mvksim (mvksim) wrote in new_rabochy,
mvksim
mvksim
new_rabochy

Categories:

Буря с Востока: Немецкое восстание, часть 1

После 1945 года одним из ключевых политических вопросов мирового уровня без преувеличения был так называемый «Германский вопрос» – комплекс территориальных, политических и военных проблем, возникших в результате поражения гитлеровской Германии во Второй мировой войне и образования двух германских государств – ФРГ и ГДР.



Мы единый народ!

Отказавшись от первоначального военно-силового решения германского вопроса, правительство ФРГ сделало ставку на подготовку объединения Германии «снизу», через политику сближения и стимулирования демократических, прозападных настроений у населения ГДР. В рамках усиленно развивавшихся с начала 1970-х годов «германо-германских отношений» правительство ФРГ начало диалог с руководством ГДР, интенсивно развивало «внутригерманские» экономические и культурные связи. Активную пропаганду идей германского единства вели радио и телевидение ФРГ, передачи которых принимались фактически на всей территории ГДР. С середины 1980-х годов, с началом перестройки в СССР и активизацией демократического движения в ГДР, вопрос о восстановлении единства Германии был поставлен правительством ФРГ во главе с Гельмутом Колем перед руководством СССР. Советское правительство согласилось не препятствовать свободному волеизъявлению немцев, дав тем самым зелёный свет демонтажу политической структуры ГДР и её включению в состав ФРГ. Как позже выразился сам Коль: «Если бы Горбачев сказал: дайте нам сотню миллиардов, и получите ГДР, – мы так бы и сделали. Что такое сто миллиардов за Восточные земли при их годовом бюджете в пятьсот миллиардов? Да ГДР нам досталась по цене бутерброда!»

В конце 1989 года, без преувеличения, весь мир следил за падением Берлинской стены. Это событие стало символом начала нового исторического периода и источником надежд для жителей разделенной страны. Миллионы восточных немцев были опьянены объединением двух искусственно разделённых Германий. Однако практические аспекты интеграции двух различных государств оказались весьма непростыми, и вскоре выяснилось, что хотя Берлинская стена пала, «осси» (жители восточных земель Германии) и «весси» (жители западных земель) не стали в одночасье единой нацией.

Падение Берлинской стены.
Падение Берлинской стены.

Ещё в декабре 1989 канцлер Коль предложил десятиступенчатую программу объединения, рассчитанную на пять лет, но жители Восточной Германии отказывались ждать. Их стремление к политическим свободам и западному уровню жизни можно было утолить только немедленным объединением. Стало ясно, что если Восточная Германия в кратчайшие сроки не будет интегрирована в ФРГ, то она буквально лишится своего населения, так как если бы западная система не пришла на восток, то большая часть жителей бывшей ГДР переселилась бы на запад. Ключевым аспектом стало введение западногерманской марки в Восточной Германии. Население требовало введения общей денежной единицы, и хотя западногерманский центральный банк (Бундесбанк) призывал к осторожности, правительства Восточной и Западной Германии договорились признать с 1 июля 1990 немецкую марку в качестве общей денежной единицы. Нереалистичные ожидания «осси» в сочетании с самодовольством «веси» вынудили правительство Коля отказаться от осуществления необходимых поступательных изменений и свести все вопросы объединения к простому перенесению западногерманских методов на Восток.

К 1992 году «розовые очки» у большинства восточных немцев были сброшены и растоптаны: они, не привыкшие к жизни в условиях рыночной экономики, не смогли вписаться в новый для них мир. Сложилась ситуация, до боли напоминающая нам разочарования и разруху в нашей собственной стране 1990-х годов. Сравнительно бедные восточные немцы не ожидали, что преобразования окажутся столь мучительными. Экономика Восточной Германии была не в состоянии конкурировать с западногерманской. После открытия границ ГДР для торговли и путешествий восточногерманские товары были вытеснены западной продукцией. Крупные предприятия бывшей ГДР закрывались (более 3,5 тыс. предприятий), люди массово теряли работу либо вынуждены были менять её на менее престижную – т.е. переквалифицироваться. Немногие предприятия, выжившие в новых условиях, остались на плаву лишь благодаря безжалостному сокращению персонала. Как правило, все они столкнулись с переизбытком работников, потому что система хозяйствования ГДР не стремилась минимизировать затраты и повышать эффективность производства. В результате за три года число рабочих мест в Восточной Германии снизилось почти на 40%. Промышленный сектор потерял три четверти рабочих мест. Безработица на востоке Германии была в несколько раз выше, чем в западной ее части, достигая по неофициальным оценкам 40% (на западе – 11%).

Одновременно с экономическими трудностями восточные немцы столкнулись с таким непривычным для них явлением, как притоком беженцев из стран третьего мира. Наследие Второй мировой войны привело к тому, что в ФРГ велась либеральная политика в отношении приема иностранцев, преследовавшихся на своей родине. Все лица, которые ходатайствовали о предоставлении им убежища, могли оставаться в Германии до рассмотрения их прошений и принятия решения о предоставлении им вида на постоянное жительство. В этот период они получали пособие в размере 400-500 марок в месяц. Неевропейские иммигранты и беженцы начали массово приезжать в Западную Германию ещё в 1960-1970-е годы. В ГДР же начиная с 1950-х годов действовали жёсткие иммиграционные законы. В 1964 году, когда количество иностранцев в ФРГ перешагнуло за 1 миллион, в ГДР проживали всего лишь 18.500 иностранцев (в основном советские военнослужащие и члены их семей, а также несколько тысяч австрийцев, швейцарцев и греков). Иными словами доля иностранцев в ГДР не превышала 0,1 %. В 1970 – 1980-е годы для нужд промышленности ГДР срочно потребовались трудовые ресурсы. Эту проблему решили при помощи привлечения в страну иностранных контрактных работников. Межгосударственные соглашения были заключены со многими социалистическими странами. Иностранные рабочие выполняли, как правило, менее квалифицированную и более рутинную работу, не привлекательную для жителей ГДР. С 1980 года большинство иностранных рабочих стали составлять граждане Вьетнама и Мозамбика. На время нахождения в ГДР иностранные рабочие размещались в закрытых общежитиях и были практически изолированы от внешнего мира. Продление контрактов или сопровождение семей не предусматривались. К концу существования ГДР в стране проживали не более 191.000 иностранцев (из них более 60.000 вьетнамцев и 16.000 выходцев из Мозамбика).

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №2
Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №3

После объединения, бывшая ГДР приняла миграционные законы своего западного брата, начав принимать приезжих самых разнообразных народностей и вероисповеданий. Более того, так как плотность населения Восточной Германии была значительно ниже густонаселённой Западной, большинство иммигрантов стали отправлять на восток страны. Во всех более-менее крупных городах были организованы центры беженцев, которых расселяли в панельных многоэтажках спальных кварталов. В итоге местное население, которое после объединения начало в полной мере ощущать на себе экономические тяготы, с негодованием восприняло резкий рост числа иностранцев в своих городах. На этом фоне среди восточных немцев, словно огромная грозовая туча, начали распространяться ксенофобские настроения. С 1990 года регистрировался рост насильственных преступлений против иностранцев по всей территории бывшей ГДР. К примеру, в бранденбургском Эбберсвальде прохожие забили до смерти 28-летнего выходца из Анголы Амадея Антонио Киова.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №4

В сентябре 1991 года в саксонском городе Хойерсверда в течение пяти дней происходили беспорядки на почве расовой ненависти. Под одобрительные крики зевак толпа из нескольких сотен молодых людей атаковала вьетнамских уличных лоточников. Затем нападению подверглось общежитие, используемое, главным образом, мозамбикскими контрактными рабочими. В ход шли камни и бутылки с зажигательной смесью. Во время столкновений пострадало 32 иностранца. Подобные происшествия имели место и в других восточногерманских городах. Самыми масштабными беспорядками в историю современной Германии вошёл так называемый «Ростокский погром».

Подсолнухи в огне

После объединения портовый город Росток не смог конкурировать с Гамбургом и Килем, и большинство рабочих рук оказались лишними, безработица достигла рекордных 57%. Бедственное экономическое положение усугубилось притоком иностранцев. Еще со времен ГДР в Ростоке существовала вьетнамская община, но основным раздражительным фактором стали цыгане из Румынии, которых местные власти селили в районе Лихтенхаген, где находилось многоэтажное блочное здание, прозванное «Дом с подсолнухами» за гигантское изображение цветов на фасаде.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №5

В одном подъезде этого строения располагалось земельное бюро регистрации беженцев федеральной земли Мекленбург-Передняя Померания и общежитие для претендующих на убежище беженцев, в другом подъезде — вьетнамское общежитие. Центр был рассчитан на 300 человек. Но обстоятельства не были нормальными: из-за увеличившегося потока иммигрантов чиновники не справлялись с валом заявок, процесс принятия решений затягивался, людей скапливалось все больше. В итоге к концу лета 1992 года в «Доме с подсолнухами» жили не менее 650 цыган. Места в здании им не хватало, и цыганский табор разбил лагерь на газоне рядом. Условия были ужасающими. Водой беженцы обеспечены не были, туалетами тоже. Мусор скапливался на улицах. Какие чувства толпа оборванных и немытых цыган, попрошайничающих и справляющих нужду в ближайших подворотнях, вызывала у коренного населения, понять несложно.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №6

Властям регулярно поступали сигналы о том, что обстановка в Лихтенхагене накаляется. Ультраправые активисты распространяли листовки, в которых говорилось, что «Росток должен оставаться немецким», и содержались призывы к жителям города «решить проблему общаги». Анонимный источник связался с редакциями двух местных газет и сообщил, что если городская администрация не разберется с мигрантами, «порядок вскоре будет наведен».

К вечеру 22 августа у «Дома с подсолнухами» собралась толпа примерно в две тысячи человек, которая атаковала цыган, а когда те, покинув палаточный лагерь, скрылись в здании, в окна и двери общежития полетели камни и бутылки с зажигательной смесью. Собравшиеся, среди которых были как молодые националисты, так и мамы с детьми и престарелые бабушки, скандировали «Германия для немцев! Валите к себе домой!». Прибывший отряд полиции в количестве 30 человек без спецсредств и необходимой экипировки ничего поделать не смог и быстро отступил. Лишь глубокой ночью стражам порядка удалось привезти водомёт и немного утихомирить беснующуюся толпу.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №7

23 августа беспорядки вспыхнули с новой силой. В Росток со всех уголков Германии съехались праворадикальные активисты. По приблизительным подсчётам, толпа, плотной стеной окружившая общежитие, насчитывала уже около 5000 человек. Каждый удачный бросок булыжника, каждое разбитое окно и сломанная рама встречались бурными аплодисментами. Цыган к тому времени из общежития уже эвакуировали, но для толпы это было уже не важно. Объектом ее агрессии стали вьетнамцы. Чтобы остудить пыл участников беспорядков, полицейские вынуждены были сделать несколько выстрелов в воздух и один раз открыть огонь на поражение. К концу второго дня бунта 74 стража порядка были ранены.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №8
Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №9

В понедельник 24 августа вечером праворадикалы, подогретые ненавистью и алкоголем, начали штурм общежития. В уже разбитые окна полетели бутылки с зажигательной смесью, под крики «Мы вас зажарим!» вспыхнул пожар. Вьетнамцы пытались выбраться на крышу здания, наглухо забаррикадировав ведущие наверх люки, в то время как десятки бритоголовых разоряли пока ещё не охваченные огнём квартиры. Лишь в ночь на вторник усиленные наряды полиции в сотрудничестве с пожарными бригадами смогли подавить беспорядки и потушить пожар. Избежать жертв удалось чудом – мигранты были эвакуированы из горящего здания лишь в последний момент.

Буря с Востока: Немецкое восстание., изображение №10

Учитывая взрывоопасность ситуации, правительство Гельмута Коля убедило Румынию репатриировать несколько тысяч беженцев-цыган. Затем, при согласии оппозиционных партий, правительство приняло законодательство, ограничивавшее въезд беженцев в Германию. Всего за первые десять лет после объединения на территории восточных федеральных земель праворадикалы убили 42 иностранца. Заметим – речь идет только о тех случаях, в которых суд однозначно установил мотив расовой ненависти.

Александр Лапин - кандидат политических наук.


Subscribe

promo new_rabochy 10:55, thursday 106
Buy for 10 tokens
Покой нам только снится deminded в очередной раз копнул Маркса https://deminded.livejournal.com/208004.html "Страдание по стоимости" Конкретно - "трудовую теорию стоимости". Хороший пас - эти страдания показали, в чем дело, что сейчас не так. Отчего им приходится снова и снова ворошить ветхие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments