romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

"Выхожу один я на дорогу". Ария СССР - России с 1945 года

Год назад я написал о неучтенной историками ошибке Сталина во Второй мировой войне: https://new-rabochy.livejournal.com/51873.html
Эта ошибка была связана с дурацким мнением, что большевизм привнес какое-то там новое качество в место исторической России в мире.


Я писал в указанном месте:
"СССР - это просто продолжение России с несколько обновленным общественным строем.
И опыт России показывает, что война вне коалиции с крупными европейскими державами складывалась для нее неудачно:
в Отечественную войну 1812 года Наполеон взял Москву,
в Крымскую войну Россия вынуждена была согласиться на унизительный мир.

Первая мировая завершилась для России столь плачевно не по причине непосредственного  военного поражения, а в силу заговора в верхах, ареста царя и последовавшего развала государственности и армии.
Этот факт игнорировался как советскими деятелями, так и современными просоветскими авторами.
Поэтому они не видели ничего ужасного в самостоятельной политике СССР, отказе его от вхождения в ту или иную коалицию.
Как мы видели выше, Германия не рассматривала СССР как равного партнера и отводила ему место зависимой и слабой державы. Таковой она и считала СССР (где-то мне попадалась оценка военных возможностей: выше Польши, но ниже Франции, проблема только расстояния).
СССР же, увлеченный военным строительством и индустриализацией, считал себя в силах бросить вызов любым странам, не исключая Германию".

Кстати, даже опыт войны с Японией показал ограниченность возможностей России самой по себе. И СССР недаром после ВОВ ни с какими великими державами не воевал - потому и развалился мирно, не на фоне хаоса военного поражения, скажем.

Но оказывается, был человек, который за полтора года до моего текста написал нечто подобное!

Это Константин Гайворонский, статью которого я прочитал намедни.

Вот его парадоксальное мнение:
"Первого сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. Звание одного из главных победителей в ней затенило для СССР тот факт, что по итогам войны страна оказалась в дипломатической пустыне, из которой не может выбраться и нынешняя Россия. И это несмотря на полученный после 1945-го статус сверхдержавы, право вето в Совете Безопасности ООН и длинный список стран-сателлитов в Восточной Европе, воплотивший, казалось, самые смелые мечты славянофилов XIX в.
Для того чтобы объяснить ужас того, что стало, надо вернуться к тому, как было. Вопреки популярному мнению об извечном противостоянии Запада и России на деле все обстояло ровно наоборот. С тех пор как провозглашенная Петром I империя стала активно участвовать в общеевропейских делах, самых своих значимых внешнеполитических успехов она добивалась в союзе с одними странами Запада против других.
Разделы Польши, обеспечившие России западную границу, почти «дословно» восстановленную СССР в 1945 г., проводились в союзе с Пруссией и Австрией. На юге весь XVIII век русская армия вела войны с турками за выход к Черному морю плечом к плечу с австрийцами. В Париж в 1814 г. император Александр I входил во главе русско-прусско-австрийской армии. Это против Франции, а не против России объединилась тогда вся Европа от Португалии до Швеции.
Успешно отстаивать свои интересы и прирастать территориями в далеко не вегетарианской компании держав России позволяло членство в «европейском концерте». Это синоним того самого многополярного мира, так алкаемого сегодня – и очень понятно почему – российской дипломатией. В тогдашней Европе было пять традиционных игроков «высшей геополитической лиги» – Россия, Англия, Франция, Пруссия и Австрия. Петербургу достаточно было иметь поддержку одного, чтобы с успехом расстраивать против себя любые замыслы остальных, и задача эта была вполне посильной в свете противоречий между ключевыми игроками.
Пожалуй, единственный раз весь «концерт» разом отвернулся от России, а два игрока открыли против нее военные действия – в ходе Крымской войны...
В выжженной во всех смыслах Европе, которая предстала перед взором победителей в 1945-м, от «европейского концерта» в его классическом виде не осталось и следа. Германия автоматически выбывала из него на неопределенное время. От Франции осталась тень былой мощи...
Черчилль на Ялтинской конференции буквально за уши тащил Францию в список великих держав, выпросив для нее и зоны оккупации в Германии, и членство в контрольном совете, и долю в репарациях. Он с ужасом глядел на вакуум силы, образовавшийся на европейском континенте, и хотел иметь здесь хоть одного сильного игрока, чтобы предотвратить «балканизацию» Западной Европы.
Надо сказать, что эта проблема, но уже в более широком аспекте, волновала и дипломатов «старосоветской школы», воспитанных на образцах классической дипломатии времен «европейского концерта». Экс-нарком иностранных дел Литвинов и экс-посол в Лондоне Майский, работая в комиссиях Наркоминдела по вопросам послевоенного устройства, одновременно пришли к одной и той же мысли. «Логика вещей должна будет все больше толкать Англию в сторону СССР, ибо ее основная борьба в послевоенный период все-таки будет борьбой с США, – писал Майский Молотову в январе 1944-го. – СССР в этот период будет заинтересован в сохранении Англии как могущественной державы, ибо такая Англия может нам понадобиться для балансирования перед лицом империалистической экспансии США». «Острота данного вопроса должна с особой силой толкать Англию к соглашению с нами», – вторил ему Литвинов, упоминая о разрушенном балансе сил в Европе.
Сегодня это кажется нонсенсом, но на тот момент соображения были вполне здравыми и логичными, если учесть, что именно Англия – единственная страна, которая воевала на стороне России во всех ее отечественных войнах – в 1812-м, 1914-м (поначалу Первую мировую в Петербурге назвали Второй отечественной) и 1941-м. И это не случайность, и не прихоть истории, а элементарная логика сохранения баланса сил в Европе. Англии и России – двум окраинным государствам континента – крайне невыгодно появление в его «каролингском ядре» европейского гегемона...
Очень понятны были надежды Майского и Литвинова на то, что СССР и сейчас не останется один на один с экспансией США, мощь которых они хорошо представляли.
Но этого по ряду причин не произошло.
Во-первых, идея поддержки национально-освободительной борьбы Кремлю всегда казалась гораздо понятней тезиса о необходимости сохранения Британской империи (самым ярким примером тут стал Суэцкий кризис 1956 г., когда и СССР, и США заняли абсолютно солидарные позиции против «империалистов Англии и Франции»).
Во-вторых, обвал военной и экономической мощи Англии поневоле заставил ее политическую элиту постепенно отказаться от претензий на роль третьей силы и согласиться на роль младшего партнера Вашингтона...
Долгое время в СССР бытовало мнение, что проживи президент США Франклин Делано Рузвельт подольше, история советско-американских отношений могла бы пойти по-другому. Не было бы ни Фултонской речи Черчилля, ни глобального противостояния сверхдержав. Идея заманчивая, но ложная.
«Мы не можем вести дела со Сталиным. Он нарушил все до единого обещания, которые дал нам в Ялте», – вспоминает его слова 24 марта, за три недели до смерти, тесно общавшаяся с ним Анна Розенберг Хоффман, член военной комиссии по рабочей силе. Подытоживая многочисленные свидетельства, историк Роберт Далек писал: «Если бы Рузвельт не умер, то он, вероятно, пришел бы к конфронтации с русскими еще раньше, чем Трумэн»...

Проблема была не в личных качествах Трумэна или Рузвельта, а в том, что и США, и СССР вышли из войны слишком сильными, а все остальные – слишком слабыми.
Можно спорить, было ли поражение СССР в этом противостоянии заранее предопределено, но бесспорно, что впервые со времен Крымской войны Россия оказалась перед сплоченной позицией Запада, в которой не осталось ни малейшего зазора для маневра.
Не 7-я и 8-я американские армии сохранили за США два самых геополитически важных региона холодной войны – долину Рейна и Японские острова. Это сделали планы Маршалла и Доджа – Макартура.


План Маршалла - План маршала Сталина. "То же самое, но без механических проблем".

Как показывает история, выскочить из этой накатанной колеи противостояния поможет появление нового центра силы. Будет ли это Китай (что скорее всего) или нечто вроде Исламского государства (запрещено в России) – не столь важно. Важно, что новая угроза обнулит старую и, возможно, выведет Россию из той дипломатической пустыни, в которой она скитается уже почти два моисеевых срока. Пока же «итоги Второй мировой», что бы ни понималось под этим словосочетанием, остаются актуальными
"//https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/09/01/731898-kogda-zakonchilsya-mir


Когда я говорю про "убожество" Германии, Франции и Британии, рядом с которыми находился СССР (несколько их превосходя за счет мобресурсов, величины территории и обилия сырья), я имею в виду именно то, что тягаться с США Союз все равно не мог, а найти партнера даже не пытался.
В этом и есть главная причина его постепенного упадка, а не в Третьей программе КПСС, реформе Косыгина-Либермана и 6 статье Конституции 1977 года.
Tags: история, история СССР, история ХХ века, патриотизм
Subscribe

Buy for 20 tokens
Однажды у Аутлукова сломалась машина и он вызвал такси. Садясь в подъехавшую машину, он с ужасом увидел за рулём тойоты своего одноклассника. "Ёп, это же Несравненнов!" - подумал он и натянул повыше противоковидную маску. "Не узнал бы..., во позору то будет! Скажет, мол, до седых мудей дядя…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments