mercant wrote in new_rabochy

Category:

"За отсутствием достойного противника"

«Анархия невозможна — анархизм вечен», как верно подметил в одной из своих лекций Петр Рябов. Нет, конечно не вечен, даже вселенная когда-нибудь перестанет существовать, поэтому анархизм будет существовать ровно до тех пор, пока будут существовать иерархии, основанные на насилии. Ну а потом, «мавр сделал свое дело, мавр может уходить».

Сегодня я хотел бы развернуть недавно озвученный мною тезис о том, что классический анархизм, каким его многие знают — мертв. Да именно так, или растворился в небытие или ушел в историю, и в мифологию. И это хорошо. Да вы не ослышались, это хорошо, потому что в небытие он ушел не в одиночку, а прихватив с собой своего главного врага — империалистическое государство высокого модерна. Ведь что собой представляло по-сути идеальное государство 19-го века. Этот монстр против которого в начале века двадцатого восстало большинство жителей Европы? Стационарного бандита, как его характеризовал Энгельс. Но это был уже не просто «отъявленный бандит», какими были империи древнего мира, где даже деньги служили средством эксплуатации. 

Небольшое отступление. Маленький железный кружочек с профилем императора сам по себе не стоит ничего, но если этот кружочек предлагает закованный в лорику легионер, обещая в противном случае просто снести башку гладиусом, ценность кружочка резко повышается. В 90-е в России криминальные синдикаты дошли до изобретения своих «протоденег», выдавая ограбленным... значок ГТО, который означал, что брать у этого человека уже нечего.

Это был цивилизованный бандит в дорогом костюме, вооруженный не только винтовкой, но и огосударствленной версией религии, протестантской этикой и философией позитивизма. Но суть от этого не менялась. Государство просто отбирало излишки (или то, что считало излишками), не предлагая ничего взамен, кроме басен, которыми, как известно, соловья не кормят. 

Первым понял, что существование государственной машины не имеет под собой никаких рациональных оснований Уильям Годвин:

«Поэтому несправедливость, по самой своей природе не приспособлена для продолжительного существования. Но правительство налагает руки на течения в обществе и таким образом останавливает его движение. Это делает наши несовершенства перманентными и наделяет их сущностью. Оно обращает вспять подлинные склонности нашего ума и вместо того, чтобы вынуждать нас смотреть вперед, учит нас оборачиваться назад в поисках совершенства. Все это побуждает нас искать общественное благо не в нововведениях и улучшениях, а в робком почтении решений наших предков, как если бы разум, по природе своей только деградировал и никогда не развивался».

То есть, рациональность любой власти иррациональна, логика — нелогична. Правители не только потворствуют несовершентсвам человека и общества, но и препятствуют их преодолению, управляя так, как если бы каждый человек и общество в целом постоянно деградировали (поэтому «плач замученных детей» из Минобраза о деградации молодежи — это выдача желаемого за действительное). Но,чем больше правительства налагали руки на течения в обществе, тем больше возрастало его сопротивление. Можно сказать, что к началу 20-го века понимание того, что модернистское государство не может дать ничего, кроме красивой картинки на первой полосе газеты дошло уже до самых низов общества. Рабочему Петербурга или крестьянину Андалузии не надо было объяснять «зачем», надо было рассказать «как». Идеи были разные; от просто переделки существующего государства до радикальной его перестройки или полного уничтожения (с последующим восстановлением или без). Анархизм не был единственным течением, но был самым последовательным в своем стремлении к переустройству мира на принципах равенства и свободы.

И государства дали обществу последний (как казалось) и решительный бой. Грянула Первая Мировая. Не добили, пришлось повторить чуть позже (в этом свете популярный современный лозунг «Можем повторить» читается как: «Будете бузить — мы вам еще одну «Мировую» устроим).  Но в своем стремлении «оставить все как есть» империи Прекрасной Эпохи перенапряглись и попадали как кегли. Или видоизменились настолько, что от былого величия остался только парад в «День, когда мы всех победили». Вместе с ними угасли и радикальные социалистические течения. Герой победил дракона, но был раздавлен его тушей (сами решайте — кто тут «герой», а кто — «дракон»). В случае с «классическим» анархизмом можно даже порадоваться, потому что анархизм — это не только Прудон или Кропоткин, но и Равашоль или Чоглош. Радикальный социализм потерял позиции не потому что «поплохел», а «за отсутствием достойного противника». Действительно, где раньше были подавления восстаний с помощью артиллерии (и даже авиации), там теперь дубинки, водометы, максимум гранаты со слезоточивым газом. Повод для всенародного ликования  — это уже не победа в идущей в данный момент войне, а победа сборной страны по футболу. Да и государственный церемониал, проигрывая в пышности средненькому концерту популярного исполнителя, уже превращается в бессмысленную рутину. 

Вся эта бессмысленная чехарда уже надоела людям настолько, что даже на выборах работа идет не «на результат», а «на явку». Что и показал последний «плебисцит», когда даже «оппозиционеры», за редким исключением, агитировали за приход на выборы «хоть тушкой, хоть чучелом». А проголосовать можно было и по Интернету. Государство вслед за людьми потянулось в Интернет, и, похоже, что как импульсивный подросток завязнет там настолько, что не сможет вернуться. Голосование по Интернету, штрафы по Интернету, деньги в Интернете, документы в Интернете. Лет через 20 для того, чтобы стать «анархистом» достаточно будет выбросить смартфон и выключить компьютер. А модернистское национальное государство уйдет на заслуженный отдых на свалку истории как еще одна надоевшая человечеству игрушка. Но, стряхнув пыль с бумажного томика Кропоткина, подумать о том, как мы будем жить «без» можно уже сейчас.  

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.