vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

Как возникла экономическая общественная формация? Ч. 1

Кратко изложено описание принципов социальной организации общественного воспроизводства племени, а также показана исключительно производственная обусловленность возникновения государства и экономической общественной формации как таковых.

Все части настоящей статьи представляют собой новую публикацию фрагмента авторской статьи, впервые опубликованной 28 мая 2012 года. Публикуемый фрагмент доработан и исправлен автором, исходя из опубликованных в течение 2012-2020 годов результатов последующего исследования специфики развития архаической общественной формации, а также перехода человечества от неё к экономической общественной формации.

Этими публикациями автор исправляет существенные соответствующую часть теоретических и исторических «ошибок» Энгельса (#Энгельс ) в понимании и толковании учения Маркса (#учение_Маркса ), а равно и «ошибки» советской и иной буржуазной исторической и общественной науки, закономерно последовавшие из этих и других «ошибок» Энгельса.

Адекватное понимание положений этой статьи и предметно связанных с нею других статей автора является необходимым условием понимания не только авторского различения материального, политического и духовного государств, но и всего учения Маркса об экономической общественной формации и переходе от неё к коммунистической общественной формации.

Племенная социальная организация общественного производства.

До возникновения самых первых государств в истории человечества первичной общественной формой воспроизводства жизни было племя. 

Оно состояло из родов, но ни один род не был и не мог быть одним и единым хозяйственно обособленным производственным или «трудовым» коллективом.

Счёт родства в племени изначально велся по женской линии и лишь много позже возникновения первых государств начал происходить переход к счёту родства по мужской линии.

Хозяйственно обособленными коллективами были не роды, а родовые общины, каждая из которых вела обособленное хозяйство на коммунистических началах.

И хотя #родовая_община – обособленное и особенное подразделение материального и духовного воспроизводства племени, не она является первичной единицей воспроизводства человека и общества.

Первичной единицей воспроизводства жизни (человека, жизненных средств и средств производства) и, стало быть, всего общественного воспроизводства в его целом ни род, ни родовая община, а семейная община (семья) – тем более, не были, да и быть не могли (#первичная_единица_общественного_производства ).

Это – чрезвычайно важный момент, ибо в нем существо дела. Только #племя , а не родовая община, было тем целым, в рамках которого могло и в действительности осуществлялось общественное воспроизводство как таковое, а, следовательно, и любое производство.

При счёте родства по женской линии все женатые мужчины во всякой родовой общине – представители других родов племени, а не того рода их жён, в котором эти женатые мужчины жили и работали. Взрослые женщины, имеющие детей, как правило, непрерывно жили (работали) до смерти в своей родовой общине. И мужчины, и женщины хоронились согласно родовым культам в местах погребения членов соответствующего (своего) рода.

Каждый род имел только одну родовую общину, в родстве с которой всякий член рода состоял только по линии матери, поэтому все взрослые женщины одного рода всегда жили в этой родовой общине доколе оставались членами этого рода.

Браки внутри рода во всех племенах изначально были вообще запрещены и только по мере перехода к счёту родства по мужской линии – запрещены лишь при определенных степенях родства.

Никаких мужчин, кроме мужей и мальчиков (ещё не ставших взрослыми сыновей женщин данной родовой общины), в этой родовой общине быть не могло. Все юноши, вступая в брак, а в брак они могли вступить только вне своей родовой общины, уходили в родовые общины своих жен.

Всякий взрослый мужчина жил и работал в составе родовой общины своей жены, а не в составе родовой общины своей матери, хотя он и оставался всегда членом рода своей матери.

В этих условиях всякий взрослый (женатый) мужчина, трудясь в коллективном хозяйстве родовой общины жены, на первый взгляд вроде бы создавал только совокупный продукт и имущество родовой общины своей жены, а не своего рода и не племени в целом. Ведь всякий женатый мужчина не был членом рода своей жены.

Женатый мужчина членом родовой общины (как «трудового» коллектива) жены был, но членом ее рода он не был. Хозяйство родовой общины было принадлежностью только того рода, из которого была жена и все её сестры. Как только брак прекращался (а это было скорее правилом, чем редкостью в глубокой древности вплоть до перехода к счёту родства по мужской линии), так сразу же бывший муж уходил из этой родовой общины жены.

На протяжении долгого исторического времени мужчина в случае прекращения семейных отношений с женщиной уходил из родовой общины жены один без имущества, кроме своей личной одежды, в родовую общину своей матери, но лишь на ограниченное время, необходимое для обретения новой жены, за исключением возраста нетрудоспособности по старости или увечьям. Трудоспособный мужчина, обязан был найти себе новую жену и перейти в её родовую общину.

