romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

Плеханов о Ленине и сути исторического материализма

Поскольку люди попросту не верят, что истмат заключается в том, что прыгать с формации на формацию невозможно, что всему свое время, и буржуазия на каком-то этапе необходима, предоставим слово главному марксисту России Георгию Плеханову (Ленин прославился тем, что основал своего рода секту в марксизме - ленинизм, порвав с вот этими стадиальными представлениями).


"Маркс говорит в знаменитом предисловии к не менее знаменитой книге «К критике политической экономии»:
«На известной ступени своего развития  п р о и з в о д и т е л ь н ы е  с и л ы  общества вступают в противоречие с существующими в этом обществе  о т н о ш е н и я м и  п р о и з в о д с т в а,  или, выражая то же самое юридическим языком, с отношениями собственности, внутри которых они развивались до сих пор. Из форм, содействовавших развитию производительных сил, эти отношения превращаются в  п р е п я т с т в и е  для их развития. Тогда наступает эпоха социальной революции».
Это значит, что далеко не во всякое данное время возможен переход от одного способа производства к другому, высшему, - например, от капиталистического к социалистическому. Маркс прямо говорит далее в том же предисловии, что данный способ производства никак не может сойти с исторической сцены данной страны до тех пор, пока он не препятствует, а способствует развитию ее производительных сил.
Теперь спрашивается, как обстоит дело с капитализмом в России? Имеем ли мы основание утверждать, что его песенка у нас спета, то есть, что он достиг той высшей ступени, на которой он уже не способствует развитию производительных сил страны, а, наоборот, препятствует ему?
Выше я сказал, что Россия страдает не только от того, что в ней есть капитализм, но также и оттого, что в ней недостаточно развит капиталистический способ производства. И этой неоспоримой истины никогда еще не оспаривал никто из русских людей, называющих себя марксистами. Если бы нужно было ей новое подтверждение, то его можно было бы почерпнуть из опыта нынешней войны, показавшей, как сильно рискует такое экономически отсталое государство, как Россия, сделаться предметом беспощадной эксплуатации со стороны такого экономически развитого государства, как Германия. Если это так, то совершенно ясно, что о социалистическом перевороте не могут говорить у нас люди, хоть немного усвоившие учение Маркса.
Самое важное разногласие между нами и народовольцами, - [176] как известно, восстававшими против марксизма, - заключалось в том, что по их мнению предстоявшая русская революция должна была соединить в себе как  п о л и т и ч е с к и й  элемент, то есть низвержение царизма, так и момент  с о ц и а л ь н ы й,  точнее  с о ц и а л и с т и ч е с к и й;  мы же, в противность им, доказывали, что это невозможно вследствие экономической отсталости России. Согласно нашему взгляду, завоевания политической свободы должно и могло явиться лишь одним из тех необходимых условий, которые подготовят социалистическую революцию, имеющую совершиться в более или менее отдаленном будущем.
Этого тоже не оспаривал до сих пор никто из русских марксистов. Не оспаривал этого, между прочим, и Ленин. Это общераспространенное между русскими марксистами убеждение до сих пор напоминает ему о себе время от времени. В его восьмом тезисе говорится:
«Не «введение» социализма, как наша  н е  п о с р е д с т в е н н а я  задача, а переход тотчас лишь  к  к о н т р о л ю  со стороны Совета Рабочих Депутатов за общественным производством и распределением продуктов».
Тут Ленин отдает дань своему прошлому русского марксиста. Но, отдавая эту дань одной рукой, он другой рукой старается взять ее назад. Конечно, иное дело введение социализма, а иное дело контроль. Однако спрашивается: что же собственно хочет контролировать Ленин? Ответ: общественное производство и распределение продуктов. Это, увы! - весьма неопределенный ответ. Контроль над производством и распределением продуктов, необходимый в социалистическом обществе, в известной и даже весьма значительной мере возможен также и при капитализме. Это, опять-таки, очень убедительно доказала нынешняя война. Но если восьмой тезис Ленина даст лишь неопределенный ответ на интересующий нас вопрос, то первый его тезис совсем недвусмысленно требует «полного разрыва на деле со всеми интересами капитала». Кто вполне разрывает на деле со всеми интересами капитала, тот совершает социалистическую революцию. Таким образом, заключающаяся в восьмом тезисе оговорка (не «введение» социализма, а контроль и прочее) представляет собою лишь слабую попытку нашего «коммуниста» успокоить свою марксистскую [177] совесть. На деле он вполне разрывает со всеми, - основанными на теории Маркса, - предпосылками социалистической политики и, со всем своим обозом и артиллерией, переходит в лагерь анархистов, которые всегда неустанно призывали рабочих всех стран к совершению социалистической революции, никогда не справляясь о том, какую именно фазу экономического развития переживает та или иная отдельная страна.
Социалистическая политика, основанная на учении Маркса, имеет, конечно, свою логику. Если капитализм еще не достиг в данной стране той высшей своей ступени, на которой он делается препятствием для развития ее производительных сил, то нелепо звать рабочих, городских и сельских, и беднейшую часть крестьянства к его низвержению. Если нелепо звать только что названные мною элементы к низвержению капитализма, то не менее нелепо звать их к захвату политической власти. Кто-то из наших товарищей, оспаривавших тезисы Ленина на Совете Рабочих и Солдатских Депутатов, напомнил ему глубоко истинные слова Энгельса о том, что для данного класса не может быть большего исторического несчастья, как захват власти в такую пору, когда его конечная цель остается недостижимой по непреодолимым объективным условиям. Ленина в его нынешнем анархическом настроении, разумеется, не может образумить подобное напоминание. Всех тех, которые возражали ему в Совете Рабочих и Солдатских Депутатов, он оптом величал оппортунистами, поддавшимися влиянию буржуазии и проводящими ее влияние на пролетариат. Это опять язык анархиста. Если читатель даст себе труд перелистать старую книгу М. А. Бакунина: «Государственность и Анархия», то он увидит, что отцу русского анархизма сам Маркс представляется оппортунистом, поддавшимся влиянию буржуазии и проводящим ее влияние на пролетариат. Да иначе и быть не могло. В анархизме тоже есть своя логика. Все тезисы Ленина вполне согласны с этой логикой."//http://www.illuminats.ru/component/content/article/1964


То-то Якоммунист себя стал величать "анархистом")).
Tags: ленинизм, марксизм
Subscribe

promo new_rabochy 10:55, thursday 106
Buy for 10 tokens
Покой нам только снится deminded в очередной раз копнул Маркса https://deminded.livejournal.com/208004.html "Страдание по стоимости" Конкретно - "трудовую теорию стоимости". Хороший пас - эти страдания показали, в чем дело, что сейчас не так. Отчего им приходится снова и снова ворошить ветхие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestopiat_5x5

March 24 2020, 11:47:02 UTC 1 year ago

  • New comment
Ни Маркс, ни Плеханов не понимают диалектики. Для них капитализм это единственно возможные производственные отношения для определённого уровня развития экономики. Тогда как диалектика говорит, что у капитализма обязательно должен быть антипод - иной (противоположный) тип производственных отношений, но с такой же экономикой.
Это как считать, что человек это исключительно мужчина, а представителей противоположного пола - женщин, вообще в упор не видеть. Короче, Маркс с Плехановым это такие гомосексуалисты от политэкономии.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →