стабилизируются на уровне 140 новых предприятий, и, поскольку 100 предприятий в год списываются, основное оборудование увеличивается на 40 предприятий в год. Теперь спрос будет удовлетворяться за счет увеличения числа предприятий, и в результате степень использования каждого будет снижаться. Как следствие, снижение прибыльности приведет к снижению инвестиций. И точно так же, как увеличение инвестиций на дне депрессии означало начало подъема производства и снижения безработицы, здесь последует спад производства и рост безработицы. И это движение вниз будет набирать обороты, так же как и в период подъема восходящие тенденции носили кумулятивный характер.
Целью этого эссе, само собой, не является представление полной теории флуктуаций деловой активности. Тут делается попытка дать общее представление о механизме «естественного» подъема и, в частности, уточнить один из его аспектов. Теперь становится очевидным, что инвестиции благоприятно влияют на экономическую ситуацию только в тот момент, когда они осуществляются, и обеспечивают источник для дополнительной покупательной способности. С другой стороны, производственный характер инвестиций способствует замедлению подъема и в конечном итоге приводит к его прекращению. Ведь именно расширение объема основных средств производства, в свете вышеприведенного анализа, вызывает коллапс бума. Здесь мы сталкиваемся с одним из самых примечательных парадоксов капиталистической системы. Расширение объема основных средств производства, то есть увеличение национального богатства, содержит семена депрессии, в ходе которого дополнительное богатство оказывается только потенциальным по своему характеру. Значительная часть основного оборудования в этом случае простаивает и пригодится только при следующем подъеме. Это заявление проливает некоторый свет на проблему государственного вмешательства в борьбу с кризисом посредством правительственных инвестиций, которыми мы сейчас и займемся.
5. После того, как мы изучили механизм делового цикла, давайте снова вернемся к случаю, когда подъем начинается с нового изобретения, которое побуждает некоторых предпринимателей осуществлять «дополнительные инвестиции». Используя для этой цели дополнительную покупательную способность, они приводят в действие механизм подъема. Этот случай очень близок к случаю государственного антикризисного вмешательства. Чтобы перейти от первого ко второму, достаточно заменить предпринимателей, вовлеченных в инвестирование нового изобретения, на правительство, предпринимающее инвестиции, которые также финансируются за счет дополнительной покупательной способности, чтобы выйти из мертвой точки экономического спада.
Предположим, что правительство выпускает казначейские облигации и продает их банкам. Правительство тратит деньги, например на строительство железных дорог. Как и в случаях, описанных выше, занятость в отраслях, производящих инвестиционные товары, увеличивается, а впоследствии, в результате более высокой покупательной способности рабочих, также в отраслях, производящих товары широкого потребления. Суммы, израсходованные государством, текут в виде прибылей, напрямую или через расходы рабочих, в карманы капиталистов и возвращаются в банки в качестве их вкладов. На стороне банковских активов государственный долг накапливается в виде дисконтированных облигаций, на стороне пассивов происходит увеличение депозитов, равное дополнительной прибыли. Таким образом, посредством банковской системы правительство получает задолженность перед частными капиталистами в размере, равном стоимости произведенных инвестиционных расходов. Мы увидим, что существует полная аналогия между данным рассматриваемым случаем и ситуацией с подъемом, вызванным новым изобретением. И в обоих случаях повышение прибыльности отраслей в целом будет стимулировать инвестиции и, таким образом, усилит подъем, который в результате будет продолжаться, даже если государство будет постепенно снижать свою инвестиционную активность. Таким образом, подъем, спровоцированный новым изобретением, будет продолжаться и после того, как непосредственное влияние последнего уже исчерпало себя.
Следует подчеркнуть, что структура государственных инвестиций не является существенной для эффекта государственной интервенции; что важно, так это то, что инвестиции должны финансироваться за счет дополнительной покупательной способности. Создание покупательной способности ради финансирования бюджетного дефицита, независимо от причины, дает аналогичный эффект. Расхождение состоит только в том, что дополнительная покупательная способность изначально перетекает в разные отрасли. Давайте предположим, например, что сумма, полученная от дисконтирования казначейских облигаций, используется для выплаты пособий по безработице. В данном случае прямой эффект государственного вмешательства будет ощущаться в отраслях производства товаров широкого потребления. Только по прошествии некоторого времени, когда возросшая прибыльность побудит их к инвестированию, процветание будет разделено также и с отраслями, производящими инвестиционные товары. Эта возросшая инвестиционная активность, финансируемая за счет создания покупательной способности, усилит подъем, так что последний будет продолжаться даже после того, как дефицит бюджета исчезнет – благодаря увеличению налоговых поступлений в результате роста доходов и продаж.
Таким образом, через некоторое время частные инвестиции ‘сменяют’ государственные: «искусственное» процветание сменяется «естественным», которое, кстати, рано или поздно прекратится – как было доказано в предыдущей главе – в результате расширения до определенных пределов объема основного оборудования. Следует добавить, что предварительным условием успешного государственного вмешательства – а также естественного подъема – является возможность удовлетворения возросшего спроса на кредитование со стороны банковской системы, без чрезмерного повышения процентной ставки. Если процентная ставка вырастет до такого уровня, что частные инвестиции будут сокращены именно на сумму государственных заимствований, тогда, очевидно, не будет создано никакой дополнительной покупательной способности, а произойдет всего лишь изменение ее структуры.
Перевод Oleg Mayakovsky специально для
Telegram-канала Politeconomics
и Youtube-канала New Deal
Tags: Репост статьи, закапитализм, капитализм, производительность, частная собственность, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Community

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

Recent Posts from This Community