#отношения_к_детям как к принадлежности определённого рода развивалось несколько иначе, нежели отношение к имуществу (#отношения_к_имуществу ). Не ставшие ещё взрослыми сыновья оставались с матерью, то есть в своей родовой общине – в отношении мальчиков всё было ясно и однозначно.

А вот с девочками (дочерями) ситуация складывалась по иному.

До тех пор, пока внутри племени отцовство институционально не фиксировалось и не отслеживалось, дочери становились членами рода своей матери.

Это неизбежно создавало дисбалансы между родами по составу их членов и их численности, вступавшие в противоречие не только с потребностями брачных отношений, но и с потребностями воспроизводства трудовых специализаций и соответствующих средств производства, бывших имуществом особых родов, неотвратимо ведя к их постепенному упразднению.

Всё это очевидно вступало в конфликт с потребностями воспроизводства всего племени как такового, в том числе и каждого из его родов. Этот конфликт первоначально разрешался практикой удочерения (много позже из неё и вместо неё возникла практика усыновления) – изменения родовой принадлежности женщин, в том числе и девочек, с одного рода на другой род.

Собственно это было #перераспределение_людей по родам и видам производства жизни племени.

#родовая_община с момента своего возникновения была и всегда оставалась общиной одного рода. Это никак не зависело от того, жила эта община в одном комплексе жилых и связанных с жизнедеятельностью этой родовой общины хозяйственных сооружений, расположенных в одном поселении племени, или родовая община жила отдельным поселением, либо родовая община жила в нескольких поселениях племени.

Общественная форма бытия рода как общины (#форма_бытия_рода ) не зависела и от того, распределён уже данный род по относительно обособленным друг от друга отдельным семьям или ещё не распределён, то есть живут члены данного рода отдельными семьями в отдельных жилых сооружениях (здания) или же они ещё живут в общем жилом сооружении (здании).

#территориальное_расселение общины, а равно и её расселение по жилым сооружениям (зданиям) определялось уровнем развития производительных сил соответствующего племени, то есть его производственным отношением к своей кормящей территории, а равно и производственными отношениями, начиная с брачных отношений, внутри племени.

По мере развития производительных сил племени, внутриплеменного и межплеменного разделения и кооперации труда развивалась также и институциональная социальная (в том числе и территориально-поселенческая) организация племени, что потребовало перехода к институциональной фиксации отцовства детей.

Девочки (дочери) до своего замужества стали следовать за своим отцом, то есть они с момента рождения становились членами рода матери своего отца, и в случае прекращения его брака с матерью «следовали за отцом» в родовую общину матери отца.

Но и при достижении брачного возраста дочери тоже «следовали за своим отцом», окончательно и навсегда переходя жить в родовую общину его матери – в свою родовую общину, унося с собою из другой родовой общины, в которой они временно жили, лишь свою личную одежду и аналогичные ей личные принадлежности.

Посредством этого при неизменном воспроизводстве счёта родства по женской линии стало осуществляться регулярное («естественное») распределение женщин внутри племени между родами, исключившее необходимость становившегося всё более регулярным перераспределения женщин и следовавших за ними мужей по родам и видам производства племени, то есть по родовым общинам.

Каждая родовая община – производственный или «трудовой» коллектив со своими производственными специализациями, в том числе и со своими особыми специализациями в рамках развивающегося и углубляющегося разделения труда внутри племени, а также и между племенами.

Уже только в силу изложенного в предыдущих абзацах, «трудясь» в таком коллективе, каждый член племени непосредственным, а не опосредствованным, способом в каждый данный момент участвует в процессе воспроизводства всего своего племени как целого, как первичной и неразделимой единицы воспроизводства жизни.

Количество родов в каждом племени (#родовая_структура_племени ) всегда было неизменным в течение очень долгого исторического времени – исчезновение хотя бы одного рода или появление нового рода означает существенный сбой в процессе воспроизводства племени, кризис воспроизводства его жизни.

Изменение числа родов в племени нарушало всю систему брачных классов и отношений (представители каких родов с представителями каких родов могут вступать в брак, в какиех случаях и какие конкретно отклонения необходимы или допустимы в этих общих институтах), а равно и всю социальную организацию коллективного «труда» племени.

Поэтому в случае, если какой-либо род по любой причине оказывался на грани исчезновения, совет племени принимал решение о восстановлении этого рода. Это восстановление совершалось путем передачи в этот род людей из других родов посредством удочерения (усыновления), в результате которого менялась родовая принадлежность усыновляемого индивида – неважно мужчина это или женщина.

И родовое сознание именно так понимало эти определяющие существо дела место и роль племени во всем процессе воспроизводства жизни человека (#воспроизводство_жизни_человека ) и производства необходимых для этого средств к жизни.

Возникновение производственной необходимости в государстве как возникновение экономической общественной формации.

Социальная организация племени абсолютно исключала обмен продуктами как товарами внутри него и между составляющими его родовыми и семейными общинами, как и внутри родовых общин.

Между членами одного организма, как и между подразделениями одного предприятия, нет товарообмена, но есть обмен деятельностями и обмен веществ (продуктов) в соответствии с разделением и кооперацией воспроизводственных функций между всеми его членами, органами или подразделениями.

Внутри племени могло быть только разделение «труда» и его кооперация, совместный «труд» там и тогда, где и когда он был необходим, распределение и перераспределение производственных заданий и производительных сил племени – рабочих сил, орудий и продуктов «труда» между входящими в его состав родовыми и семейными общинами, а также их членами.

Для этого применялись институты брака, удочерения (усыновления), дарения, совместных трапез и иных форм передачи продуктов производства – орудий производства, одежды, домашней утвари, продуктов питания и всего прочего.

Поэтому внутри племени и внутри родовых общин, а, тем более, внутри родов, не могло быть частной собственности и отношений частной собственности (= частного производства = частного присвоения).

Для отношений частной собственности (частного производства = частного присвоения) не было ни материальных, ни идеологических условий и возможностей, но, прежде всего, не было никакой воспроизводственной нужды в том, чтобы возникли и имели место быть отношения частной собственности = частного производства = частного присвоения.

На догосударственной ступени развития только племя было единым и единственным производственным и воспроизводственным общественным организмом.

Только внутри племени его отдельные производственные подразделения или, что в данных условиях есть то же самое, различные #функциональные_органы_племени (роды, родовые общины, семьи-общины, групповые или парные семьи, индивиды) участвовали в производстве и воспроизводстве всего племени в составе всех его родов и каждого из соплеменников.

Таковым племя оставалось всегда вплоть до того момента, пока оно не стало частью государства – либо господствующим, либо покорёнными племенем.

Предельная #численность_племени в догосударственный период определялась управляемостью (предельными возможностями системы самоуправления племени и его органических членов – общин управлять всеми своими производственными процессами и функциями), во-первых.

Численность племени определялась также плодородием кормящей территории племени, общей площадью этой кормящей территории, а, следовательно, отношениями с другими племенами – кровнородственными племенами, иными племенами-друзьями и племенами-врагами, во-вторых.

Минимальная численность племени и его подразделения (родовой или семейной общины) регулировалась уровнем развития производительных сил племени, который определял количественно-качественные потребности труда для производства (= присвоения) совокупного продукта племени, необходимого для его простого воспроизводства.

При прочих равных общественных условиях именно предельные возможности органов самоуправления племени управлять жизнью (= воспроизводством) племени как целого определяют его численность.

При увеличении численности племени выше актуально-предельной (в данных общественных условиях воспроизводства племени) численности племя делилось – из него выделялось в качестве отдельного (дочернего) и отделялось от него новое племя.

Оно отделялось как особый общественный организм, воспроизводящий самоё себя независимо от материнского племени, во-первых, на кормящей территории в других границах, не пересекающихся с границами кормящей территории материнского племени, во-вторых, получив своё особое (иное, нежели материнское) имя, в-третьих.

Кстати говоря, «родословные» и сроки жизни «патриархов», содержащиеся в священных писаниях, в том числе и в эпосе, разных племён и народов, перешедших к счёту родства по мужской линии, выражают не что иное, кроме как именно этот процесс «размножения» (= расширенного воспроизводства) племён.

Но этот исторический процесс содержится в священных писаниях в снятом и преобразованном виде, исходя из иного счёта родства, во-первых. И, во-вторых, такие «родословные» есть результат идеологически обусловленного отбора из коллективной социальной памяти соответствующих родственных племён и идеологически необходимой комбинации отобранных фрагментов в эту «священную родословную», во-вторых.

Однако там, где, как в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда или Янцзы и Хуанхэ, относительно развитое земледелие, во-первых, ставшее основным родом производства жизненных средств, возможно, во-вторых, только на основе ирригации, даже самого крупного по своей предельной численности племени уже явно недостаточно для того, чтобы обеспечивалась устойчивость процесса производства.

Без системы ирригации (#система_ирригации ) долина такой реки или междуречье двух крупных рек с их притоками превращается в мертвую пустыню, следовательно, живущие за счет хозяйственного освоения такой долины (такого междуречья) племена обречены на голодную смерть.

Но система самоуправления племени и организация «труда» в нем, то есть #социальная_организация_племени являются ограничением, не позволяющим увеличивать численность племени до таких размеров, которые необходимы и достаточны для воспроизводства племени в условиях ирригационного земледелия в указанных долинах и междуречьях.

Численность населения, требующегося для обеспечения устойчивости и самой возможности земледелия и жизни здесь, диктуются режимом разливов реки, площадью и протяженностью плодородной долины, исходя из фактического технического базиса ирригационного земледелия и всего остального общественного воспроизводства.

#технический_базис ирригационного земледелия и всех иных родов и видов общественного воспроизводства определяет количественно-качественные параметры потребностей в работниках ирригационного земледелия, ремесла и всех остальных родов и видов общественного производства.

Но исходными опять-таки являются #режим_разлива_реки и все прочие #природные_условия , в том числе общая площадь и протяженность долины, подлежащей освоению, чтобы обеспечить устойчивость ирригационного земледелия и самой жизни в этой долине (междуречье).

Самая производственная необходимость, диктуемая природой, а точнее – необходимость производства средств к жизни (жизненных средств) в таких природных условиях вынудила множество племён создать единую администрацию создания ирригационных сооружений, пользования ими и их поддержания в рабочем состоянии.

Эта #администрация должна была организовать и обеспечить надлежащее наблюдение за режимом и текущим состоянием реки и ирригационных сооружений, планирование и выполнение необходимых для их содержания и развития общественных работ, их распределение и управление ими, то есть разделение, кооперацию и регулирование общественных работ, выполняемых разными племенами в общих целях.

Но необходимым условием надлежащего выполнения своей общественной функции такой администрацией является её возвышение над всеми племенами, совместно создающими, применяющими и воспроизводящими соответствующую систему ирригации, то есть наличие у этой администрации властных полномочий (#институциональная_власть ) в отношении всех таких племён и средств принуждения всех этих племён и их членов к выполнению своих (администрации) властных требований (распоряжений, команд, производственных заданий и т.д.).

Таким образом, в условиях ирригационного земледелия процесс производства средств производства и средств к жизни впервые в истории необходимо и неизбежно вышел за рамки одного племени.

В этих общественных условиях уже не одно племя, но ансамбль (социально организованная определённым способом совокупность) племён (#государство ), необходимо участвующих в процессе общественного производства с использованием единой (общей) системы ирригации, является воспроизводственным общественным организмом – тем новым органическим целым, в составе которого все его части только и могут воспроизводить сами себя.

Здесь впервые в истории общественные условия производства и воспроизводства средств производства (ирригационных систем), применяемых для производства средств к жизни, стали ключевым, главным фактором, который определяет оптимальные размеры общественного производственного организма и оптимальный масштаб всего общественного производства.

Этим знаменуется начало истории общественной формации  (#возникновение_экономической_общественной_формации ), в рамках которой отнюдь не воспроизводство людей (племени и его членов), как это всегда и везде (во всех племенах) было прежде, есть цель общественного производства, но расширяющееся воспроизводство средств производства есть цель общественного производства.

А люди, человек становится всего лишь одним из средств производства жизни (#человек_как_средство_производства ) – одним из средств достижения этой цели накопления (= расширенного воспроизводства) материального богатства.

Таковой эта цель остается и поныне, ибо капитал – это не только общественное отношение, но и производительная сила, и средство производства, которые также суть и производственные отношения, а целью капиталистического общественного производства является расширяющееся воспроизводство капитала.

Таковым – средством производства жизни – на протяжении всей этой возникшей таким способом экономической общественной формации остаётся доныне и человек.

Именно этим местом и ролью человека в общественном производстве в условиях экономической общественной формации определяется практическое отношение к человеку на протяжении всей истории развития экономической общественной формации.

И именно поэтому история экономической общественной формации есть история расширения воспроизводства средств производства, необходимых и для производства средств к жизни, но не только их одних, а также и средств власти над жизнью вплоть до уничтожения жизни и средств такого уничтожения жизни.

Поэтому история всей экономической общественной формации – это отнюдь не история человека как человека, но всего лишь предыстории человека как человека.

Buy for 10 tokens
Закончились очередные т.н. выборы. Сформировались новый состав государственной думы, ряд региональных законодательных собраний, избраны (назначены) новые главы субъектов Российской Федерации. И что же дальше? Все мы, пожалуй, до единого, граждане РФ ждем положительных изменений…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.