nipolin (nipolin) wrote in new_rabochy,
nipolin
nipolin
new_rabochy

Categories:

Остановить "декоммунизацию" сейчас невозможно

Содержательная статья. https://vlad17-gradov.livejournal.com/106587.html
Автор пишет:
"Тем не менее, безудержное рассекречивание архивов не дало противникам "красного террора" тот уникальный компромат, который позволил бы запрещать вредное для них политическое движение по первому же сигналу. Поневоле штатным борцам с давно прошедшим террором пришлось довольствоваться аналогиями между гитлеризмом и сталинизмом, находя у коммунистов злой умысел даже там, где были трагические просчеты (или вообще ничего не было). Чем громче был пафос обвинителей, тем меньше им хотелось искать обоснование для своих выводов."
Поэтому в СМИ вместо фактов подсовывают их чувственное экзальтированное отражение, напрочь отвергающее понимание и приводящее в той или иной форме к мракобесию.

Что же так тревожит современные "элиты", вынуждая их раз за разом устраивать антикоммунистические кампании в прессе и соцсетях?
По-видимому, классовый интерес буржуазии и буржуазной бюрократии.



Перспективы декоммунизации
Обещанная тридцать лет назад многопартийность почти сразу сменилась системой, из которой последовательно исключают коммунистов. Первым шагом в этом направлении на территории СССР было решение Б.Н.Ельцина от 6 ноября 1991 года о запрете деятельности КПСС, уже приостановленной 23 и 25 августа того же года. Сначала это мотивировалось желанием наказать участников ГКЧП, хотя к этому событию имело отношение явное меньшинство правящей партии.

Через некоторое время путём закулисных комбинаций был упразднён Советский Союз, и ссылаться на заговоры стало неудобно. Тогда основным доводом в пользу запретов стало сращивание партии с государственным аппаратом, что можно теперь наблюдать на примере "партий власти". Дополнением к запрещению партий стало введение наказаний "за возбуждение социальной розни", хотя антикоммунистические кампании к этой категории почему-то не отнесли.

А когда список формальных прегрешений стал неудобным для обвинителей, пришлось вернуться к "делам давно минувших дней", вспоминая репрессии 1937-1938 годов, материалы которых должны были вырасти до размеров "второго Нюрнберга". Беда начинающих прокуроров заключалась в том, что приговоры по многим делам были вынесены давным-давно теми же коммунистами. Усердные украинские чиновники даже успели по второму разу посмертно осудить многих большевиков, посмертно реабилитированных после 1956 года.

Тем не менее, безудержное рассекречивание архивов не дало противникам "красного террора" тот уникальный компромат, который позволил бы запрещать вредное для них политическое движение по первому же сигналу. Поневоле штатным борцам с давно прошедшим террором пришлось довольствоваться аналогиями между гитлеризмом и сталинизмом, находя у коммунистов злой умысел даже там, где были трагические просчеты (или вообще ничего не было). Чем громче был пафос обвинителей, тем меньше им хотелось искать обоснование для своих выводов.

Что же так тревожит современные "элиты", вынуждая их раз за разом устраивать антикоммунистические кампании в прессе и соцсетях? Нельзя сказать, что они боятся политического реванша. Трудно представить, что такая угроза может исходить от вполне парламентской и послушной КПРФ. Компартию Украины запретили, не встретив даже намека на противодействие. Некоторое сопротивление надвигающимся "люстрациям" смогли позволить себе в Молдавии, но и там до кровопролитного противостояния дело не дошло. Вместо борьбы со сталинизмом, реставрацией которого пугали в 1991 году, на просторах СНГ под флагом "декоммунизации" происходило и происходит мелкое сведение счетов с самыми заурядными политическими противниками.

Понятно, что дело не в идеологическом неприятии коммунизма, так как многие борцы с "тоталитаризмом" весьма смутно ориентируются в отличиях между марксизмом и бакунизмом, не говоря уже о более тонких нюансах. Безусловно остался застарелый страх собственника перед возможной "экспроприацией", заставляющий видеть "коммунизм" даже в весьма умеренных реформах Обамы или социал-демократов. Это очень похоже на упомянутый в "Коммунистическом манифесте" "призрак коммунизма", которым до сих пор пугают электорат твердые консерваторы.

Такими же фантомными остаются страхи различных националистов перед имперскими претензиями правительства России, которое то и дело обвиняют в восстановлении СССР. Между тем, никто сделал больше для упразднения Союза, чем Ельцин и его преемники. Реформаторы 1990-х годов всячески старались доказать, что их ненависть к СССР не уступает в своей непримиримости ни одному из противников исчезнувшей державы.

Нужна большая предубеждённость, чтобы не заметить стремления московских дельцов экономить на чрезмерном великодержавии даже в ущерб территориальной целостности. Точно также многие борцы за собственный суверенитет охотно передают его по первому требованию любому наднациональному органу, о неприемлемости которого кричали в 1991 году.

Характерно, что активнее всех борьбу с коммунистической символикой проводили в странах, граничащих с РФ: Украине, Латвии, Литве, Эстонии, Грузии и Польше. Молдавские "декоммунизаторы" хотя и находятся далеко от России, но очень близко - к Румынии и Приднестровью. Можно не сомневаться, что при необходимости этот список пополнят. Тем более, что запреты не ограничиваются странами, обозначенными в "Википедии".

В конце концов, дело не только в символике. Мало кто обращает внимание на действующие в ряде стран "запреты на профессии" для членов коммунистической партии. Где-то такая "люстрация" просто закрывала возможность для возвращения к власти бывших коммунистических лидеров (вроде Польши, Чехии, Венгрии и Болгарии).

Но ведь есть ещё и ФРГ, где запрет на деятельность Компартии Германии никто не отменял с 1956 года, позволив в виде большой любезности учредить ГКП. И запреты на профессии там действуют до сих пор. В Японии компартию запрещали несколько раз с последующей легализацией. Причем делалось это при участии американской оккупационной администрации.

И если в США нет официального запрета, это не значит, что при упоминании о вашем членстве в компартии к вам будет проявлена толерантность при приёме на работу. С коммунистами считались прежде всего в Италии и Франции, где они некоторое время были реальной силой, но и там было сделано всё возможное, чтобы их присутствие в парламентах было сведено к допустимому минимуму.

Исходя из прежнего опыта, можно ожидать, что "декоммунизация" будет продолжена. Ритуально будет переименовываться всё, что сохранило свои советские названия. Будут упраздняться экспозиции в музеях. Если их нельзя будет уничтожить физически, их могут передать в запасники других музеев. Вполне вероятно, что при этом будут потеряны ценные экспонаты.

Снесут низкохудожественные памятники, а затем для разнообразия - несколько высокохудожественных (на Украине крушили и такие). Они ведь тоже символы. Вполне могут отменить ещё сохранившиеся праздники, о вредности которых тут же вспомнят штатные эксперты. Если понадобится, отменят и 23 февраля, и 1 мая, и 9 мая (с переносом на 8-е или любое другое число), и 8 марта, и даже Новый Год, не соответствующий требованиям какой-нибудь епархии.

А ведь кроме символов, есть ещё и люди. И тут открывается неограниченный простор для "люстрации". Конечно, лупцевание дряхлого члена Политбюро удовольствия не доставит. Но ведь никто не мешает развернуть кампанию против любого политика, заявившего о правильности тех или иных решений правительства СССР. Другого можно завалить штрафами за ношение советской символики. И уже совсем нетрудно уволить учителя, рекомендовавшего на уроке коммунистическую литературу.

Не нужно заблуждаться! На прокоммунистическое заявление в соцсетях очень легко ответить "люстрацией", от которой не спасёт условная анонимность пользователей. Если нужно, автора доставят и в студию, и даже в кабинет. А можно просто не дать визу на въезд в какую-нибудь очень "свободную" страну, где ваше имя попало в "черный список".

Средств для шельмования политических противников сейчас ничуть не меньше, чем в самые суровые времена. Конечно, можно тешить себя надеждами, что цивилизованные правительства не станут арестовывать или расстреливать. А зря! Современные элиты умеют добивать своих противников, пока в "кольте" не кончатся патроны или не будет сделан контрольный выстрел. Они даже могилы коммунистов готовы разорять, чтобы ничто не посягало на безмятежный сон чиновного либерала.

Борьба с коммунистическим наследием касается не только устаревших норм и ортодоксальных марксистов, но и вполне аполитичных обывателей. Это подтверждается примерами современного законотворчества.

Неслучайно по миру катится волна сокращений социальных программ. Повышение пенсионного возраста - это не изобретение одной страны. Не ново и желание многих правительств ограничить выплаты пособий по безработице. Борьба с так называемым "патернализмом" имеет вполне отчетливый антикоммунистический характер. Характерен упрёк брошенный Трампом активистам-экологам: "Мы не позволим радикальным социалистам разрушить нашу экономику".

Неслучайно американские дельцы встречают в штыки любое увеличение государственных расходов, кроме военных. Их можно переубедить только реальной угрозой потери нажитого. Без социального противодействия даже так называемые "участия в прибылях" и "социальные партнёрства" быстро перераспределят выгоды в пользу работодателя.

Идеальный мир для современных собственников не предусматривает никаких сдерживающих механизмов. Если бы могли, они бы давно отключили все, что тормозит получение прибыли. И неважно, что без тормозов такая машина вполне может сорваться в пропасть. Дельцов не пугает перспектива того, что большинство их сограждан окажутся на социальном дне. В конце концов, современное человечество уже существует с сотнями миллионов нищих и голодных. Это не волнует тех, кто уверен в своем иммунитете, защищенном стабилизационными фондами, страховками, "лифтами" и "парашютами".

Остановить "декоммунизацию" в рамках существующей политической системы невозможно. Власть имущие не принимают доводов о нелепости войны с символами, не несущими никакого преступного смысла. Тем более, бесполезно искать защиты от "люстраций" в суде, действующем на основе антикоммунистических законов. Что касается антисоциальных законопроектов, то их можно остановить только полной сменой социально-политического курса, не ограничиваясь требованиями неопределённых "перемен" или заменой "жуликов и воров" на "честных фраеров" при той же жуликоватой системе.
Tags: классовая борьба
Subscribe

promo new_rabochy 08:59, monday 31
Buy for 10 tokens
Когда выходную ноябрьскую неделю, первой моей мыслью было - идиоты. Непонятно разве, что люди ломанутся в отпуска, перезаражают друг друга и вернувшись - устроят по месту черте что. Вторая - дешевые показушники. Изображают видимость деятельности, а банкет опять за счет работодателя. Третья -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments