vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Радикальная перемена роли сознания в историческом развитии: начало

В начальной части данной статьи кратко резюмирована роль общественного сознания (теории и социальной психологии) при переходе от архаической общественной формации к экономической общественной формации, от античного мiра — к мiру христианскому, а также тождество и различие между учением Платона и учением ап. Павла с этой точки зрения.

На этом основании сделаны некоторые общие выводы относительно радикальной перемены роли общественного сознания вообще и подлинно-научной теории пролетарской социальной революции, в особенности, при переходе от экономической общественной формации к коммунистической общественной формации.

Роль общественного сознания при переходе от античного к христианскому мiру.

#Древняя_Эллада в своем идеологическом развитии так и не смогла выйти дальше того, что нашло выражение в философии Платона и Аристотеля.

Нашло выражение либо в утопии Платона (#Платон ), по существу ведущей в прошлое, идеализированное по меркам современного Платону настоящего, которое (идеализированное прошлое) положено Платоном как будущее всей ойкумены.

Либо нашло своё выраженное в обобщённом (посредством формальной логики) видении Аристотелем  (#Аристотель ) существующего — в видении, присущем древним эллинам, которое (видение древних эллинов) таким способом возведено Аристотелем в теорию.

#теория Аристотеля есть идеальное видение всего существующего космоса как такого, от которого (теоретического видения) абстрагировано (отсечено, вырублено «скульптором») всё чувственно-конкретное, единичное и особенное, во-первых. Но результаты такого обобщения далее, во-вторых, уже технически («технэ») сведены (зодчим = архитектором «теории») в органически единое и целостное видение существа (#метафизика_и_физика ) всей физики («фюзис» = природы) и всей её динамики, лежащих в основании чувственно данной реальности.

В отличие от времён, когда каждый из людей свободно общался с богами, всё сущее в космосе ныне лишь таким способом являет самоё себя в своей открытости (= в Алетейа = в своей истине и по своей истине). И являет всё сущее самоё себя в своей истине (#истина ) и по своей истине отнюдь не любому и каждому из индивидов, как во времена свободного общения с богами, но исключительно и только лишь теоретически образованным индивидам тем индивидам, то есть тем, которым присуще умное (теоретическое) видение космоса.

С умным (теоретическим) видением, и согласно Платону, и согласно Аристотелю, образованные эллины не могут не сообразовывать всю свою деятельность в ойкумене, ибо в противном случае на них самих, на их полис и на всю Элладу будет навлечён гнев богов. Этот #гнев_богов, в конечном итоге, выразится в утрате Элладой и её политическими животными (= эллинами) своей «свободы» и, следовательно, самих себя как таковых.

Общественная практика Александра Македонского и вся #эпоха_Эллинизма — это и есть осуществление видения-проекта мiра, созданного не одним только Аристотелем, но и Платоном так же.

Закономерным выражением этого последнего стал #нео_платонизм как синтез двух этих теоретических видений космоса и образованного по-эллински человека в этом космосе. Собственно римская «#цивилизованность = #человечность » есть не что иное, кроме как «эллинская образованность».

Ни материальный базис, ни политическая надстройка не только Древней Эллады, но и Древнего Рима не позволяли ничего иного в сфере идеологии.

Собственно это был #исторический_тупик и в развитии идеологии Древней Эллады и Древнего Рима, и во всём общественном развитии в эпоху Античности.

Во #времена_Нерона_и_Сенеки, а равно и в эпоху солдатских императоров Рима этот исторический тупик Античности получил свое окончательное и наиболее полное выражение в последовательном упадка нравов вплоть до полного падения.

В действительности #нравы — это совокупность фактических институтов, осуществляемых в повседневной жизни и повседневной жизнью соответствующими социальными группами.

Общество — это общество конкретно-исторического человека, но человека совокупного, ибо #сущность_человека в данном конкретно-историческом обществе всегда есть ансамбль общественных отношений всего общества.

Одной из превращенных форм природы (сущности) человека является его #психика (= душа), а точнее — #психо_логос или #психология человека. Поэтому-то #социальная_психология есть одна из превращенных форм общества.

По уровню развития психики типичного индивида из массы граждан любого из полисов Древняя Эллада, как, впрочем, и Древний Рим, так и не вышли на уровень развития психики у подростка Западной Европы и СССР второй половины 20-го века.

Основная масса индивидов Древней Эллады в развитии своей психики не поднималась выше уровня современных детей 7-9-летнего возраста, да и то лишь в той массе индивидов, которая совсем не составляла большинства взрослого населения древнеэллинских полисов (в Афинах период расцвета этого полиса численность его граждан составляла не более 90-100 тысяч человек). 

И лишь очень немногие, буквально единицы из древних эллинов по уровню развития своей психики достигали уровня развития психики современного 9-12 летнего ребенка. Евклид, Пифагор, Платон, Аристотель и им подобные — это весьма и весьма редкие вершины на всей древнеэллинской возвышенности над родом человеческим тех времён.

#Маркс и с этой точки зрения чрезвычайно точно охарактеризовал Древнюю Элладу как #детство_человечества .

Попутно заметим, что, согласно данным специальных исследований Жана #Пиаже и его школы, в предвоенные и послевоенные десятилетия всеобщего среднего и массового высшего образования основная масса взрослого населения Нового Запада в развитии своей психики останавливается на уровне 12-14-летнего возраста. С этим уровнем развития психика эта масса и живёт в течение всей своей жизни, в лучшем случае, не снижая его.

Пиаже говорил о генезисе функциональных систем психики вообще и интеллекта, в особенности, которые характеризует качественное развитие психики индивида по мере его обучения и социализации. Лишь у небольшой части наиболее развитых психически индивидов Нового Запада развитие психики останавливается в 14-16-летнем возрасте. Примеров развития психики индивидов выше этого уровня Пиаже не приводил — таковые, по всей видимости, ему и его ученикам известны не были.

Более того, начиная примерно с периода между 1960-ыми – 1970-ми годами, общий уровень развития психики индивидов Нового Запада стал снижаться. Эту тенденцию явление констатировала не только научная школа Жана Пиаже, но и своими средствами выявили также социальные философы и культурологи Нового Запада, например, Романо #Гвардини, Юрген #Хабермас и другие.

Эти данные и выводы о переломе тенденции изменения уровня развития психики индивидов вполне согласуются с результатами исследований Льва Семёновича Выготского (#Выготский ) и его настоящих, подлинных учеников и последователей. Последние — это отнюдь не А.Н. Леонтьев и все продолжатели его «деятельностного подхода» (основная масса выпускников воссозданного им заново факультета психологии, аспирантуры и докторантуры по психологии в МГУ и других университетах СССР-РФ).

Некоторые общие выводы о роли сознания в историческом переходе к коммунизму.

Однако вернёмся к соотношению общественного сознания (в форме идеологии и социальной психологии) и общественной практики в Античности. В этом соотношении важен не столько уровень развития психики индивидов и социальная психология масс, характеризовавшие Античность, сколько другое, а именно то более общее, что открывается посредством этого.

В соотношении идеологии (#идеология ) и общественной практики (#общественная_практика ) в Античности гораздо более важно то, что рассмотренные нами в предшествующих статьях взаимосвязи между экономическими, идеологическими и политическими отношениями в Древней Элладе верны также и для Древнего Египта, и для «прото-семитской» и «семитской» Древней Месопотамии, во-первых.

Во-вторых, ещё более важно то, что #отставание_идеологии (на всех уровнях развития идеологии) от общественной практики, характерное для первых двух прогрессивных эпох экономической общественной формации, в ещё большей мере было присуще переходу от первичной, архаической, общественной формации к вторичной, экономической, общественной формации.

Однако даже без дополнительного детального рассмотрения и обоснования, в-третьих, ныне уже вполне ясно, что #переходный_период от экономической общественной формации к коммунистической общественной формации, то есть переход от капитализма к социализму, будет характеризоваться специфически «обратным» соотношением между общественным сознанием и общественной практикой.

Если в первом переходном периоде от одной общественной формации к другой идеология отставала и тормозила переход, то во втором переходном периоде перехода от экономической общественной формации к коммунистической революционная теория не просто будет опережать действительность.

Овладев народными массами и посредством этого став материальной силой, подлинно-научная теория пролетарской социальной революции будет творить самую эту качественно новую, прежде никогда и нигде не бывшую, действительность.

Главная общественная функция, а равно и главная историческая цель революционной диктатуры пролетариата как раз и заключается в революционном преобразовании экономической общественной формации в коммунистическую общественную формацию.

Но без подлинно-научной теории пролетарской социальной революции, не только адекватно отражающей и выражающей действительность, но и опережающей, ибо предвидящей и планирующей, историческое развитие человека как человека, его переход из царства скотской необходимости в царство свободы человека как человека, никакой революционной диктатуры пролетариата быть не может.

Без такой научной теории диктатура пролетариата в течение какого-то времени может быть, но вот только революционной эта диктатура пролетариата стать не сможет, неотвратимо и очень быстро превратившись вследствие этого в диктатуру буржуазии.

Если теория есть идеология, то она по определению в действительности есть не научное общественное сознание, но иллюзорное общественное сознание.

Такая теория, будучи не более чем органическим моментом идеологии, овладев массами и посредством них став материальной силой, в действительности (не в иллюзиях = не идеологически, то есть не в идеологической = иллюзорной реальности, а в адекватной действительности реальности) не способна опережать и творить новую действительность.

Переход в «новое состояние» общества и человека, видением-проектом которого является соответствующая идеология, невозможен в принципе — этот идеал недостижим в принципе, по определению.

Всякая идеология содержит в себе не только существенный момент утопии, но и полагает в качестве чаемого будущего некое идеализированное прошлое или настоящее (идеал прошлого или настоящего), которое в действительности также есть прошлое по отношению к тому действительному будущему, которое наступит вследствие этого перехода.

И этим самым всякая идеология исключает развитие как таковое#историческое_развитие если и происходит, то не к тому и не к такому будущему, которого (действительного будущего) эта идеология не только вообще не видит и не предвидит, но и не позволяет увидеть и предвидеть как нечто реальное.

История СССР и других «социалистических государств» доказала, что одной теории будущего самой по себе недостаточно, если эта теория в действительности не есть теория подлинной пролетарской социальной революции, во-первых.

И если эта подлинно-научная теория пролетарской социальной революции не овладела массами, став той материальной силой, посредством которой эти революционные массы сами сотворят самое себя качественно новыми, а равно и самоё своё качественно новое общественное бытие, во-вторых.

А когда научная теория овладела массами? Только тогда, когда она стала отнюдь не идеологией, но действительной основой социальной психологии масс, в противном случае массами владеет совсем другая теория, а точнее – массами владеет идеология, обобщаемая иной теорией и выражаемая иной материальной и духовной культурой.

Мало этого, первый исторический переход от одной общественной формации к другой есть результат, которого никто не готовил и не ожидал (мысли об этом не в чем и не на чем было основаться).

А вот второй исторический переход, а именно переход к коммунистической общественной формации может быть только результатом сознательного живого творчества всё более широких пролетарских народных масс.

Только сознательного и только живого творчества всё более широких пролетарских народных масс, а не только и не столько результатом деятельности подлинно-научного и политического авангарда масс, хотя в начале этого революционного перехода роль масс и роль авангарда революционных масс по необходимости неизбежно обратные.

И именно с этой точки зрения необходимо вновь вернуться к христианству (#христианство ) как радикальнейшей в истории революции в идеологии, во-первых, в принципах социальной организации человечества, во-вторых, и в соотношении между общественным сознанием и общественной практикой, в-третьих.

Именно с этой точки зрения #христианство предстаёт как необходимый и неотъемлемый органический момент подлинной социальной революция во всей Евразийской ойкумене.

Эта идеологическая революция, произошедшая во второй половине «Осевого времени», опередила развитие материального базиса общества, а равно и развитие самого человека на тысячелетия, а не просто на века. Прямые идеологические, политические, институциональные и материальные следствия этой идеологической революции действенны в мiре и по сию пору.

Тождество и различие между учением ап. Павла и учением Платона.

Ещё раз подчеркнём, что нет никаких оснований не только отождествлять, но и хоть в какой-либо мере смешивать учение Иисуса Христа с вероучением христианства, то есть иудео-мессианства, лежащим в основании идеологии, господствующей на Новом Западе.

Если вероучение иудео-мессианства лежит в основании идеологии двух последних прогрессивных эпох экономической общественной формации, то учение Иисуса Христа – это учение о человеке, завершившем своё становление и поэтому уже ставшим полным и всецелым, свободным человеком («познаете Истину, и Истина сделает вас свободными»).

В этом отношении #учение_Иисуса_Христа, изложенное Иоанном Богословом, есть учение о полном коммунизме, изложенное языком Античного мiра. Однако пока речь не об этом, а о христианстве.

После идеологической революции, начатой христианством, и на основе этой идеологической революции теория как высшая, доминирующая и определяющая часть идеологии всегда опережала и опережает изменения в материальном и техническом базисах общества, а также в его (общества) социальной и институциональной организации.

В общественную практику вследствие этого вошло целеполагание относительно будущего, которое определяет и регулирует повседневную жизнь и деятельность в настоящем.

Ведь вероучение и пророчество ап. Павла есть провозвестие будущего, но только иного, совсем иного будущего, нежели то, о котором благовествует Иисус Христос, согласно свидетельствам не только Иоанна Богослова, но и евангелиста Матфия.

А именно #апостол_Павел пророчествует такое будущее, которое пророчили #иудейские_пророки . Его вероучение есть основа идеологии иудео-мессианской или, на эллинском языке, иудео-христианской, а ещё короче — христианской, ведь самое именование христианами интер-племенной корпорации духовного родства, созданной Павлом для осуществления иудео-мессианского пророчества, дано самим же Павлом.

Провозвестием века будущего была уже идеология и самого иудаизма (#иудаизм ), начиная с Торы и продолжая пророками. Но это было ещё родовое провозвестие — провозвестие будущего для на-рода, происходящего из одного «племени» созданного идеологически, политически и институционально из осколков разных, хотя и связанных разными степенями родства, племён Ближнего Востока и Северной Африки.

Иудейские верования, включая провозвестие будущего как неотъемлемый органический момент их, — это сугубо #родовая_идеология производства одного этого племени в качестве Господ над всем другими племенами во всем мiре. То есть она вся устремлена в будущее – к исполнению обетования этого вселенского господства, будучи сфокусирована на исполнении этого Завета (Договора) с Б-гом, избравшим племя сие как то, которое будет исключительно и только «Его сынами и дщерями, а Он — их Богом».

Речь идёт о таком специфическом племени, которое создано изначально малочисленной «элитой», и создано идеологически, политически и институционально из осколков разных племён.

И родовая организация этого специфического племени хотя и предполагает семьи-общины во главе с мужчинами (патриархами), но обще-племенное родство своё «по плоти и крови» всё это племя как таковое ведёт отнюдь не по мужской, но по женской линии.

Собственно иудейское учение о господстве одного этого племени над всем человечеством и провозвестие такого господства сродни утопии Платона и есть утопия, полагающая прошлое как цель, как неизбежно должное наступить будущее, осуществлению чего подчинена вся жизнь, весь процесс воспроизводства этого племени как особого социума.

#Платон свое идеальное #государство видел в идеализированном им прошлом — в архаическом коммунизме племени, которое (племя) основано на коллективном труде пуналуальной семьи (= «групповой семье», являющейся первоначальной простой формой племени, которая исторически предшествует не только большой семейной, но и собственно родовой общине).

Однако этот #архаический_коммунизм мыслился Платоном на основе по существу неизменного практического отношения к человеку, присущего самому Платону, как и всем древним эллинам, во-первых, но осуществляемом, во-вторых, на основе более высокого, нежели у древних эллинов, развития общественного разделения, специализации и кооперации труда.

Иными словами, в действительности Платоном разработано видение-проект особого государственно оформленного общества, которому присущи архаические (коммунистические) производственные и все иные общественные отношения, существующие на техническом базисе (= на основе производственного отношения к неорганической природе человека), присущем более прогрессивной, чем даже современный Платону античный способ производства, эпохе.

В видении-проекте Платона надстройка «будущего общества», его социальная организация и ансамбль производственных отношений воспроизводства человека (в отличие этого воспроизводства человека от производства материальных условий его жизни), совокупность которых утверждается как практически достижимая цель, не соответствует материальному и техническому базисам этого, теоретически спроектированного, общества.

Именно это несоответствие есть существенный признак утопичности любого видения-проекта общества, кому бы оно ни принадлежало и кем бы оно ни было произведено, в точном смысле слова «#утопия ».

Христианство (= иудео-мессианство) зовёт к возвращению к древнему (Ветхому) состоянию человека (= Адама) и общества путём обуздания плоти и очищения человека от «греха и всякой скверны», утверждая это «обуздание и очищение плоти» как путь в идеальное будущее, полагаемое этим вероучением в качестве будущего, чаемого всяким уверовавшим во Христа.

Это «очищение плоти» человека до «чистоты» ветхого Адама в действительности, будучи доведенным до своего логического и исторического завершения, есть не что иное, кроме как опустошение человека и общества, полное очищение его от всего того, что в его общественной природе (сущности) произведено всемирным историческим развитием.

Это — также и разрушение всех общественных связей и психики человека, полное и окончательное низведение его до уровня скотины, боготворящей иудеев, ибо каждый христианин призван перестать быть самим собой, духовно уподобляясь иудею, в то время как иудеи призваны быть учителями и судьями всех прочих в их уподоблении иудеям.

Это — отнюдь не учение об историческом развитии или историческом прогрессе человека как человека, но учение об историческом регрессе и вырождении человека как человека, полагаемое в качестве предопределённой Богом цели всей истории человека в-место исторического развития человека как человека.

Более этого, первоверховный апостол христиан Павел доводит учение об этом «очищении» человека от «греха и скверны» до учения о необходимости смерти человека как плотского человека, то есть как одушевлённого тела, как угодном Богу способе праведной жизни человека в мiре сем.

Буквально это выражено Павлом в идеологеме необходимости «духовного» самораспятия для всякого «облекшегося» во Христа и сораспятия его Христу, осуществляемого также и посредством поклонения христианина государственному орудию смерти — Кресту.

Это государственное орудие смерти представлено вероучением Павла как орудие перехода в жизнь неземную и сверхъестественную «на небесах», ибо «наше же жительство — на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя» (Флп. 3:20). 

(окончание следует)

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.