ixwid wrote in new_rabochy

Category:

Социализм как собрание благоглупостей

Трудно представить ту неловкость, когда кто-то начинает с уверенным видом внушать очередную благоглупость из краснознамённого списка благоглупостей имени товарищей Маркса, Энгельса, Ленина и Хрущёва. Благоглупость — глупость, заявляемая с серьёзным видом (и воспринимаемая не как глупость). Давайте просто пробежимся по списку подобных благоглупостей:

1. Равенство — это хорошо, надо стремиться к равенству

Если мы попробуем изобразить равенство по некоему параметру в графическом виде, то получим левый график:

Распределение произвольной группы людей исхода из принципов а) равенства и б) неравенства
Распределение произвольной группы людей исхода из принципов а) равенства и б) неравенства

Ну а ситуацию неравенства людей по произвольному параметру описывает правый график.

Есть ли какой-либо способ доказать, что левое распределение лучше правого? Неважно, что вы понимаете под словом «лучше» — просто докажите какие-либо преимущества равенства по сравнению с неравенством, опираясь не на «природное чувство социальной справедливости», а на суждения.

В ситуации неравенства (правый график) люди, которые находятся ниже медианы по данному критерию, стремятся подняться хотя бы до медианы. А люди, которые находятся выше медианы, будут стремиться сохранить позиции и желательно подняться ещё выше. Получаем постоянное соперничество, результатом которого является рост среднего значения.

А то, что нарисовано на левом графике, мы не можем ни описать, ни представить. Такая картинка контринтуитивна и противоестественна — в человеческом обществе вы не найдёте таких распределений. Левый график — это статистика сообщества роботов, наверное. И это мы говорим о картине желаемого многими равенства.

2. Необходимо ликвидировать эксплуатацию

Эксплуатация, как известно, бывает двух видов. Первое, когда кто-то стоит с кнутом и эксплуатирует. Второе — экономическая (ненасильственная) эксплуатация, когда кто-то забирает часть заработанного.

Хорошо, все люди согласились что эксплуатация — это плохо, и ликвидировали эксплуатацию. А дальше-то что? Никто ни у кого не забирает результаты его труда. Но в любой сфере деятельности 1,5-кратная разница в производительности между лучшим и худшим работником — это норма. То есть вы вынуждены выбирать: либо вы забираете у лучшего работника то, что он производит сверх нормы, либо нарушится священный принцип экономического равенства. Но забирать у работника результаты труда — это и есть экономическая эксплуатация.

Отсюда следует что нельзя одновременно а) добиться равенства и б) устранить экономическую эксплуатацию. И тут мы можем рассчитывать лишь на то, что все люди согласятся на добровольную экономическую эксплуатацию. То есть лучший работник должен добровольно согласиться с тем, что худший работник производит в 1.5 раза меньше, но получает столько же. Но зачем это надо лучшему работнику? То есть попытка ввести добровольную экономическую эксплуатацию (самоэксплуатацию) приводит к демотивации трудящихся.

Так что придётся-таки возвращать премии за более производительный труд. Вы вынуждены пойти на уступки: будете платить премии, будете платить различные надбавки. А как быть с неравенством? Чтобы не возникло вопиющего неравенства между высокооплачиваемыми и низкооплачиваемыми категориями трудящихся, вы.. ограничиваете покупательную способность денег. Пусть человек получает где-то на Севере 1000 советских рублей в месяц при средней зарплате 150 рублей, вы делаете так, чтобы он не мог их потратить. Человек хорошо зарабатывает и половину пропивает? ХОРОШО! Человек хорошо зарабатывает и тратит деньги на всякую ерунду типа японского магнитофона? ОТЛИЧНО! Человек зарабатывает много и копит деньги на сберкнижке с неясными целями? ИДЕАЛЬНО! То есть всё-таки есть реальный способ создать видимость равенства, не демотивируя тружеников, — просто надо чтобы высокооплачиваемые категории трудящихся не могли распоряжаться своими деньгами с умом. Для сохранения экономического равенства недопустимо, чтобы люди могли накапливать свой трудовой доход — лишний трудовой доход надо изымать теми или иными способами. Справедливо ли это? Хорошо ли это?

3. Прибыль — результат эксплуатации труда и должна принадлежать эксплуатируемым трудящимся

Давайте обратимся к прошлому. В древнем сообществе собирателей люди жили за счёт даров природы. Люди не производили, а собирали. Человек вёл такую же собирательскую деятельность как животные — добывал дичь как хищники, собирал съедобные коренья как кабаны, ел съедобные растения как олени. Если мы называем это трудом, то мы должны назвать трудом и любую полезную работу, совершаемую животными. Если мы не готовы рассуждать об эксплуатации людьми труда несчастных лошадей и говорить что прибыль от тысячелетней эксплуатации труда животных по справедливости должна быть возвращена животным — придётся согласиться с тем что собиратели занимались не трудом, а иной деятельностью. Поэтому эксплуатации труда в древних сообществах не существовало ввиду отсутствия самого труда.

Далее люди столкнулись с тем, что даров природы уже не хватало на прокорм растущего племени. Пришлось заняться уже трудом и производить продукт самостоятельно, не надеясь на милости природы. И сразу стало ясно что труд позволяет одному человеку прокормить не только себя, но и ещё кого-то. Так началось отчуждение результатов труда, а вместе с тем и эксплуатация труда.

Возможно, важнейший исторический параметр (на который историки совершенно не обращают внимания) — это сколько человек может прокормить один человек, занятый в сфере материального производства. Это и есть показатель уровня развития материального производства. Скажем, если один занятый в материальном производстве кормит 10 человек занятых в других сферах — станет ясно, что отчуждение результатов труда просто неизбежно.

Другой столь же важный параметр — сколько человек сможет прокормить один занятый в материальном производстве, если вычесть все блага, которые он получает от других людей.

Мы не знаем соответствующих цифр, но очевидно что с развитием технологий они будут только расти. И с определённого момента оказывается, что передача рабочему классу политической власти становится актом передачи меньшинству власти над большинством на том единственном основании, что это меньшинство (рабочий класс) занято в материальном производстве — а большинство людей занято в других сферах, потому что в производстве не нужно столько людей.

Вся риторика по поводу несправедливости эксплуатации труда и требования передать власть рабочим актуальны лишь в определённый исторический период, когда человек, занятый в материальном производстве, кормит своим трудом довольно небольшое число людей и поэтому в материальном производстве занята большая часть общества. Но с ростом производительности труда рабочий класс перестаёт быть большинством и теряет возможность заявлять что власть рабочего класса — это проявление «истинной» демократии. И вся риторика на тему эксплуатации трудящихся будет всё больше игнорироваться социальным большинством, которое и радо было бы стать объектом эксплуатации, влившись в рабочий класс, — но некуда устраиваться. Социальная структура 22 века будет другой, и социальные проблемы 19-20 веков в нём будут уже не актуальны.

4. Пролетариат является правящим классом в социалистическом государстве

Дать крестьянину возможность распоряжаться результатами его труда — это значит дать крестьянину политическую власть. Именно так (совершенно здраво) рассудили большевики, когда оценивали критическую зависимость советского общества от лояльности крестьян и риск превращения Советской России в крестьянское государство (в том смысле, что советское государство после революции должно было обслуживать интересы крестьянства как класса-гегемона). Советская власть решила, что зависеть от пролетариата она категорически не хочет, и началась коллективизация, то есть полное переформатирование советской деревни, направленное на ликвидацию экономической (и соответственно политической) гегемонии крестьянства в стране. Рассказы про злобных кулаков стали прикрытием этого масштабного политического процесса. Поэтому когда кто-то в наше время что-то там рассказывает о кулаках-кровопийцах — значит этот человек либо глупец, либо манипулятор (не потому что кулаки были хорошими, а потому что злоупотребления кулаков использовались как предлог для наступления государства на крестьянство в целом, мотивируя это «защитой крестьян от кулачества»).

Таким образом, когда в 1920-е годы у крестьян возникли притязания на то, что они будут распоряжаться результатами собственного труда, им было максимально жёстко указано что в советском государстве трудящиеся не вправе распоряжаться результатами собственного труда. Это право принадлежит социалистическому государству, а государство в свою очередь обещает заботиться о качественном воспроизводстве трудящихся, чтобы они были обеспечены социальными условиями (в той мере, в которой власть посчитает нужным). Соответственно трудящиеся не могут также распоряжаться прибылью. Это показало, что трудящийся класс в социалистическом государстве не является правящим.

5. Кризисы — показатель нестабильности

Это небольшое отступление, навеянное диалогом в комментариях. В очередной раз было заявлено, что «капитализм нестабилен, потому что подвержен кризисам».

Если следовать такой логике, то мы должны говорить «атмосфера нестабильна — погода меняется каждые несколько дней», «мировой океан нестабилен — постоянно штормы», «Солнце нестабильно — на нём постоянно вспышки».

Постойте, — скажет внимательный читатель, — но мы ведь вы говорите что двигателем любого развития являются противоречия. Разве кризисы не являются проявлением противоречий? Если противоречия — двигатель развития а кризисы — результат противоречий, разве кризисы не являются неотъемлемой составляющей развития? Если система не испытывает кризисы, значит она просто мертва.

6. Цель капитала — получение прибыли

Да, лучше получать больше прибыли, чем меньше. Но прибыль нельзя считать единственной или основной целью капитала.

Можно заработать 300 млн рублей при обороте 1 млрд рублей. Это 30% прибыли. Можно заработать 300 млн при обороте 10 млрд. Это 3% прибыли.

Какая деятельность более интересна капиталу: там где прибыль 30%, или где 3%? В данном случае второй вариант явно интересней, потому что 10 млрд — более серьезный оборот.

Компания А зарабатывает 1 млн долларов при обороте 10 млрд, прибыль — 0,01%. Компания Б зарабатывает 10 млрд долларов при обороте 200 млрд, прибыль — 5%.

Какая деятельность более интересна капиталу: там где оборот 10 млрд и прибыль 0,01% или там где оборот 200 млрд и прибыль 5%? Скажете что второе? На самом деле компания А интересней, если она нарастила выручку на 50% по сравнению с прошлым годом, а вторая компания сократила выручку на 50%.

То есть прибыль — не единственная и не главная цель капитала. Более важны оборот, доля рынка и динамика роста, которые являются показателями востребованности продукции. Если они есть, то капитал легко закроет глаза на отсутствие прибыли. Капиталу интересны предприятия, которые прочно удерживают свою долю рынка и продолжают расти (а значит востребованы у потребителей), а прибыльность второстепенна. Когда же различные махинации, которые подрывают капиталистическую систему (предоставляя возможность недобросовестным дельцам получать прибыль, не давая ничего взамен) и поэтому враждебны системе, называют частью капитализма — это явная манипуляция сознанием.

7. Социализм планирует, капитализм — нет

Советский «гений планирования» по фамилии Сталин не смог спланировать что будет через год после его смерти. И Ленин не смог. И Хрущёв не смог. И Брежнев не смог. Любой «проект развития» социалистического лидера развивался до тех пор, пока был жив сам лидер. На этом тему преимуществ социалистического планирования можно закрывать.

Buy for 10 tokens
Эти два чувака занимаются теориями управления массами, Джонс прославился экспериментом по фашизации старшеклассников своей школы в 1967-м. Гениальный опыт с неоднозначными выводами. По-мне фашизм заходит скорее молодым неокрепшим умам или питекантропам в наколка с выросшими лобковыми волосами.…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.