vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Соотношение политики и общественного производства в Древней Элладе

Необходимым условием, ибо предпосылкой, адекватного понимания статей автора о духовном, политическом и материальном государстве является понимание переворота в исторической диалектике общественного сознания и общественной практики, произошедшего в первом тысячелетии нашей эры и революционизировавшего всю общественную практику.

Этот #переворот_в_исторической_диалектике_сознания_и_практики неразрывно связан не только с иудео-мессианством и становлением Нового Запада, но и с исламом, и со всеми прочими так называемыми «мiровыми религиями», в том числе и вследствие взаимодействия Востока со становящимся и уже ставшим Новым Западом обусловившими становление Нового Востока.

Более этого, понимание существа и последствий этого переворота является предпосылкой адекватного понимания всего учения Маркса об историческом развитии и переходе от экономической общественной формации к коммунистической общественной формации, а равно и о диалектике материального и идеального, объективного и субъективного как действительном «механизме» исторического развития, в том числе и указанного перехода.

Рассмотрению этого переворота будет посвящён цикл статей, который мы начнём с рассмотрения соотношения политики и общественного производства в Древней Элладе согласно представлениям Энгельса (и советского «марксизма-ленинизма»), с одной стороны, и действительного их соотношения в истории Древней Эллады, с другой.

Итак, переходим к содержанию первой статьи по теме, указанной в заглавии.

Экономическое развитие опережало развитие не только социальной психологии, но и всей идеологической, политической и юридической надстройки в течение всей Античности — не только в Древней Элладе (Греции), но и в Древнем Риме тоже.

В силу этого #социум древнеэллинских полисов мог приводиться в соответствие с потребностями развития полиса в целом и потребностями его конкуренции с другими полисами и политическими государствами только политически, то есть действиями (реформами) высшей институциональной власти полиса.

Под социумом здесь понимается сфера воспроизводства (материального и духовного) самих граждан полиса в отличие и от производства материального богатства (средств к жизни и средств производства), и от политического государства (полиса).

В свою очередь всякий шаг вперёд в изменении политико-институциональной организации древних эллинов ускорял процесс превращения общественных классов Древней Эллады (#Древняя_Эллада ) в классы для себя в той мере, в какой они вообще могут быть классами для себя на этой ступени исторического развития.

Это вело к упрочению отношений товарного производства (#отношения_товарного_производства ) внутри древнеэллинских полисов и их распространению на всё большую часть эллинизируемых политических государств и племён эпохи Античности, дальнейшему развитию экономических отношений во всей ойкумене.

Подъем в экономическом развитии на очередную ступеньку внутри античного способа общественного производства (#античный_способ_производства ) неизбежно вызывал изменения в идеологической, политической и юридической надстройке (#базис_и_надстройка ) самой Древней Эллады.

Однако идеологическая надстройка Древней Эллады никогда не поднималась, и так и не смогла подняться до такого же высокого уровня развития, на который выходило и вышло её (Древней Эллады) экономическое развитие.

Ибо адекватной товарному производству идеологией является только иудео-мессианство и соответствующая ему общественная психология и институты, техника и наука, материальная и духовная культура в целом.

То есть идеологическая надстройка в Древней Элладе всегда отставала от развития материального базиса (не только отношений производства средств к жизни и средств производства, но и ещё более отношений воспроизводства древнего эллина как такового).

Это необходимо и неизбежно приводило к кризисам (#способ_разрешения_кризиса_развития ), которые всякий раз разрешались очередным кругом институциональных реформ в политических, экономических и социальных отношениях, проводимых политическими средствами, то есть высшей институциональной властью полиса.

И так происходило вплоть до того момента, когда очередной кризис позволил Македонии завоевать Афины и другие полисы Древней Эллады, что проложило путь Риму и иудео-мессианству.

Маркс не случайно в экономических рукописях и в последующем, говоря о способе общественного производства и воспроизводства Античности, всегда говорил об античном способе производства, а не о рабовладельческом способе производства.

Рабы отнюдь не составляли в Афинах и других полисах Древней Эллады, да и в Древнем Риме основу или большинство рабочей силы.

В Спарте имело место так называемое государственное рабство илотов, которые вообще-то жили свободно и отдельно от спартанцев, но не были гражданами, не имели права носить оружие, а также не имели никаких гражданских прав Спарты.

Британское владычество в Индии или в Китае над туземным населением по целому ряду своих форм есть аналог господства спартанцев над илотами.

Да и по объёму производимой продукции хозяйства, основанные на труде рабов, не доминировали в античном способе производства.

И в Древней Элладе, и в республиканском Древнем Риме основу войска и граждан всех полисов (республики) составляли свободные крестьяне и ремесленники, а также торговцы (купечество).

Именно свободные граждане вообще и крестьяне, в особенности, на этой ступени исторического развития Античного общества владели большей частью обрабатываемой земли и производили основную массу совокупного продукта полиса.

Ф. #Энгельс («Происхождение семьи, частной собственности и государства», 1884), рассматривая историю реформ Солона (#реформы_Солона ), а затем и всех последующих (Перикл и другие) реформ в Афинах, заключает: «Здесь, таким образом, в организацию управления вводится совсем новый элемент #частная_собственность . Права и обязанности граждан государства стали устанавливаться соразмерно величине их земельной собственности...»

И далее Энгельс пишет: «Мы видели, что существенный признак государства состоит в публичной власти, отделенной от массы народа» (#государство ). Но к этому утверждению мы вернёмся лишь после того, как рассмотрим первое его утверждение.

Первый из цитированных фрагментов свидетельствует о том, что Энгельс не понял даже того, что Марксом было написано в 1847 в «Нищете философии» о «Философии нищеты» Прудона, а именно, что отношения частной собственности надо понять не только как отношения юридические, но и как отношения экономические.

Более того, отношения частной собственности в действительности надо понять как производственные отношения частного производства, а равно и как отношения частного присвоения — это Маркс окончательно обоснует в экономических рукописях 1857-1858 годов.

Именно в этих рукописях 1857-1858 годов, резюмируя всю рукопись и намечая план расчленения предмета «Критики политической экономии» (будущего «Капитала»), #Маркс подчеркивает: собственность есть производство, производство есть присвоение, присвоение есть собственность, собственность есть присвоение, производство есть собственность  — «всё это тавтологии».

Юридические отношения частной собственности могут быть «введены в управление, в публичную власть» как институциональная основа формирования публичной власти и учреждённых ею органов управления. #юридические_отношения – это «надстроечные» отношения, то есть это органический момент «политической, юридической и идеологической надстройки» общества.

Надстройки над чем? Над «материальным базисом» данного общества, то есть над ансамблем производственных отношений между людьми по поводу их отношений к своей органической и неорганической природе, выражающихся как отношения производства, обмена, распределения и потребления, на основании которых данное общество воспроизводит самоё себя, в том числе и всех своих членов.

Но #производственные_отношения_частного_производства, то есть производственные отношения частной собственности или, что есть то же самое, частную собственность как производственные отношения политически ввести невозможно, в том числе ни в управление, ни в публичную власть.

Если исторически-конкретных производственных отношений нет в действительности, если они не составляют общественного условия и предпосылки исторического бытия соответствующего политического государства, то политически и юридически «ввести» эти производственные отношения в общественную практику не дано никому, не исключая также и богов (Бога), коль верование в них (в Него) есть предпосылка данного общества.

Но Энгельс-то утверждает как истинно марксистское представление, что Солоном «в организацию управления вводится совсем новый элемент — частная собственность. Права и обязанности граждан государства стали устанавливаться соразмерно величине их земельной собственности...»

В действительности это может означать только одно: реформами Солона в организацию управления полисом впервые введены юридические отношения частной собственности.

Но это же самое означает, что учение Энгельса не только о государстве, но и об обществе в целом, о производстве материального богатства и воспроизводстве человека и общества — это совсем иное, и именно, буржуазное учение о государстве и обществе, о производстве материального богатства и воспроизводстве человека и общества, во-первых.

Однако, поскольку Энгельс представляет это своё буржуазное учение не как иначе, кроме как точное и адекватное изложение учения Маркса, постольку учение Энгельса есть #анти_марксизм в точном смысле эллинской приставки «анти-» (иное в-место того, по отношению к чему оно есть иное, подменяющее его тем, что его отрицает, и отождествляющее с тем, что его отрицает), во-вторых.

В действительности древних Афин так оно и было: отнюдь не производственные отношения частной собственности, но всего лишь юридические отношения частной собственности в виде экономического ценза введены реформами Солона в управление полисом

Занятие должностей в органах управления полисом Афины было поставлено в зависимость от величины главного из продуктов сельского хозяйства — зерна, — производимого соответствующей семьей-общиной как частным производителем (частным собственником земли). И для измерения натуральной величины этого главного продукта, производимого частным производителем, была установлена единая мера.

Однако и все те граждане полиса или те члены элладских «племён», которые не могли занимать должностей в управлении, а имели только право избирать, будучи лишены права быть избранным, также были частными собственниками земли и производителями продукции.

Но если последние производили её по преимуществу для собственного потребления, будучи вынуждены отчуждать не только излишки, то есть часть прибавочного продукта, но даже и часть необходимого продукта пускать в торговый оборот, то первые три класса Афин по преимуществу были товарными производителями, в том числе также и собственниками рабов, и купцами, и ростовщиками.

Когда все граждане — частные собственники, и когда все они участвуют в управлении делами полиса, тогда нет никакой нужды вводить частную собственность в организацию управления — она в ней уже присутствует как самое общее историческое условие и самая общая историческая предпосылка этого устройства управления полисом

Но присутствует совсем не потому, что частная собственность создала полис, а потому, что полис (= #политическое_государство ) опосредствует эту частную собственность, будучи предпосылкой и условием ее исторического бытия, то есть частного производства = частного присвоения = частной собственности.

Полис опосредствует власть самого процесса воспроизводства над теми «племенами», которые объединены в Афинском полисе, вставшего над ними в качестве необходимого условия и предпосылки процесса воспроизводства каждого из членов этих «племён» и самих этих «племён».

Каковы эти общие условия и предпосылки для всякого полиса Древней Эллады вообще и для полиса Афины, в особенности? Их три.

Первая предпосылка — защита кормящей территории, своего имущества и самих себя от других полисов и иных внешних врагов.

Вторая предпосылка — защита внешней торговли граждан полиса и самих институтов торговли, в том числе и внутренней торговли, внутри полиса. 

Третья предпосылка — обеспечение необходимых общественных условий воспроизводства первичных частных производственных коллективов, каковыми стали патриархальные семьи (имущество движимое и недвижимое, неговорящее и говорящее было органической частью каждой из таких семей) вместо племени.

Но #патриархальная_семья — это семейная община или, иначе, семья-община, являющаяся первичным производственным коллективом = частным производителем в условиях достаточно развитого общественного разделения труда и товарно-денежных отношений.

Иными словами, семья-община здесь необходимо и неизбежно есть органический момент товарно-денежных отношений и товарного производства как доминирующего способа общественного производства.

Из указанных трех предпосылок, а равно трёх общественных условий, третье условие — это самое главное условие, ибо оно определяет и первые два условия.

Именно третье условие (предпосылка) определяет правительство, закон, полицию, суд и армию с флотом, полагая и утверждая их в качестве необходимых общественных условий и предпосылок собственного частного производства и воспроизводства.

Семья-община стала частным производителем = частным собственником. Но таковым она может быть только при наличии политической надстройки — политического государства, — соответствующей, прежде всего, материальному базису всего этого социума и порождённой им идеологической и юридической надстройке.

Энгельс вообще не понимает, что государство есть неотъемлемый момент и результат, превратившийся уже (на предшествующей ступени становления и возникновения данного общества) в необходимую предпосылку и общественное условие, а посему и необходимо полагаемый в качестве предпосылки и общественного условия воспроизводства данным обществом самоё себя.

Предпосылка и общественное условие чего? Процесса воспроизводства общества и человека в условиях, когда общество разделено на классы, и что это — тавтология.

Энгельс так ничего и не понял ни в опубликованных самим Марксом его произведениях, ни в рукописях Маркса, которые Энгельс читал, корректировал, дополнял и исправлял по своему и на свой лад, а затем издавал от имени Маркса как произведения Маркса.

Для Энгельса государство — это только часть политической надстройки, во-первых, которая суть организация управления = публичная власть, а также институты и органы этого управления, включая и органы насилия, осуществляемого публичной властью, отделенной от народной массы, во-вторых, и политические партии или части граждан (неформализованные и формализованные как таковые), в-третьих.

Точно так же, как Энгельс, мыслят политическое государство в отличие от гражданского общества и Гегель, и всякий иной буржуазный ученый, за исключением лишь того, что они не называли государство ни всей надстройкой, ни частью надстройки, а равно и не утверждали (на словах) превичность материального по отношению к идеальному.

Афинская полисная публичная власть у Энгельса, будучи отделенной от народа полиса Афины, принуждает и удерживает в повиновении своими силовыми органами и институтами — полицией и судом — народ полиса.

И это происходит, согласно Энгельсу, в то самое время как этот народ вооружен и есть войско, а этот народ-войско никакого сопротивления не оказывает, но безропотно подчиняется насилию над собой.

И этот вооруженный народ, это войско, которое есть не только орган государства, но самоё это политическое государство (полис), принуждается и удерживается в повиновении одним из производных от него органов государства (полиса), а именно таким, который вершит насилие над гражданами отнюдь не руками других граждан, но руками рабов!

Мало этого, эта институциональная власть, опирающаяся на полицию из рабов и ею принуждающая и удерживающая в повиновении народ-войско, как пишет Энгельс, изменяет отношения собственности, уничтожая внутри полиса одни формы отношений собственности и порождая новые, прежде не бывшие, формы отношений частной собственности.

Но эта же самая институциональная власть, тут же подчеркивает Энгельс, совсем не создает, однако, ни особенных форм частной собственности, ни самую частную собственность как таковую, а, напротив, частная собственность создает эту институциональную власть, которая радикально меняет самые общественные отношения частной собственности! 

Это — настоящий и очевидный шедевр «диалектики по кругу» у Энгельса (#диалектика_по_кругу ), выражающей самую суть всей его якобы материалистической, а в действительности идеалистической метафизики истории вообще и соотношения материального базиса с политической, идеологической и юридической надстройкой, в особенности.

Более ясной и очевидной метафизики институциональной власти, политического государства и частной собственности, нежели у Ф. Энгельса, вряд ли у кого еще можно найти, кроме И.В. #Джугашвили (Сталина), который всего лишь возвел в догмат «исторического материализма» эту метафизически-идеалистическую «диалектику» Ф. Энгельса.

promo new_rabochy 10:10, Среда 163
Buy for 10 tokens
Так как, так получается, что мне доводится довольно-таки часто с ними общаться, у меня уже, кажется, в достаточной форме начало складываться представление о том, как они вообще мыслят. Понимание того, что именно приводит их к троцкистским ошибкам. Что само по себе, кажется, заслуживает того, чтобы…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.