vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Category:

О социальном паразитизме в условиях финансового капитала

Настоящей публикацией автор завершает повторную публикацию специально переработанных с этой целью фрагментов статьи Пролетарская социальная революция. Ч.4: пролетариат и его организация в класс, опубликованной 26.04.2015 года.

По своему объективному положению в обществе пролетарием (в смысле органической части пролетариата как общественного класса) является не просто тот, кто в силу общественных условий и предпосылок своей жизни лишен всех иных способов получения средств, необходимых для удовлетворения своих потребностей, кроме отчуждения своей способности к труду (#рабочая_сила ) в «обмен» на симулякры денег. 

Здесь следует ещё раз вспомнить, что #симулякры_денег – это универсальные обезличенные финансово-распределительные талоны (титулы высшей институциональной власти финансового капитала), дающие их текущему владельцу эвентуальное право требования соответствующего количества и качества товаров для их частного присвоения в целях последующего потребления.

Вынужденность к продаже личной способности к труду имела место и в Древнем Риме, и во всяком ином обществе в рамках экономической общественной формации, но далеко не всегда в соответствующем особом социуме (особом общественном производственном организме) имелся #пролетариат в качестве одного из его общественных классов.

Мало того, и в самом буржуазном обществе есть достаточно большое и по мере развития капитализма растущее количество тех, кто не имеет источников получения средств к жизни, но которые пролетариями не являются, а относятся к так называемым люмпен-пролетариям (#люмпен_пролетариат ).

И относятся они к люмпен-пролетариям именно потому, что добывают средства к жизни каким-либо иным способом, а не отчуждением своей способности к производительному труду финансовому капиталу в пользование, приносящее ему финансовый «доход».

Этот финансовый «доход» на процессирующий (= фактически применяемый в производстве товаров) #финансовый_капитал , исчисляемый в симулякрах денег, в буржуазном мiре по-прежнему именуется прибылью. Однако в действительности он является не только симулякром прибыли (приростом сверх «авансированной» суммы в единицах симулякров денег), но приращением институциональной власти над общественным воспроизводством вообще, а над трудом и его продуктами, в особенности.

Но получение симулякра прибыли (#симулякр_прибыли ) от применения процессирующего финансового капитала как критерий производительности применения капитала – это ещё сугубо буржуазный взгляд.

В действительности нередко симулякр прибыли получается финансовыми капиталистами от применения процессирующего финансового капитала, результатом которого (этого применения) является производство отнюдь не товаров, но симулякров товаров. #симулякр_товара – это такой продукт труда, который, в конечном итоге, не получает общественного признания в качестве товара.

Действительным общественным признанием продукта как товара, обладающего действительной, а не мнимой потребительной стоимостью (#потребительная_стоимость ), в конечном итоге, является только одно – фактическое использование данного товара в производстве средств к жизни, фактически применённых для воспроизводства людей (#воспроизводство_людей ), то есть удовлетворивших те или иные конкретные #потребности людей.

Непосредственное это использование данного товара в производстве средств к жизни или опосредствованное множеством иных товаров – это ничего не меняет в существе дела, но лишь усложняет оценку того, является ли данный продукт товаром или это не более чем симулякр товара.

С точки зрения финансовых капиталистов получение симулякра прибыли от производства симулякра товаров – это #производительное_применение финансового капитала.

Но с точки зрения общества, процесса его воспроизводства такое «производительное» применение финансового капитала, а, стало быть, и соответствующих средств производства in natura, и труда для производства симулякров товаров (включая симулякры услуг и симулякры работ) есть не что иное, кроме как #паразитическое_использование общественных ресурсов.

И это относится не только к общественному производству материального богатства как такового, но и к общественному воспроизводству людей и особых социумов, человечества в целом.

Именно в этом наиболее крупном общественном подразделении производства гораздо очевиднее проявляются дополнительные #критерии_оценки того, является ли соответствующая деятельность социальным паразитированием (#социальное_паразитирование ) на общественном воспроизводстве или органической частью общественного воспроизводства.

Что это за дополнительные критерии? Они непосредственно связаны с общественными функциями воспроизводства и категорией совокупного рабочего, выполняющего соответствующие общественные функции воспроизводства.

Если конкретный индивид, группа индивидов, в том числе институционально организованная в подразделение государственной или муниципальной администрации, иного учреждения или предприятия, является органическим членом совокупного рабочего, действительно выполняющего конкретную общественную функцию воспроизводства людей особого социума, то ни о каком социальном паразитировании с их стороны в этом отношении речь идти не может.

Это же самое относится в полной мере также и ко всем индивидам, в том числе к финансовым капиталистам и предпринимателям, занятым в составе административно-управленческих, НИОКРовских и всяких иных структур и подразделений общественного производства материального богатства.

Во всех иных случаях соответствующие индивиды и их группы являются не чем иным, кроме как социальными паразитами (#социальные_паразиты ), а какими конкретно – это уже дальнейшие (производные) квалификации, не изменяющие паразитического общественного характера деятельности таких индивидов.

В случае люмпен-пролетариев (#люмпен_пролетарии ) речь идет обо всей совокупности иных, кроме отчуждения рабочей силы финансовым капиталистам для её производительного использования, способов добычи или получения средств к жизни – от «приспосабливающих» внешнюю среду для себя, начиная с принудительных, насильственных, способов социального паразитирования до «приспосабливающих» самих себя к среде способов социального проституирования и иждивения.

К способам, «приспосабливающим» внешнюю среду для себя, прежде всего, относятся формы уголовно преследуемой (криминальной) деятельности и формы патроната (со стороны патрона на современном новоязе эти формы патроната именуются «крышеванием») во всех их разновидностях.

К способам, «приспосабливающим» самих себя к среде, относятся способы жизни неимущих, которые основаны на получении ими средств к жизни посредством «правильного» поведения с их стороны, мотивирующего частных лиц и/или государство к регулярному «благодарению» или «вознаграждению» неимущих.

Но чем иным являются эти способы социального паразитирования и социального проституирования и иждивения, если не интересами соответствующих индивидов и социальных групп? Ничем.

Ибо #интерес – это и есть наиболее эффективный для данного конкретного индивида (социальной группы) в наличных условиях его (её) жизни способ получения (добычи) средств, необходимых для удовлетворения соответствующих потребностей этих индивидов (социальной группы).

Наиболее эффективный способ не только объективно (независимо от сознания и воли данного индивида и т.д.), но и субъективно, то есть именно этот способ получения (добычи) средств, необходимых для удовлетворения потребностей, воспринимается и оценивается индивидом (социальной группой) как наиболее эффективный, а потому приоритетный и желательный для него (неё).

Именно субъективный (воспринимаемый и оцениваемый именно как личный) интерес (#субъективный_интерес ) оказывается определяющим (регулирующим, направляющим и управляющим) поведение конкретного индивида в общественной практике. Самим этим выражением уже сказано, что речь идёт не о том, что выражается как «бла-бла-бла», а о том, что проявляется как действия, практическое поведение соответствующих индивидов (социальных групп), то есть о том, что в точности называется «настроением» (общественным настроением, политическим настроением и т.д.).

А из этого, возвращаясь к пролетариям и люмпен-пролетариям, следует, что #люмпен_пролетарий – это не просто дисквалифицировавшийся вследствие долгого перерыва в работе по своей специальности пролетарий, а совсем иной индивид – тот, субъективный интерес которого есть социально-паразитический, но отнюдь не #пролетарский_интерес .

Иными словами, длительное вынужденное пребывание пролетария в составе резервной армии труда (безработным) далеко ещё не есть признак его деклассирования (люмпенизации).

До тех пор, пока субъективный интерес пролетария как личности остаётся пролетарским интересом, данный конкретный индивид остается пролетарием, а по какой специальности он сможет работать – это для его классовой принадлежности и классовой определённости его индивидуального сознания значения не имеет.

То же самое относится и к представителям буржуазии – до тех пор, пока субъективный интерес соответствующего индивида будет оставаться интересом буржуазным, данный конкретный индивид, независимо от того, чем он занят в данный момент и занят ли вообще, в классовом отношении и по своему классовому сознанию будет оставаться буржуа.

Однако и в первом (пролетарий), и во втором (буржуа) случае обязательным условием соответствующей классовой принадлежности конкретного индивида является его объективное отношение к условиям общественного воспроизводства вообще, а применения его личной способности к труду и/или способности к труду иных индивидов, в особенности.

#социальное_проституирование – это не только женская и мужская проституция в форме «торговли телом», но и приспосабливающая третьих лиц активная индивидуальная «торговля» делом и/или словом во всех случаях, когда она по своему существу не является разновидностью наемного труда по созданию товаров (услуги и работы – разновидности товаров) для отчуждения на рынке.

В случае социального проституирования соответствующий индивид сам изыскивает заинтересованных в специфических услугах лиц и оказывает им эти услуги, получая за это симулякры денег. Но, и это существенно, оказывающий такие услуги индивид имитирует (иногда и вполне искренне), будто он (она) оказывает эти услуги по совершенно иным нравственным мотивам, а не ради получения симулякров денег.

То, что вместо симулякров денег могут получаться непосредственно те или иные средства к жизни, – это ничего не меняет в существе социального проституирования.

Не только буржуазная семья и брак, но и отношения полов в целом, насаждаемые буржуазной культурой, кроме всего прочего, есть также и форма социального проституирования, исторически и логически завершающая процесс развития семьи и отношения полов господствующих классов в качестве форм узаконенной проституции.

Проституирование – это один из частных случаев случай паразитирования, а именно адаптирующегося к среде паразитирования, в то время как жизнь финансово-капиталистического «предпринимателя», выступающего в качестве того или иного агента финансового капитала, – частный случай другого, а именно адаптирующего, паразитирования.

Другим частным случаем адаптирующегося паразитирования индивидов и целых социальных групп являются все случаи, когда эти индивиды, будучи трудоспособными, не отчуждают свою рабочую силу для её производительного применения, а своим положением и поведением добиваются того, что другие лица или государство берут их на #социальное_иждивение , обеспечивая паразитов средствами к жизни.

К этим последним относятся не только нищие, личная прислуга («холопы»), приживалы и «халявщики» всех видов и мастей, но и #рантье всех видов. К рантье относятся лично не участвующие в непосредственном управлении производительным применением доставшегося им, а равно и присвоенного ими тем или иным способом финансового капитала или иного, приносящего доход, имущества, но живущие с ренты от этого финансового капитала.

То, что «предприниматели» всех мастей, по собственной инициативе (не столько объективно вынужденные, сколько субъективно считающие это наилучшим для себя) выполняющие функции агентов финансового капитала, и рантье не относятся к люмпен-пролетариям, не мешает люмпен-пролетариям тянуться к буржуазии и наоборот – их роднит #психология_паразита , обусловливающая тот факт, что при определенных условиях одни из них достаточно быстро превращаются в других и наоборот.

Поэтому социальной опорой диктатуры буржуазии в формах бонапартизма, фашизма, национал-социализма и им подобных последующих институциональных форм диктатуры финансового капитала, в том числе и в форме #финансово_капиталистическая_корпорация_государство , сплошь и рядом в истории были и остаются именно люмпен-пролетарии.

В буржуазном обществе #буржуа и люмпен-пролетарии – это «квантово неразделимые» и взаимно дополнительные «сиамские близнецы», обеспечивающие устойчивое воспроизводство не только всей гнусности буржуазной формы частной собственности, но и всей, развращающей человека и неотвратимо превращающей его в скотину, гнусности буржуазного общественного строя в его целом.

promo new_rabochy 16:15, yesterday 41
Buy for 10 tokens
Антропогенез совершился без явных границ! Ведь работают и коммуницируют и другие животные... Факт лишь в том, что и то и другое, благодаря эволюции (причём ведь не самой по себе, а от внешнего давления среды), как и с самопроизвольным верхнепалеолитическим культурным всплеском, - всем тем мы…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.