nipolin (nipolin) wrote in new_rabochy,
nipolin
nipolin
new_rabochy

Category:

Марксизм против плановости: практика и теория

Рассматривается бюрократическое планирование. Получается, что оно не лучше капиталистического планирования через стихийный рынок. Потому, что бюрократия тоже стихийная сила.

https://bantaputu.livejournal.com/548068.html
Для начала разговора давайте взглянем на воспоминания женщины, которая в юности некоторое время, начиная с 1959 года, работала на заводе по изготовлению телевизоров. Ей довелось трудиться штамповщицей. В двух словах: труд оплачивался по нормам, которые устанавливались исходя из максимальных показателей выработки, достигнутых каким-либо особо шустрым рабочим. После того, как новая норма начинала перевыполняться многими рабочими, её снова повышали. И так продолжалось, несмотря на высокий травматизм, связанный со спешкой и нарушением правил техники безопасности.




Таким образом, автор мемуаров описывает типичную для СССР схему обеспечения повышения нормы эксплуатации рабочих. Применительно к капиталистической действительности советская пропаганда назвала бы такой подход потогонной системой и прочими нехорошими словами. "Но ведь это же совсем другое дело". Несомненно.

Многое из того, что должно быть сказано по данному поводу, уже сказано в этих мемуарах и может быть принято с теми или иными поправками. Мы поговорим о том, что там не сказано. А именно, о взаимосвязи описанной системы и планового хозяйства. Укажем ещё раз, что описанный подход был типичным для советских предприятий, при этом большевиками было создано специальное дополнение к нему в виде "стахановского движения" - системы поощрений тех самых "шустрых" рабочих, благодаря которым позднее увеличивались нормы выработки. Не будет преувеличением сказать, что в течение нескольких десятилетий советская практика взаимоотношений с рабочими была построена на этой схеме. Но как она согласовывалась с плановым хозяйством?

Нетрудно понять, что с плановым хозяйством данный подход сочетается плохо. Рост норм выработки, принятый как самоцель, приводит к неравномерному росту производительности на различных производственных участках. Вкупе с абсолютно безумным явлением "перевыполнения плана" хаотический рост норм выработки создавал сильнейшее дезорганизующее давление на народное хозяйство, как на уровне отдельного предприятия, так и в целом. Энтропия сбрасывалась из системы благодаря трём китам, позволявшим советским управленцам как-то поддерживать порядок в среде, в которой каждый отдельный элемент сознательно и целенаправленно продуцировал хаос. Это производство неучтённой продукции, план по сдаче металлолома и, конечно же, великое советское явление - свалка. Бытового мусора население СССР продуцировало относительно немного; многократно меньше, чем теперь. Зато предприятия на свалках избавлялись от всех тех деталей, которые были произведены в погоне за перевыполнением плана и благодаря неравномерному росту норм выработки, и которые не удавалось продать нелегально либо сдать в металлолом. При этом свалкой была, фактически, вся территория СССР. Моё раннее детство прошло неподалёку от завода щелочных аккумуляторов, что в Саратове. Эти аккумуляторы в узких металлических корпусах, обычно зелёного цвета, валялись не где-то в одном месте, но были разбросаны повсюду, по кустам и канавам. Видимо, их расшвыривали рассредоточенно, чтобы не привлекать внимание какой-либо большой кучей.

Советские снабженцы, достававшие фондированные материалы, наверное, успешно воспитывали в себе стоицизм и философское отношение к жизни.

При чём здесь марксизм? Мы, конечно, можем сказать, что ни при чём. Правда, тогда нам придётся утверждать, что советская действительность была построена без опоры на это учение. Однако идти на такие странные шаги мы не станем, тем более что связь марксизма с установкой на рост норм выработки прослеживается легко.

