smeshinka01 wrote in new_rabochy

Categories:

Как технологии убьют капитализм

Что такое технический прогресс и как его понимать в экономическом контексте? На первый взгляд, всё просто. Как нам объясняют либеральные научные школы, в рамках капиталистической экономики развитие технологий является неотъемлемой частью рыночного процесса. Микроэкономика – раздел экономической теории – строит весьма убедительные модели, которые показывают желание максимизировать прибыль, с одной стороны, и конкурентную борьбу с другой – вынуждают собственника фирмы идти на риск и инвестировать в новые технологии. Это позволяет снизить издержки производства и увеличить продажи, одновременно получая повышенную прибыль.

И с позиций отдельного капиталиста эта схема действительно выполняется. Однако, когда с помощью микроэкономических моделей правые экономисты пытаются объяснить закономерности всей системы рыночных отношений, получается полная глупость. Они не принимают во внимание важное противоречие между частными и общественными интересами, которое пронизывает все этажи капиталистического здания. Разобраться в логике этих отношений помогаю выработанные в экономической науке теории стоимости: теорию предельной полезности и трудовую теорию стоимости.

В соответствии с либеральным подходом, стоимость – сугубо субъективная величина. Она существует лишь в сознании покупателя и продавца и зависит от величины полезности товара для участника сделки.

Например, в пустыне за стакан воды мы будем готовы отдать все, что у нас есть. В то же время, проживая на берегу реки, где доступ к воде не ограничен, полезность того же стакана для нас будет стремиться к нулю.

Таким образом, теория предельной полезности делает следующий вывод: то, чего у нас много, обладает для нас низкой полезностью. Значит, мы будем продавать такой товар и взамен приобретать то, что обладает для нас высокой полезностью.

Наверное, на Авито, где люди избавляются от ненужных вещей, такое работает. Однако в рамках капиталистического товарного производства эта модель выглядит очень странно. Ну, попробуйте прийти на порог мясокомбината и попросить там бесплатно пачку пельменей. А что, у продавца на складе этих пельменей тонны, и полезностью для него они обладают низкой, иначе бы не продавал. Тогда ему будет не жалко немного с нами поделиться, правда?

Но, конечно, в жизни вас пошлют к чёртовой матери. И трудовая теория стоимости объясняет, почему. Вне зависимости от наших желаний и предпочтений каждый товар имеет свою объективную стоимость. А всё потому, что на его создание был потрачен человеческий труд: как рабочих самого мясокомбината, так и работников других отраслей экономики, которые, например, поставляли ему станки, растили скот, производили электроэнергию и так далее. Таким образом, пачку пельменей вы сможете получить только тогда, когда взамен предоставите товар равной стоимости, т.е. произведённый с такими же трудозатратами.

В целом, стоимость любого товара можно представить как сумму двух элементов: постоянного капитала и вновь созданной стоимости. Первое – стоимость станков, зданий, сырья, т.е. выражение той стоимости, которая была создана раньше и уже существовала до начала производства данного товара.

Второе – новая стоимость, созданная трудом наёмных работников при производстве конкретного товара. Однако в жизни работник получит в виде зарплаты эквивалент лишь части созданной им стоимости. Этот элемент называется переменным капиталом и будет равен стоимости рабочей силы. Она ведь тоже является товаром, стоимость которого равна стоимости жизненных средств, необходимых для её воспроизводства: т.е. еды, одежды, образования и так далее.

Другую часть созданной стоимости часть заберёт собственник предприятия. Этот элемент называется прибавочной стоимостью и превращается в прибыль капиталиста после продажи.

Таким образом, при прочих равных условиях, товары на рынке будут обмениваться по стоимости. Стоимостью будет определяться и цена товара, указанная на ценнике. И в долгосрочной перспективе ценовые пропорции будут соответствовать стоимостным. Т.е. если цена литра молока составляет 50 рублей, а булки хлеба – 25 рублей, это будет означать, что стоимости этих товаров, т.е. трудозатраты при производстве также соотносятся как два к одному. Это делает обмен эквивалентным и позволяет поддерживать воспроизводство капиталистической экономики.

А как же полезность товара, о которой говорят либералы? Неужели она никак не влияет на товарообмен? Влияет, но не имеет отношения к меновой стоимости. Полезность товара, т.е. его значимость для потребителя, будет влиять на объём спроса и, как следствие, на цену товара. Например, внезапно возникшая мода на валенки увеличила полезность этого товара в глазах потребителей. Спрос вырос повлёк за собой рост цены. Однако технология производства валенок, а значит и стоимость, остались теми же. Значит, теперь валенки будут продаваться на рынке по цене выше стоимости. Это привлечёт в отрасль новые инвестиции, ведь производство валенок теперь чрезвычайно выгодно. Предложение товара начнёт расти, а цена – падать. Поскольку рынок никто не регулирует, то падает она ниже уровня стоимости и процесс запускается в обратном направлении.

Так, почему я начал с технологического прогресса, а потом стал рассказывать про валенки? Дело в том, что всякое развитие технологий служит достижению главной цени – сокращению трудозатрат производства, и, как следствие, снижению стоимости товара за счёт замещения ручного руда машинным. Тот капиталист, который сумел сделать это раньше остальных, получает возможность продавать товар по цене выше стоимости и получать сверхприбыль. Однако в условиях конкурентной борьбы так вынужден делать каждый собственник, иначе его вытеснят с рынка. В конечном счёте это будет вести к тому, что в масштабах всей отрасли стоимость товара будет падать. Замещение человека машиной будет снижать размер вновь созданной стоимости. В результате будет сокращаться и прибавочная стоимость.

Формальным образом это можно объяснить через показатель рентабельности или нормы прибыли. Она рассчитывается как отношение прибыли к издержкам производства

В категориях трудовой теории стоимости эта дробь будет выглядеть так: в числителе – размер прибавочной стоимости, в знаменателе – сумма постоянного и переменного капитала.

Разделим числитель и знаменатель на V, что позволяют законы математики. В результате в большой дроби мы получаем две маленькие.

В знаменателе появляется показатель органического строения капитала. Он отражает отношение между затратами капиталиста на покупку станков и наём рабочей силы. В условиях научно-технического прогресса ручной труд будет замещаться машинным, т.е. С будет становиться всё больше, а V – всё меньше. Значит, её показатель будет постоянно расти. А поскольку он стоит в знаменателе большой дроби нормы прибыли, её значение будет падать.

В числителе есть не менее интересный показатель — норма прибавочной стоимости. Он отражает пропорции, в которых вновь созданная стоимость делится между работником и капиталистом. И здесь технологический прогресс также играет не в пользу капитализма. Замещая людей станками, капиталист вынужден нанимать всё более квалифицированных работников. Их рабочая сила будет иметь большую стоимость, поскольку для воспроизводства рабочей силы экскаваторщика требуется больше затрат труда, чем простого землекопа с лопатой. Ну, хотя бы потому, что оператора экскаватора надо обучать работе с техникой и тратить дополнительное время на создание его рабочей силы. Таком образом, в постоянно сокращающемся объёме вновь созданной стоимости доля переменного капитала будет непременно возрастать. А, значит, доля прибавочной стоимости – падать. Таким образом, числитель дроби нормы прибыли будет сокращаться, а вместе с ним – и вся дробь целиком.

В общем, будущее капитализма выглядит не слишком радужным. Чтобы выжить в конкуренции, капиталист должен осуществлять инвестиции в новые технологии и снижать стоимость производимых товаров. Но это неизбежно ведёт к снижению отдачи от инвестиций и падению рентабельности капитала в долгосрочной перспективе.

Новые технологии позволяют заместить живых работников станками. Однако в отличие от человека, машину эксплуатировать нельзя. Она не создаёт новой стоимости, часть которой можно присвоить себе, а лишь переносит свою стоимость на стоимость готового изделия. И если вдруг капиталист решит сэкономить на станке, например, на его обслуживании, больше прибыли он от этого не получит, поскольку такой станок быстрее выйдет из строя.

Таким образом, чем технологичнее становится экономика, тем меньше в ней возникает стимулов для инвестиций. Ну, а полностью автоматизированное производство, где машина целиком заменила человека, не может и вовсе приносить прибыли, поскольку понятие стоимости в ней исчезает. Значит, развиваться по-рыночному в такой системе будет невозможно и капитализм можно будет окончательно сдать в архив.

Впрочем, это теория, которой объясняются лишь основные закономерности внутреннего устройства рыночной экономики. В реальности капитал не хочет мириться с падением рентабельности. А значит, будет всеми силами бороться за жизнь, даже есть ради этого научный прогресс придётся повернуть вспять

https://www.rotfront.su/prosty...

promo new_rabochy february 11, 16:44 136
Buy for 10 tokens
В либерально-хипстерских кругах, в последние годы, сложилось очень интересное мнение: отказ от своего недвижимого и крупного движимого имущества в пользу арендованного — это, как есть, социализм и даже верная дорога к коммунизму. Безусловно, описываемая фантастами и футурологами экономика…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.