mvksim (mvksim) wrote in new_rabochy,
mvksim
mvksim
new_rabochy

Categories:

Буря с Востока: Немецкое восстание, часть 2

Национализм под маской социализма

Многие эксперты теряются в догадках, каким образом на территории бывшего социалистического государства, где со всех углов звучала хвала пролетарскому интернационализму и дружбе народов, а национализм считался «болезнью капиталистического мира», ни с того ни с сего население органично и естественно восприняло антииммигрантские и ксенофобские лозунги. И по сей день националистические и право-популистские партии на региональных выборах демонстрируют внушительные результаты. Левые и либеральные псевдоинтеллектуалы любят приводить один и тот же аргумент: «мол, во всём виновато социальное неравенство и безработица в восточных землях». Но объясните мне тогда, почему народ отдаёт предпочтение националистам, а не неокоммунистам? Кстати, за последний год социологи фиксируют резкий рост популярности право-популистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) и отток электората у левых партий («Социал-демократическая партия Германии», «Левые», «Зелёные»). Ответ на данный вопрос кроется в самой истории ГДР. В этой связи нужно разделить предпосылки погромов начала 1990-х годов на мировоззренческие и организационные.



Мировоззренческие предпосылки

Как я отмечал в своей статье "Убить Дух Шиллера", англосаксы во время Второй мировой войны верно оценили, что для строительства новой подходящей им Германии (после победы над Гитлером) нужно лишить её исторической инициативы, национального духа и ценностей. Немецкий дух противоречив: в нем живут одновременно аккуратный и работящий лавочник и философствующий рыцарь, способный перейти от бескорыстного служения великим идеалам к их горделивому утверждению. Осознавая, что в Германии романтическое начало почти всегда берет верх над прагматичным элементом, США и Британия били не по «лавочнику», а именно по «рыцарю». Англосаксонские хозяева милостиво разрешили западным немцам сохранить свой экономический суверенитет — за редким исключением крупные концерны, небольшие фабрики, розничная торговля и банки остались под контролем старинных купеческих и аристократических родов. Зато средства массовой информации, книгоиздание и университеты перешли в руки победителей. Используя искреннее раскаяние большинства немцев в причастности к преступлениям Третьего рейха, англосаксы смогли привить им комплекс вины. Многих немцев убедили в том, что вся их история, пропитанная прусским казарменным духом, была тысячелетней прелюдией к нацистскому безумию, а значит, нуждается в преодолении. В итоге ФРГ превратился в экономического колосса на либерально-толерантных ногах. Страна превратилась в полигон для разработки «самых передовых» лево-либеральных идей и утратила германский боевой дух.

В отличие от западных земель Германии, её восточная часть оказалась под управлением сталинского Советского союза. Необходимо отметить, что Сталин к тому времени порвал с ленинско-троцкистским проектом мировой революции и при помощи партийного бюрократического аппарата перешёл к строительству «социализма в отдельно взятой стране». По стечению обстоятельств в мае 1945 года страны Восточной Европы лежали у ног Сталина, и советская государственная машина стала на основе местных просоветских коммунистических организаций клонировать себе подобные структуры, которые принялись «строить социализм в отдельно взятой стране».

Советский союз никогда не старался привить немцам «культ коллективной вины» за преступления Третьего Рейха. Всем известна фраза Сталина: «Было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается». Иными словами, новый социалистический режим не посягнул на фундаментальные, традиционные основы тевтонского воинственного духа, в отличие от проамериканских западногерманских властей. С другой стороны, учитывая социалистический, плановый характер экономики ГДР, пострадал предпринимательских дух восточных немцев. Иными словами в ГДР били не по «рыцарю», а по «лавочнику».

В Восточной Германии т.н. «денацификация» произошла не так как в ФРГ. На Западе пропаганда носила изощрённый индивидуальный характер и целилась в совесть и мировоззрение отдельно взятой личности. В ГДР, в свою очередь, имели место национализация частной собственности крупных германских концернов и массовая официозная пропаганда коммунистических идеалов. В 1950-е годы политика Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) для собственной легитимации использовала традиционные, национальные образы и модели. Судя по риторике тех лет, ГДР представляла себя как истинно германское государство: социалистическое содержание в национальной оболочке. Германская социалистическая нация оставалась ключевым элементом внутренней и внешней политики и представлялась как закрытое от классовых врагов и иностранцев общество. Одновременно повсеместно провозглашались «антифашизм» и «пролетарский интернационализм».

Относительно немецкой культуры председатель совета министров ГДР Отто Гротеволь высказался недвусмысленно: «Для того чтобы могла развиваться действительно высокая и благородная культура, мы должны восстановить единство нашей нации. Это не противоречит нашей открытости миру. Как раз наоборот. Произведение искусства лишь тогда представляет величайшую ценность для всего человечества, когда оно пускает корни глубоко в народную почву. Чем ярче выражена его национальная особенность, тем большее значение оно имеет для мира. Те деятели искусства, которые отчаянно ищут себя в космополитических течениях и неверном понимании интернационализма, ослабляют жизненную силу собственного народа».

Активно продвигалось понятие «социалистического патриотизма». Партийные издания утверждали, что в ГДР образовалась «подлинно национальная общность, в которой утвердилось социалистическое немецкое самосознание, а содержание понятия «Немецкий» обогатилось из-за слияния этноса и социализма». В 1980-е годы в стране наблюдалось возрождение прусских традиций и достоинств, и прославлялись такие исторические фигуры как прусский король Фридрих Великий, канцлер Отто фон Бисмарк и философ Фридрих Ницше.

В качестве наглядного примера преемственности немецких традиций в ГДР можно привести прусский печатный строевой шаг, при движении колонн военнослужащих во время военных парадов. В 1956 года в западногерманском бундесвере печатный шаг был запрещен, поскольку он использовался нацистской армией. Кроме того, западногерманская армия испытывала сильное влияние американских советников. После отмены в ФРГ печатного шага на его место вернулся шаг, распространенный в Пруссии до 1740 года (т.н. старый шаг). Его отличительной чертой служит небольшое сгибание в колене и выпрямление сразу же ноги. В кайзеровской германской армии печатный шаг использовался для парада, а старый шаг применялся для движения на местности. Армия ГДР до самого своего исчезновения продолжала маршировать способом печатного шага, мотивируя это преемственностью воинских традиций германских вооруженных сил.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №11
Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №12

Организационные предпосылки

Одновременно с пропагандой «уникальной социалистической немецкой народной общности» осуществлялось партийное строительство СЕПГ. В 1947 году член политбюро партии Антон Аккерманпровозгласил «особый немецкий путь социализма» и предложил интегрировать в СЕПГ бывших членов гитлеровской НСДАП. Мотивировалось это предложение тем, что рядовые члены нацистской партии не виноваты в зверствах Третьего Рейха и что невозможно строить новое государства, не опираясь на кадры прежнего режима: чиновников и военнослужащих.

Для этих целей в 1949 году был создан т.н. «Национальный фронт», который под полным контролем со стороны СЕПГ объединил в себе представителей всех партий и политических движений. Немецкие социалисты утверждали, что: «Немецкий рабочий класс, поддержавший в своё время фашистов, ожидал от них новый миропорядок, новое социальное устройство – немецкий социализм. Однако фашизм, будучи порождением капиталистов-реакционеров, никогда не смог бы рабочим этого дать. Научный же социализм сможет оправдать эти надежды».

В начале 1950-х годов в рядах СЕПГ насчитывалось более 100.000 бывших членов НСДАП (9 % от общей численности). Если учитывать членство в прочих нацистских организациях (как например «Гитлерюгенд»), то показатели увеличиваются до 25 %. В свою очередь количество потомственных социал-демократов и коммунистов не превышало 16 %.

Все вышеперечисленные обстоятельства (1. сохранение основ немецкого национального духа; 2. изолированный характер «немецкий социалистической общности», где иностранцы считались диковинкой; 3. включение бывших нацистов в структуры государственного управления) привели к тому, что в восточногерманском обществе начали формироваться латентные националистические и ксенофобские настроения, а в молодёжной среде возникли праворадикальные группировки.

Начиная с 1970-х годов местные органы правопорядка фиксировали рост насилия в отношении иностранцев. В 1980 году отдел по надзору за молодёжью Министерства государственной безопасности ГДР (Штази) подготовил доклад на 27 страницах. Согласно докладу, в некоторых районах страны «множатся случаи «восхваления нацистского прошлого» в молодёжной среде». Это выражается в «изображении свастик и прочих нацистских символов» на стенах домов, в школьных тетрадях и на школьных партах». Кроме того фиксировались случаи исполнения нацистских песен, вечеринок по случаю дня рождения фюрера 20 апреля и публичных нацистских приветствий взмахом правой руки.

К середине 1980-х годов органы госбезопасности констатировали наличие в стране организованных молодёжных группировок «бритоголовых», члены которых своим внешним видом не отличались от скинхедов в Западной Европе. Они сами называли себя не скинхедами, а «фашос». В отчётах «Штази» их обычно называли футбольными хулиганами и не сильно преследовали. Сами сотрудники госбезопасности мотивировали это тем, что в отличие от анархистов, панков и металлистов «бритоголовые» имеют работу, дисциплинированы, пользуются уважением в трудовых коллективах и, самое главное, положительно относятся к службе в вооруженных силах ГДР, так как по их мнению военное дело неразрывно связано с германским духом.

Под занавес существования ГДР участились случаи массовых избиений группировками «бритоголовых» представителей иных молодёжных субкультурных объединений. В 1987 году группа «фашос» устроила погром на собрании панков и либеральной оппозиции в Восточном Берлине. За год до падения Берлинской стены руководитель Штази Эрих Милькеконстатировал «опасность со стороны антисоциалистически и националистически настроенных агрессивных групп граждан». По его данным, в стране более 2.000 хорошо организованных национал-экстремистов и ещё в десять раз больше активно сочувствующих граждан.

Наши дни

В 2015 -2017 гг. Германия стала лидером в ЕС по числу прибывших на ее территорию беженцев. В страну въехало более миллиона соискателей убежища: это рекордное число желающих получить официальный статус беженца за всю историю страны. Некоторые эксперты называют происходящее самым крупным переселением народов со времен Второй мировой войны и предрекают гибель традиционного европейского уклада жизни. Несовершенство механизма депортации мигрантов – одна из причин, по которой они избирают Германию своей целью. Около 80 процентов соискателей убежища прибывают в ФРГ по поддельным документам или вовсе без таковых. В первую очередь это касается мигрантов из стран, в которых не ведутся боевые действия, и люди не подвергаются преследованиям. Стремительный приток беженцев и многократное увеличение числа ходатайств о предоставлении убежища практически полностью парализовали бюрократический аппарат. Временами в очереди на рассмотрение находилось более 600 тысяч заявлений.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №13

На этом фоне в стране происходит настоящий ренессанс правого популизма и правого радикализма после десятилетий господства леволиберальных идей и табу на любую национал-патриотическую тематику. Право-популистская АдГ на каждых очередных выборах получает всё больше и больше голосов избирателей, движение ПЕГИДА собирает многотысячные антииммигрантские митинги в крупных городах. За 2015-2017 годы резко увеличилось количество поджогов приютов для беженцев и столкновений на национальной почве. Как и 25 лет назад организационным эпицентром нового немецкого национализма стали восточные земли страны. По прогнозам многих экспертов, если ситуация с беженцами в Германии кардинально не изменится, страну ждут серьёзные потрясения.

Народное выступление в Хемнице (Саксония) после убийства иммигрантами
Народное выступление в Хемнице (Саксония) после убийства иммигрантами

Российским властям, в свою очередь, следует перманентно и тщательно анализировать происходящее в Европе и учиться на чужих ошибках.

Александр Лапин - кандидат политических наук


Subscribe

Buy for 20 tokens
Единственный выход. Холодный и умный взгляд, узкие глаза, жесткие тонкие губы, редкие прилизанные волосы – таким представлялся окружающим генерал Цой Мен Чер. Таким он стал не сразу. Его отец простой железнодорожник в провинции. Пятеро детей, среди которых Мен Чер был старшим. В детстве он любил…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments