vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Государство как категория классового общества. Ч. 4 (окончание)

Впервые кратко показаны общественная природа и закономерность фетишизма племенного родства, его неразрывная связь с товарным фетишизмом и их общая природа как форм проявления самоотчуждения и отчуждения человека, место и роль иудаизма, христианства и ислама в осуществлении обоих форм фетишизма и самоотчуждения человека. 

Кратко показано существо отношений трёх этих «авраамических религий» между собой и внутренняя противоречивость каждой из них.

Впервые представлено краткое резюме места и роли мусульманского мiра в качестве необходимой общественной связи между Новым Западом и Новым Востоком, а равно и роль ислама в воспроизводстве традиционной материальной и духовной культуры племён и народов Центральной Азии, присущих им способов производства, социальной организации и институтов.

Фетишизм племенного родства и товарный фетишизм.

#иудаизм поставил иудейство (еврейство) в центр мiра в качестве тех, кому обетовано господство над мiром, если они будут ревностно исполнять Завет их Б-га с прародителями их Авраамом, Исааком и Иаковом-Израилем (Закон и Пророки). Но это ещё сугубо племенная религия как обычная («естественноисторическая») форма родовой идеологии.

И хотя уже иудаизм как племенная идеология есть форма корпорации духовного родства, однако духовное родство это утверждается и осуществляется ещё не в своей собственно общественной форме, но в вещной форме «родства по плоти и крови», буквально полагающей и требующей подтверждения и представления своего «плотью и кровью».

Определённость этого родства всех действительных членов племени женской линией есть очевидная и несомненная не только в течение всей эпохи матриархата, но и вплоть до наших дней определённость родства плотью и кровью. Воспитание, то есть действительная социализация человеческого детёныша (= становление его) как действительного члена особого социума вообще, а девочек, в особенности, изначально и по большей части определяется их матерью. И эта несомненная для древних людей определённость родства по материнской линии есть определённость родства одновременно и по плоти и крови, и по духу.

Однако, кроме момента определённости процесса социализации человеческого детёныша по материнской линии, есть также и второй существенный момент этой определённости – определённость по отцовской (мужской) линии как изначальная определённость родства по плоти и крови. Именно эта определённость родства окончательно уже осознана отцами-основателями иудейства, ибо рефлексирована ими, став неотъемлемым органическим моментом их Священного Писания — Торы, как требующая своего подтверждения «плотью и кровью».

Обрезание всякого младенца мужского пола именно вскоре после его рождения есть не что иное, кроме как подтверждение не только родства по плоти и крови также и по отцовской линии, но и духовного родства мальчика, начавшего своё становление (социализацию) в качестве иудея, как сонаследника Авраама-Исаака-Иакова (Израиля) в Завете. Это и есть акт инкорпорации мальчиков в иудейство (#акт_инкорпорации_в_иудейство ), то есть в действительные члены этого особого племени как корпорации духовного родства, по плоти и крови, являющийся актом инкорпорации мужчин в иудейство по факту их рождения (= происхождения).

Гиюр — это акт инкорпорации в иудейство уже не тех, кто иудеи по рождению, а тех, кто суть не-иудеи по рождению, которые, став иудеями по духу (посредством прозелитизма), принимаются в действительные члены иудейства посредством особого института, специально созданного именно для этого, который по своему существу есть мистерия пресуществления не-иудея в иудея.

Между прочим, этот #фетишизм_племенного_родства (социальной идентичности, в том числе и национальной идентичности, говоря языком современной идеологии Нового Запада) как духовного родства, определяемого родством по «плоти и крови», есть явление той же самой общественной природы, что и #товарный_фетишизм .

А к чему сводится существо товарного фетишизма? Существо товарного фетишизма сводится к тому, что общественные отношения стоимости товаров представляются не как общественные отношения людей и между людьми, но как отношения вещей и между вещами.

Общественные отношения стоимости произведёны и воспроизводятся в силу вполне определённых исторически преходящих производственных отношений, то есть в силу историчеси преходящей формы производства и воспроизводства обществом самоё себя.

Фетишизм племенного родства точно так же, как и товарный фетишизм, закономерно, необходимо и неизбежно произведён, воспроизводится и будет воспроизводиться лишь до тех пор, пока исторически преходящая форма воспроизводства особых социумов будет оставаться необходимым условием воспроизводства человека и общества в их идеологической (религиозной), политической и экономической определённости (= ограниченности).

Фетишизм племенного родства — это неотъемлемый атрибут общественного воспроизводства человека не как человека, но как общественного животного, как частичного и отчуждённого от своей родовой сущности (= природы) человека. Как общественного животного, а равно и как средства производства, которое отчуждает самую свою подлинно человеческую сущность, а равно и отчуждает самую свою жизнедеятельность во всех её проявлениях и все продукты своей жизнедеятельности как чуждые, извне данные и господствующие над его волей и сознанием необходимые условия его жизни как таковой.

#учение_Маркса не только о товарном фетишизме, но и об отчуждении и самоотчуждении человеком своей человечености, то есть своей родовой (= человеческой) сущности человека как человека, также есть исторически преемственное диалектическое развитие учения Иисуса Христа. Почему? Потому, что Иисус первым выразил самую эту подлинно-научную идею, хотя и в «не-научной», а именно в символической форме. 

Как? Иисус возвестил ученикам: как Меня, всецелого полного и подлинного Человека (всецело обоженого Человека = Бога полно и без остатка вочеличившегося) мiр не познал, но распял, так и вас, учеников Моих, ибо ставших всецелыми, полными и подлинными человеками, будут изгонять из мiра сего, доколе не изгонят до конца. Ибо недолго ещё Мне быть с вами; идёт князь мiра сего, который во Мне (в подлинном Человеке) не имеет ничего.

В переводе с языка Античности на современный язык подлинной науки, то есть посредством категорий, которыми оперирует учение Маркса, это значит — #самоотчуждение и #отчуждение человечеством и человеком своей человеческой сущности (природы), человека как подлинного человека, то есть как самого себя. Или иначе, что есть то же самое, это есть исход человека из самого себя в животность, в состояние скота, которое есть царство животной (скотской) необходимости. 

А посему становление человека подлинным человеком есть не только возвращение человека к самому себе как человеку, но и переход из царства животной (скотской) необходимости в царство свободы человека как человека.

Роль христианства в развитии фетишизма племенного и товарного.

Только #христианство определило иудейство не изнутри, а извне, став необходимым внешним общественным (объективным и субъективным) условием воспроизводства иудейства как такового в мiре сем, а равно и общественным условием осуществления иудейского Завета, Закона и Пророков.

В то же время самоё христианство, будучи определно как #духовное_иудейство, этим самым всецело определено не только по отношению к иудейству, но и иудейством как таковым.

Целью жизни христианина вследствие этого необходимо и неизбежно, закономерно положено всецелое уподобление себя иудею, превращение во всецелого и полного, то есть в подлинного и действительного члена Израиля, то есть в иудея. Ибо разделение Израиля на «Израиль по плоти и крови» и «Израиль по духу» произошло на время и до времени, а в конце времён по верованиям христиан будет один единый Израиль во главе с единым Богом Его.

Этим самым именно христианство возвело иудейство на тот общественный «пьедестал», который практически недосягаем ни для кого более, кроме самого иудейства «по плоти и крови».

Если бы иудейство исторически не изменялось, но хотя бы «застыло» (геттоизация иудеев в Европе, «резервации индейцев» в США или реликтовая фаза этногенеза» по Гумилёву) в своём бытийственном (= социальном) качестве, присущем ему на момент возникновения христианства, то тогда у христиан возникли бы реальные шансы и перспективы стать единственными подлинными иудеями. Реальность шансов здесь есть реальность в точном смысле Нового Запада, то есть реальность именно в восприятии и по оценке самих христиан (= «духовных иудеев»).

Но с указанной точки зрения христиан Нового Запада ещё эффективнее «окончательное решение еврейского вопроса». Ибо только в таком случае, когда и если «иудейство по плоти и крови» вообще исчезнет из истории как таковое, гарантированно останется лишь одно «иудейство по духу», которое только в этом случае станет единственным подлинным иудейством в мiре сем.

Отсюда изгнание иудеев из «христианских государств», насильственное обращение иудеев в христианство как социальное (бытийственное) уничтожение иудеев по плоти и крови и, наконец, физическое уничтожение иудеев — это логически необходимые и неизбежные ступени трансформации того практического способа, каким «духовные иудеи» закономерно не могли не попытаться стать подлинными иудеями в мiре сем.

Христианство (= иудео-мессианство) возникло как закономерное, необходимое и неизбежное общественное условие воспроизводства иудейства как общей социальной определённости человека и человечества, неотвратимо стремящейся стать всеобщей социальной определённостью всего мiра сего. 

Этим самым христианство стало общественным условием не только воспроизводства племенного фетишизма, самоотчуждения и отчуждения человека, но и превращения отчуждения человеком своей жизнедеятельности как труда и её продуктов, прежде получивших достаточно щирокое всеобщее распространение в мiре сем, в отчуждение самого труда и его продуктов, то есть в развитое товарное производство.

А равно и именно христианство и его всемiрное распространение стали закономерным, необходимым и неизбежным общественным условием превращения товарного фетишизма во всеобщий товарный фетишизм.

Однако христианство, необходимо и неотвратимо безжалостно ломая и стирая все племенные «перегородки», кроме лежащей в основании самого христианства «перегородки» с иудейством, прежде идеологически, а затем также и материально (глобализация и развитие всемiрного рынка как закономерность с момента обретения христианством формы Нового Запада), тем самым упраздняет также и племенной фетишизм.

Но христианство, для которого «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного» (Кол. 3:11), упраздняет и племенной фетишизм как таковой, и иудейство как таковое, одновременно насаждая и утверждая и племенной фетишизм, и иудейство как таковые.

Это неустранимые внутренние противоречия христианства, которых самоё христианство ни осознать, ни, тем более, практически снять не способно по самой общественной природе своей.

Ислам как диалектическое отрицание христианства и иудаизма. 

Результатом специфического, выраженного посредством символического языка метафор кочевых арабских племён и арабского населения торговых городов Ближнего Встока, осознания имманентно присущих христианству по самой его общественной природе ограниченности и противоречий стал #ислам .

Однако осознание это по необходимости и неизбежности, ибо иначе самоё это осознание как таковое не возможно, произошло на той же самой идеологической почве и из того же самого идеологического корня, на которой (почве) и из которого (корня) прежде вырос иудаизм, а затем — христианство.

Материальному субстрату (материальному носителю = совокупности племён), из которого первоначально вырос и сформировался ислам, был присущ преимущественно кочевой (с опорой на оазисы) способ производства своей жизни.

Этот #кочевой_способ_производства жизни у этой совокупности племён органически дополнялся относительно мелким (караваны и мелкая посредническая торговля с большим числом = длинной цеопчкой торговых посредников) транспортно-торговым обеспечением дальней и межрегиональной торговли и «набеговой экономикой».

Этот специфический ансамбль способов воспроизводства племенем своей жизни, будучи общим для большой совокупности племён, не создаёт, ибо не способен создать, единства этих племён как одного материального государства.

Иными словами, возникновение единого производственного общественного организма на основе этого способа производства не возможно — никакой внутрнней материальной необходимости, не говоря уже о нужде, в такой интеграции племён в единый общественный производственный организм и соответствующий ему особый социум у этих племён нет

Такая нужда у кочевых племён и для кочевых племён может возникнуть только извне, которая по источнику своего происхождения является для них отнюдь не материальной нуждой, но нуждой сугубо политической, от которой уже в качестве её производной возникает нужда социальная и, следовательно, также и материальная.

Именно в этом отношении #арабские_племена были родственны значительной части (но отнюдь не всех) тех осколков племён Ближнего Востока и Северной Африки, которые более полутора тысяч лет ранее послужили материальным субстратом для производства иудейства (еврейства).

В дополнение к этому также и #мифо_логос совокупности арабских племён, которые стали материальной основой возникнвения ислама, по своему существу воспроизводился тождественным тому мифо-логосу, который был присущ указанной части материального субстрата иудейства.

Всё это вместе взятое, да ещё с учётом не менее чем постоянного нарастающей и усиливающейся в течение нескольких веков экспансии христианства вглубь Ближнего Востока и Северной Африки, не могло не вызвать фундаменталистской идеологической и политической реакции со стороны арабских племён.

В изменившихся исторических условиях только успешный политический ответ арабских племён, то есть политически объединённых в одно целое, что в условиях присущего этим племенам способа своего воспроизводства было возможно только на основе их религиозно-идеологического единства, которого-то как раз и не было, мог стать необходимым и достаточным условием их воспроизводства как таковых.

Отсюда абсолютно необходимым и неизбежным становился такой ответ совокупности арабских племён, который, отрицая и христианство, и иудаизм, с одной стороны, сохраняя социальную организацию жизни каждого из арабских племён, с другой стороны, обеспечивает политическую организацию арабских племён в одно целое, необходимое как политический и идеологический гарант воспроизводства объединённых племён как таковых.

Иными словами, всемiрная история посредством христианства как актуальную историческую задачу поставила перед арабскими племенами задачу диалектического отрицания христианства.

Но поскольку христианство есть такое диалектическое отрицание иудейства, которое полагает иудейство не в форме племенной религии, но в форме интер-племенной религии, постольку ислам необходимо и неизбежно не мог не стать диалектическим отрицанием специфически-христианского диалектического отрицания иудаизма.

Тем самым #ислам не мог не стать формально-логически отрицающей иудаизм возвращением к нему (иудаизму), которое утверждает иудаизм его диалектическим отрицанием, а потому и утверждающей иудаизм уже не как иудаизма и не как иудейство, а как более высокая, диалектически снявшая и христианство, и иудаизм форма религии.

Какая форма религии? Это — форма общей для множества племён религии, которая является идеологией общности этих племён (первоначально — только арабских племён) как одного одновременно и идеологического, и политического целого, состоящего из особых социумов (= общественных организмов) каждого из этих племён, воспроизводящих свою особость.

Согласно «Исламскому энциклопедическому словарю», #умма — община правоверных, принявших пророков, перечисленных в Коране, подчинившаяся им и уверовавшая в Аллаха. Слово «умма» в единственном и множественном числе упоминаются в Коране более шестидесяти раз, например: «Нет животного на земле и птицы, летающей на крыльях, которые не были бы общинами, подобными вам» (6: 38).

Несмотря на некоторые расхождения мусульманских толкователей относительно того, была ли умма до пророка Мухаммада или нет, как появилась и почему разделилась единая некогда умма, в любом случае по верованиям ислама мусульманская умма может состоять из многих народов, племён и рас.

Никакого социального неравенства между разными народами и племенами, входящими в умму мусульман, а равно и ассимиляции каким-либо племенем или народом других племён и народов, которые бы осуществлялись внутри мусульманской уммы, исламом не предполагается и не полагается.

Внутри уммы #ислам признаёт только одно и единственное превосходство одних людей над другими — превосходство в мере богобоязненности, праведности и искренности веры: «О люди! Воистину, Мы создали вас мужчинами и женщинами, сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга, ибо самый уважаемый Аллахом среди вас — наиболее благочестивый» (49: 13).

Ислам никогда не выступал против национальных языков, обычаев и традиций различных народов: арабский язык обязателен только в богослужениях, что, по верованиям мусульман, обеспечивает единство уммы мусульман.

Вследствие этого ислам как форма общей для множества племён религии не предполагает, а, наоборот, исключает интеграцию множества идеологически и политически объединённых племён в одно #материальное_государство, то есть в один производственный и воспроизводственный общественный организм

Это тождественно тому, что ислам по самому своему существу исключает интеграцию множества объединённых идеологически и политически племён в один народ или в одну нацию как превращённую форму исторического бытия народа.

Там и тогда, где и когда #народ уже возник как таковой, либо там и тогда, где и когда капиталистическое развитие привело к возникновению нации из множества объединённых капитализмом в один особый социум (= в нацию) племён, #ислам, насколько это возможно идеологически и политически, консервирует на том уровне, который уже был достигнут к моменту обращения в ислам, и отчасти откатывает его назад, систематически тормозя социальное и капиталистическое развитие.

Именно поэтому ислам, весь ислам как таковой в его целом в гораздо большем и более точном смысле есть тот «#Удерживающий » («Катехон»), о котором пророчествовал первоверховный апостол христиан Павел.

Ибо ислам и в точном смысле верований мусульман, и в действительности истории человечества удерживает племена и народы от упразднения «традиционного» для них образа жизни, который (традиционный образ жизни) есть не что иное, кроме как способ жизни, соответствующий родовой идеологии и обусловленным ею институтам.

Ислам — необходимая общественная связь Нового Запада с Новым Востоком.

Будучи тем, что он есть по самой его общественной природе, ислам вполне закономерно стал формой религии, наиболее адекватной для Орды (#Орда ), являющейся необходимой формой военно-политической организации транспортно-торгового посредника между двумя частями уже возникшего общеевразийского рынка.

Речь идёт именно о становящемся Новом Западе и становящемся вместе с ним Новом Востоке как двух частях уже возникшего общеевразийского рынка (= общееврайзийского материального государства), который (которое) как система, однако, только начал своё становление органической целостностью.

В то же время ислам, исключая систематическое в рамках общего политического целого паразитирование одного общественного организма (одного племени, народа или нации) на кормящих его иных общественных организмах, этим самым исключает также и создание государства-химеры.

Иными словами, Орда, общей религией которой является ислам, не может превратиться в государство-химеру до тех пор, пока в такой Орде высшую институциональную власть не присвоит себе общественный организм, исповедующий иную, нежели ислам, идеологию.

Случаи Саудовской Аравии и иных исламских государств Аравийского полуострова не являются случаями государства-химеры — ни в одном из них нет, как минимум, двух разных общественных организмов, один из которых является общественным организмом, кормящим другой, паразитирующий на нём, общественный организм.

Однако тем фактом, что ислам есть наиболее адекватная форма господствующей идеологии Орды (другой, а именно специфически исламской разновидностью этой же самой институциональной формы военно-политического образования является #Халифат ), открывается присущая исламу по общественной природе его (ислама) внутренняя противоречивость.

С одной стороны, ислам есть форма идеологии и институтов ещё не развитого товарного производства и товарно-денежных отношений, сдерживающей и удерживающей от превращения этого товарного производства и товарно-денежных отношений в капиталистическое товарное производство и отношения внутри исповедующих ислам племён и народов.

С другой стороны, ислам есть также и необходимая форма развития товарного производства и товарно-денежных отношений внутри уже возникшего и становящегося органической целостностью общеевразийского и общемiрового материального государства, необходимо, неизбежно и неотвратимо превращающегося вследствие этого в капиталистическое производство и буржуазные товарно-денежные отношения.

Это капиталистическое производство и присущие ему товарно-денежные отношения, необходимым моментом становления и развития которых являются идеологически и политически объедиённые в целостности мусульманские племена и народы,  необходимо, неизбежно и неотвратимо интегируют мусульманские племена и народы в буржувазное общество, преобразуя сами эти исламские племена и народы в буржуазные нации.

И этим сам ислам закономерно, необходимо, неизбежно и неотвратимо как органический момент более общего, а именно всеобщего, целого участвует в разрушении и упразднении именно той материальной, социальной и идеологической основы, которую ислам утверждает и на которой он покоится.

Однако в силу верований мусульман этот закономерный и неотвратимый результат жизнедеятельности исламской уммы воспринимается самими мусульманами отнюдь не как результат, обусловленный их собственным историческим развитием, а равно и их собственным вероисповеданием, но как произведённый внешними силами, которым способствуют отступления от веры внутри ислама.

И это закономерное для действительно правоверных мусульман восприятие истории, её хода и текущих результатов, в точности соответствует исламским пророчествам о конце времён — этим неизбежно и неотвратимо подпитывается и обусловливается расширение и радикализация исламского фундаментализма.

Собственно этим обусловливаются также и многие из внутренних причин распада Халифатов и Орд, доминирующим вероисповеданием которых был ислам, хотя определяющими во всех этих случаях всегда были причины материальные, которые для соответствующих Халифатов и Орд были причинами по преимуществу внешними.

Прежде всего, это — сокращение объёмов дальней торговли и изменение коридоров её маршрутов вообще, а замена морской торговлей сухопутной торговли в качестве доминирующего способа транспортного обеспечения всех объёмов торговли, в особенности.

Государства мусульманского Востока представляют особый, а именно переходный к Западу, случай. Их переходность, прежде всего, обусловлена тем, что здесь вплоть до возникновения буржуазных наций нет материальной основы для возникновения и последующего воспроизводства материального государства.

В истории возможны и существовали действительно только две материальные основы возникновения и существования материального государства:

1) Материальная необходимость и неизбежность интеграции множества племён в единый производственный общественный организм (= материальное государство), обусловленная производственным отношением всех этих племён к общей для всех них кормящей территории, границы и ёмкость (в количестве присвавивающих эту территорию племён) которой специфически определённы особыми природными условиями.

2) Материальная необходимость и неизбежность интеграции множества племён в единый производственный общественный организм (= материальное государство), обусловленная производственными отношениями развитого товарного производства (= буржуазными = капиталистическими производственными отношениями) между людьми.

Поэтому-то на мусульманском Востоке в условиях отсутствия материальной основы для возникновения единого материального государства определяющей силой, интегрирующей множество племён и народов в одно государство, является идеология ислама, овладевшая соответствующими племенами, которая реализуется посредством политического государства.

Материальный объём политических ресурсов того исторического субъекта, который стремится создать и создаёт своё #политическое_государство, а также его соотношение с ресурсами политических конкурентов на мусульманском Востоке определяет пределы политического государства. В равной мере этим же самым предопределна невозможность достижения тождества духовного и политического государств мусульманского Востока.

Однако отстуствие единого материального государства вообще и материальной основы для его возникновения и воспроизводства, в особенности, обусловливают динамическую неустойчивость и специфическую внутреннюю динамику политических государств на мусульманском Востоке.

promo new_rabochy 12:17, вчера 9
Buy for 10 tokens
"Я способствовал энергично и активно... выдвижению Михаила Сергеевича Горбачева. Он об этом знает хорошо. Это, пожалуй, моя самая большая кадровая ошибка" (свидетельские показания по делу КПСС в Конституционном суде РФ, 1992 год). "Михаил Сергеевич такой президент, который хочет войти в историю…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.