vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Государство как категория классового общества. Ч. 2

В статье в целом государство впервые рассмотрено как категория классового общества, возникшая в трёх ипостасях и историческим развитием превращённая в три особые (несовпадающие) категории – категории политики, идеологии и экономики, на основании чего кратко резюмированы различия между Востоком и Западом, а также процесс снятия разделения особых категорий государства, Востока и Запада, начатый посредством глобализации.

В частях второй и третьей рассматривается

Политическое государство или государство как категория политики.

Что есть государство как политически-институциональная форма исторического бытия общественного организма того или иного народа или нации или, иначе, что есть #политическое_государство ?

В первом приближении оно есть общая форма институциональной социальной организации господствующего в данном общественном организме общественного класса в класс для себя, являющаяся орудием его классового господства.

«#государство есть не что иное, как организованная совокупная власть имущих классов…, направленная против эксплуатируемых классов…» (#Маркс ).

«#государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим» (#Ульянов_Ленин )

Но #политическое_государство является не только объективным общественным условием, политически и институционально обеспечивающим воспроизводство господства над эксплуатируемым населением того класса, формой организации которого в господствующий класс это политическое государство является.

Поскольку политическое государство есть форма институционального закрепления и воспроизводства классового господства эксплуатирующего класса над классом эксплуатируемым, постольку оно есть также и специфическая форма воспроизводства обоих общественных классов (и их членов) именно в этой, а не в какой-либо иной их социально-политической и идеологической определённости как членов соответствующего класса данного политического государства.

В то же время оно (политическое государство) является также орудием, политически и институционально регулирующим отношения всего данного общественного организма со всеми иными — внешними для него — общественными организмами народов (наций) или объединениями племён (племенами).

Синкретизм политического и материального государства Востока.

На Востоке материальное и политическое государства синкретичны, и поэтому они совпадают территориально, то есть на Востоке политическое государство не только территориально тождественно материальному государству, но и это особое государство является не агентом, а действительным субъектом производственных отношений.

Европейцы вообще, а новоевропейцы, в особенности, не способны понять то, как государство (не отдельные индивиды как персонификаторы государства, но именно государство как господствующее над индивидами целое) может быть субъектом, ибо государство для европейцев есть производное от индивидов — оно учреждено (создано) индивидами как их общая корпорация, подчинённая своим действительным участникам.

И поэтому на Западе государство есть институциональная форма самоорганизации соответствующего народа или нации в общую политическую корпорацию, то есть в политическое государство, действительными членами (участниками) которого является каждое из политических животных, не только ставших его учредителями, но и являющихся законными наследниками (потомками) таковых.

Политическими животными на Западе являются только те индивиды, которые обладают всей полнотой гражданских прав, включая права на законное участие в управлении делами общей политической корпорации и во всякой иной политической жизни, в соответствующем политическом государстве, то есть только те, кто признан полноправными гражданами данного политического государства.

На Востоке государство (#государство_Востока ) не является общей политической корпорацией индивидов, обладающих всеми правами членства (гражданства) в этой корпорации. На Востоке государство не является также и формой самоорганизации всех соответствующих племён и народов в единый производственный общественный организм.

Государство на Востоке есть общественная форма социальной организации совокупности племён (народов) в единый целостный общественный организм по производству материального богатства (средств производства и жизненных средств), которая (социальная организация) осуществлена внешней по отношению к ним силой, господствующей над ними.

На Востоке не племя или союз племён, социально организовавшие подчинённые ими племена и народы в государство как производственный общественный организм, но само это государство, став объективным условием производства, есть также и исключительная, единственная форма социальной организации господствующего в данном государстве общественного класса в класс для себя.

«Государство здесь — верховный собственник земли. Суверенитет здесь — земельная собственность, сконцентрированная в национальном масштабе. Но зато в этом случае не существует никакой частной земельной собственности, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землей» (Маркс).

Заметим, что здесь Маркс использует понятие «частное» как сугубо европейское понятие, которое для европейцев тождественно «индивидуальному» и производному от него «копоративному», в отличие от «коллективного», которое тождественно «общинному». Это же самое относится и к употреблению слова «национальный» — это для новоевропейцев написано на их языке.

В иных своих работах о специфике Востока и азиатского способа производства Маркс подчёркивает, что на Востоке государство – это верховный собственник не просто земли, но, как правило, всех общих условий производства.

Условий производства, общих в буквальном значении этого слова, то есть общих для множества вплоть до всех общин, живущих на территории соответствующего государства Востока.

И это отнюдь не исключает, но, наоборот, предполагает и индивидуальное, и корпоративное, и коллективное владение и пользование всеми этими общими условиями производства.

Не только право изначального «завоевателя», но и верховная собственность государства Востока на землю и общие условия производства предполагает и обусловливает также и верховную собственность государства на жизнь и рабочую силу всего населения, каждого подданного государству индивида.

Отсюда неизбежно и необходимо следует также и верховная собственность государства на весь продукт, производимый внутри данного государства.

Организатором производства (#организатор_производства ) является здесь отнюдь не господствуюший класс непосредственно, но самоё государство, агентами которого сверху донизу вплоть до непосредственной оперативной командной власти над трудовыми коллективами (в какой бы институциональной форме они ни существовали) выступают представители господствующего общественного класса.

Поэтому доминирующей тенденцией на Востоке является превращение господствующего класса в #чиновничество, весьма разветвлённое и диффернцированное согласно административно-территориальному делению государства и распределению средств производства, включая людей, по родам и видам общественного производства.

Можно было бы сказать, что именно государство на Востоке выполняет функцию предринимателя, если бы предпринимательство не было бы органически чуждо азиатскому способу производства.

Общественное разделение труда здесь не только есть нечто «естественное» (= природное), но и развивается оно так же «естественно».

И хотя государство здесь есть орудие «сверхъестественное» (магическое), оно успешно применяется как действительная магическая сила лишь тогда, когда строго соблюдается соответствующий ритуал (технология) воздействия на «естественные» (природные) силы.

Государство не создаёт не существовавшие прежде силы природы, но магически повелевает существующими силами природы, если надлежащим образом выполняет эту свою общественную функцию. Это — абсолютно необходимое условие, а равно и залог служения сил природы не во вред, а на пользу населению данного государства как целому.

На Востоке государство выступает лишь регулятором, организующим применение или дозволяющим применять в необходимом или дозволенном (это здесь одно и то же) масштабе признанные им (государством) полезными для себя уже возникшие новые роды и виды производства, частные технические способы (технологии) производства тех или иных продуктов и интитуциональные формы организации их производства. Либо запрещающим применять таковые и потреблять производимые ими продукты вообще или конкретным социальным группам подданных.

Отсюда вытекает закономерная тенденция к неизбежному и необходимому территориальному отождествлению политического государства с материальным государством, которое (отождествление) синхронно развитию общественного разделения и кооперации труда, определяющим территориальные пределы материального государства, в состав которого входит данное государство Востока.

А поскольку это развитие материального государства есть его территориальное расширение, постольку тенеденция к отождествлению государтсв Востока с ним есть не что иное, кроме как тенеденция к территориальному расширению.

Иными словами, это есть не что иное, кроме как тенденция к совпадению территориальных границ политического государства Востока с территориальными границами его «мiра-экономики», а равно и к тождеству государства Востока и с «мiровой державой», и с территориальной империей одновременно.

Однако у этого расширения всякого подлинного государства Востока есть свой «естественный» предел. Этот «естественный» предел полагается территориальными границами общих условий производства, по своему производственному характеру являющихся природными условиями — долина Великой реки или Междуречье Великих рек, ограниченные иными природными зонами (пустыня, горные системы, моря и океаны), не относящимися к общим условиям производства на данном техническом базисе.

Именно поэтому государство на Востоке есть даже не общая, а #всеобщая_форма_социальной_организации, исключающая любые особые формы социальной организации эксплуатируемого населения, которые не являются моментами государства как производственного общественного ораганизма, в том числе и его (государства) приводными ремнями к массам эксплуатируемого населения.

Община (семейная, территориальная или соседская, родовая), племя, народ в условиях Востока неизбежно превращаются в общественные формы социальной организации, являющиеся органическими моментами самого государства как производственного общественного организма, ибо они суть естественные формы организации производства материального продукта — от жизненных средств до самих подданных включительно.

Поскольку это естественные формы организации производства материального богатства, постольку они суть общие, а не особые формы социальной организации на Востоке

Став органическими моментами одного органически целостного производственного общественного организма, тотально довлеющего над ними, они неизбежно превращаются в формы социальной организации совокупного работника, то есть в «трудовые коллективы» по производству материального богатства, включая производство и воспроизводство самих подданных как таковых.

Вследствие этого община (семейная, территориальная или соседская, родовая), племя и народ на Востоке постепенно, причём необходимо и неизбежно, утрачивают общественные функции и, следовательно, общественное качество (общественную природу) особых общественных форм, каковыми они были до интеграции в государство.

Такие племена и народы постепенно перестают быть особыми социумами, то есть особыми (обособленными и особенными) воспроизводственными общественными организмами. Отсюда необходимо и неизбежно возникает тенденция к ассимиляции, а равно и к геноциду тех особых социумов, которые не поддаются ассимиляции, и другие социальные тенденции, которые являются предметом иной статьи.

Однако утрата особыми социумами Востока своего общественного качества особых социумов имеет место лишь постольку, поскольку все они (племена и народы), включая те, которые сформировали господствующий класс, как и сам актуально сущий господствующий класс, стали и поэтому уже являются органическими моментами одного органически целостного общественного организма, каковым является подлинное государство Востока.

Последнее имеет принципиальное, а именно существенное, то есть определяющее сущность государства, значение. Речь идёт о том, чем является данное государство: подлинным государством, то есть является оно одним органически целостным общественным организмом, или же оно является государством-химерой, то есть симбиозом двух, как минимум, общественных организмов.

В случае государства-химеры (#государство_химера ) его господствующий и эксплуатирующий туземное население соответствующей кормящей территории и самую эту кормящую территорию общественный организм-паразит есть отдельный общественный организм, не включающий в себя туземное население в качестве своих органических членов.

Однако по общественной природе этот общественный организм-паразит как государство относится к тому же типу государства, что и государства Востока, хотя вполне может симулировать в той или иной мере институциональные формы государств Запада, то есть в той или иной мере быть симулякром западного государства.

По самой общественной природе государства на Востоке особые формы социальной организации («сословия», «цехи» и т.п.) возможны и действительны лишь только как созданные под контролем и руководством государства «приводные ремни» политического государства к тем или иным частям не только самого господствующего класса, но и ко всем прочим социальным группам подданных.

Отсюда и сам господствующий класс на Востоке неизбежно и необходимо превращается в производное от политического государства, то есть в функцию политического государства или, что есть то же самое, в государственно-политическую функцию.

Действительное членство в господствующем классе, либо лишение такого членствана Востоке есть не что иное, кроме как государственно-политическая функция конкретного рода (клана), семьи и их членов.

Аналогично обстоит дело также и с действительным членством в том или ином эксплуатируемом классе, «сословии» или «цехе», якобы существующем на Востоке.

Но поскольку социальное качество (действительное членство в той или иной большой социальной группе) также есть «природное», данное от природы и по природе, постольку и произвол политического государства на Востоке в этой части ограничен и регулируется общепризнанными традиционными институтами взаимодействия политического государства со всеми природными («естественными») условиями жизни «Поднебесной».

Но поскольку государство на Востоке синкретическое, постольку оно поэтому есть то органическое целое, которое тотально довлеет над всеми иными формами социальной организации населения, а равно и господствует над самим господствующим общественным классом так же, как и над угнетаемыми и эксплуатируемыми общественными классами.

Вследствие этого #политические_революции в их европейских политических формах на Востоке не возможны в принципе.

Но это отнюдь не значит, что на Востоке господствующий класс радикально не меняется по своему человеческому составу — меняется, и по историческим меркам меняется вполне регулярно.

Способами радикального изменения человеческого состава господствующего общественного класса на Востоке являются успешная перестройка («революция в верхах» или, что есть то же самое, «революция состава верхов»), успешная Смута («народное восстание») или успешное внешнее завоевание. Либо, что тоже бывает нередко на Востоке, та или иная конкретная комбинация этих способов.

Успешным любой способ радикальные обновления человеческого состава господствующего класса на Востоке является только в том случае, когда и если в результате него радикально обновлённый по своему человеческому составу господствующий класс становится типологически тем же самым господствующим классом, что и прежде.

А когда это происходит? Это происходит только тогда, когда новый по своему человеческому составу господствующий класс превращается в органический момент того же самого органически целостного производственного общественного организма (данного конкретного государства Востока), не допустив его распада как такового.

Развитие на Востоке совершается посредством смены технического базиса одного и того же неизменного ансамбля производственных отношений и лежащего в его основании практического отношения к человеку и к его неорганической природе, то есть в рамках одного и того же по своему существу способа общественного производства – азиатского способа производства.

Но радикальное обновление технического базиса (общая модернизация, реконструкция, техническое перевооружение) всего общественного производства, переход на более высокий по своему развитию технический базис всего общественного производства на Востоке не возможны без радикального обновления человеческого состава господствующего класса.

Собственно и капиталистическое развитие на Востоке начиналось точно так же, ибо оно не могло начаться никак иначе, — посредством радикального обновления господствующего класса, в результате которого именно государсто начинало процесс создания своего «национального» отряда общественного класса буржуазии.

Buy for 10 tokens
Важная особенность глобального кризиса — резкое замедление открытия новых технологических принципов. Помимо собственно технологических причин, оно вызвано укреплением глобальных монополий, которые стремятся затормозить способный подорвать их доминирование технологический…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.