Предположим, что мы захотели избавиться от отрицательного влияния самоцельного роста норм выработки и стремления к перевыполнению плана, и просто выполнять план (что, собственно, и соответствует понятию "планирование"). Есть очень простой способ. Заменить все показатели на производственные задания для участков и цехов. Скажем, понедельные. Объём заданий определяется портфелем заказов. Если рабочие выполнят производственное задание за четыре дня - отлично; нечего слоняться по цехам лишний день. Пусть едут по дачам вечером в четверг. А если задание не выполнено - извините, придётся поработать в субботу. Оплата в соответствии с объёмом задания. Всё; в принципе это вся система. Я успешно практиковал такую, когда руководил производством. В этом случае заинтересованность рабочих в росте производительности премируется их свободным временем, которое все они очень быстро привыкают высоко ценить - ведь оно, помимо прочего, куплено их отличным трудом. (А уж как это ценят их семьи, вау!) Заинтересованность имеет коллективный, а не индивидуальный характер, то есть рабочие могут содействовать друг другу и брать на себя часть чужих обязанностей. (Это необходимо учитывать в переменной части заработной платы, но в самом общем виде, без нормирования). У рабочих воспитывается отношение к труду не как к механическому вставлению деталей в станки и выниманию их оттуда, а как к процессу создания чего-то общего, некоего конечного продукта - ведь спрашивают с них именно за конечный результат. И так далее.

Что касается норм выработки, то в "теневом" режиме они всё же сохраняются - как представление руководства о предельных возможностях системы. Только теперь это не нормы выработки, а предельно достижимая при соблюдении всех условий производительность. Знание таковой необходимо руководству для решения двух задач. Первая это ограничение объёма принимаемых на себя заказов. (В директивно управляемой экономике это невозможно, зато с рынком легко; отчасти поэтому нормальное планирование это привилегия рыночной системы, а отнюдь не административно-командной). Второе это определение направления текущего инвестирования - на "расшивку" "узких мест". (При достаточном спросе на продукцию, конечно). Такое инвестирование часто оказывается много эффективнее абстрактно побуждаемой замены оборудования на более производительное.

Недостатки у такой системы имеются? Есть один. :-) Допустим, рабочие научились трудиться быстрее и лучше, и теперь выполняют производственные задания за меньшее время, тем самым увеличивая своё свободное время. Рабочие, таким образом, получают от улучшения своего труда определённую выгоду. А работодатели? Им что с того? Работодатель, несомненно, увеличит свою прибыль вследствие общего роста объёма заказов. Но и с рабочими ему придётся больше делиться; зарплаты вырастут. Получится, что вся премия от роста производительности труда останется у рабочих. А предприниматель от этого получит шиш.

Опа. Разве можно допустить подобное в пролетарской стране? Ни в коем случае. Государство как работодатель должно поиметь свой гешефт с каждого нового навыка каждого рабочего. Научился собирать узел не за час, а за 56 минут? Денёк пожируешь, рвач, а потом станешь зарабатывать столько же. Зато государство рабочих и крестьян разбогатеет. Государство как абстракция - потому, что никто лично при этом выгоды не выручит. Тем более, что дополнительный продукт, скорее всего окажется на свалке. Ведь для него не то, что сбыт - транспортировка не запланирована. Дополнительный продукт даже вывезти не на чем. Лимиты на вагоны только на план.

"А где в этом безобразии Маркс?" Маркс в идее, согласно которой у рабочего приобретается его способность к труду в течение некоторого рабочего времени. У рабочего покупается его время. Отсюда мнение: "За купленное время необходимо "выжать" из рабочего как можно больше". Отсюда все экзерсисы с нормами выработки и перевыполнением плана. На план при этом наплевать; интересует только выгода работодателя. А работодатель рассуждает просто: "За купленное время я должен получить максимум продукции". Всё; это вся система.

После 1991 года в нашем обиходе появилось выражение "эффективный менеджер", применительно к современной экономике имеющее устойчивую отрицательную коннотацию. "Эффективный менеджер" приходит на предприятие с формулами, зазубренными в какой-нибудь бизнес-школе, и начинает руководить, основываясь не на понимании дела, а на регулировании одного-двух формальных численных показателей. И, обычно, за год-полтора губит предприятие. Так вот; Советский Союз полностью управлялся такими "эффективными менеджерами" - видевшими только выгоду от максимально интенсивной эксплуатации рабочих и старательно не замечавших всего остального. "Но как же это держалось семьдесят лет?" Оно и не держалось. Советское народное хозяйство было сплошной, ежедневной катастрофой. Просто все делали вид, что это не так. Сливали топливо в канавы и получали премии за его экономию.

Можно спросить: "А разве при капитализме предприниматель покупает не рабочее время работника? В чём неправ Маркс?" Здесь есть два направления для рассуждения - теория и практика.

Если мы исследуем теорию экономики, то мы можем (хотя и не обязаны) попытаться найти универсальный эквивалент труда (меры его стоимости). Повторюсь: не обязаны, поскольку эффективность применения такого эквивалента ничем не доказана. Да и нет пока достаточно совершенного эквивалента, хотя выдумывалось многое. Обычно в качестве такого эквивалента предлагают один час работы среднего землекопа. Почему землекопа, а не косца или рыболова, неясно - видимо, по способности к фантазии со стороны исследователей. Труд землекопа предполагается базово неквалифицированным (что в реальности не совсем верно). Для более квалифицированных видов труда вводится коэффициент, отражающий их способность создавать новую стоимость за условный рабочий час. В результате возникает условная система, теоретически позволяющая оценить способность разных видов труда к созданию стоимости. Результативность самого процесса создания стоимости при этом не оценивается вообще (точнее, предполагается абсолютной). Нужен ли кому-то написанный роман или выкопанный арык - неизвестно, поскольку критерий оценки востребованности отсутствует.

Если забыть обо всех недостатках такого подхода и об его общей практической бессмысленности, мы увидим, что возможно создать в рамках экономической теории способ оценки производительности способности к труду, в котором базовой единицей изменения будет рабочее время. Сделать это возможно. И это будет работать - в рамках экономической теории. И более нигде. В реальности никто не заменяет одного профессора тысячей землекопов, если тот заболел. Потому, что это бессмысленно. В реальности работает только то, что присутствует здесь и сейчас. Что автоматически означает уникальность каждого человека и его опыта. И эта уникальность условна только очень условно. Люди практические, я думаю, знают об этом сами. Остальные могут поверить мне. Или не поверить. На их усмотрение.

"А откуда же тогда берётся средний уровень зарплат для каждой профессии - если каждый работник уникален?" Средний уровень зарплат берётся из статистики. Сложили, поделили, получили. Это математическая игра, и не более того. "Но люди же на этот уровень ориентируются!" Несомненно. Но это чисто психологический механизм, а не экономическая константа. Люди ориентируются на результаты математической игры, да. Так устроены люди. Других людей у меня для Вас нет, извините. Поэтому за одни и те же деньги работодатель может получить и прекрасного работника, и оболтуса, который будет приносить только вред. Механизм естественного самоочищения от последних, в принципе, существует, но работает плохо. Это хорошо знают люди, работающие в отраслях с высокой текучкой кадров; к примеру, в общепите или в АйТи.

"Но как же капиталисты нанимают своих работников - если не покупая их способность к труду, то есть рабочее время?" Часто покупают и рабочее время. Всякое бывает. Ничто не мешает капиталисту заключить с рабочими договор, согласно которому условия оценки стоимости труда будут такими же, как на советских предприятиях - на основе норм выработки и их периодического повышения. Нет проблем; хозяин - барин. В каких-то случаях это вполне может оказаться оправданным. Для некоторых профессий покупка рабочего времени с установлением обязанностей вообще единственно верный подход; так обстоит дело во всех разновидностях диспетчерской и охранной деятельности. Где-то возможны смешанные формы сделки, где-то учёт времени совершенно неуместен. Вы же не станете платить сантехнику за потраченное время, а не за починенный кран. Капиталисты ищут наиболее подходящие формы оценки своих договорённостей с работниками и стараются совершенствовать их. Яйца логично разбивать с того конца, с которого удобнее. Чего капиталисты не делают - это не "упираются" в какую-то одну теорию и не пытаются применить её абстракции на практике везде, где это уместно и неуместно. Если капиталисты так делают, то, обычно, быстро разоряются.

Источник бед советских управленцев не в том, что они переняли у Маркса какие-то его ошибки. Проблема в самой идее взять некую абстрактную теорию и руководствоваться ею повсеместно. А в теории было то, что в ней было - "товар рабочая сила, покупаемый повременно". Что из этого вышло, мы уже знаем.
Subscribe

promo new_rabochy 22:23, вчера 10
Buy for 10 tokens
Эти два чувака занимаются теориями управления массами, Джонс прославился экспериментом по фашизации старшеклассников своей школы в 1967-м. Гениальный опыт с неоднозначными выводами. По-мне фашизм заходит скорее молодым неокрепшим умам или питекантропам в наколка с выросшими лобковыми волосами.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments