ixwid wrote in new_rabochy

Categories:

Социальные корни Октябрьской революции

С Октябрьской революции прошло более ста лет, но её причины так и не осмыслены, история революции по-прежнему остается в тисках классового подхода. Сейчас мы немного поупражняемся в социологии здорового человека.

Начнём с того, что одним из важнейших принципов организации дореволюционного общества Российской империи был древний имперский принцип «Разделяй и властвуй». Империи всегда считали, что объединение граждан — это угроза страшнее сепаратизма. С сепаратизмом они по крайней мере могли бороться военной силой, а «внутренний враг» был опасен своей неуязвимостью.

В России принцип «разделяй и властвуй» вышел на первый план после восстания Пугачёва. Царский режим был крайне напуган тем, что казаки, заводские рабочие и народы Урала-Поволжья выступили единым фронтом, и после подавления восстания власти начали политику обособления этих социальных групп. Казаки потеряли автономность и начали превращаться в своего рода внутренние войска, предназначенные для борьбы с «внутренним врагом», и среди них культивировалось презрение к «мужикам», на Волгу привлекли большое количество немецких мигрантов, была приостановлена политика христианизации, мусульманские народы получили разрешение на восстановление мечетей и царская власть одобрила развитие печати на местных языках.

В результате в Российской Империи сформировалось «лоскутное одеяло» обособленных социальных групп: крестьян, рабочих, казаков, духовенства, евреев, кавказцев, среднеазиатов, мусульман и немцев Поволжья, поляков, финнов, старообрядцев.. Это было чем-то большим чем просто сословное общество, это был результат осознанной стратификации населения с целью стабилизации царского режима.

До поры до времени имперская политика работала. Однако далее произошло нечто, от чего система «разделяй и властвуй» рухнул как карточный домик — началась Первая мировая. 16 миллионов человек были призваны в армию, и для них прежние сословные барьеры рухнули. Таким образом возникли условия для самого массового вооруженного выступления со времён Крестьянской войны. И даже больше. К 1917 году возник новый временный класс населения: фронтовик. Теоретически в Российской Империи в 1917 году мог появиться первый «солдатский император» в лице генерала Корнилова. Однако потенциального солдатского императора устранил другой класс, которого в Римской империи не было — интеллигенция. Временное правительство Керенского смогло отбиться от покушения Корнилова на диктаторскую власть. А кто такой Керенский по социальному происхождению? Это человек такого же происхождения, как и Ленин, т.е. интеллигент. Отец Керенского когда-то был директором гимназии, где учился Володя Ульянов, а отец братьев Ульяновых инспектировал работу Керенского-старшего. В дальнейшем Керенский-младший и Ульянов-Ленин выбрали одну и ту же юридическую стезю. Пути Керенского и Ленина шли параллельно вплоть до 1895 года, когда Ленин целиком ушёл в радикальную оппозицию. Керенский же остался «системным» политиком и дорос до премьер-министра.

Интеллигенция бросила политический вызов феодально-сословной Российской империи, и она же вместе с генералитетом вынесла приговор. Разумеется, РИ не могла и не собиралась останавливать становление интеллигенции, иначе государство не выжило бы в новом мире:

Количество школ в России, 1871-2015
Количество школ в России, 1871-2015

С точки зрения социальной принадлежности на власть в пост-имперской России претендовали интеллигенты и военные. К началу 20 века русские (и не только) интеллигенты уже полностью контролировали идейное пространство РИ. Среди них выделились буржуазные националисты, несколько ветвей социалистов и монархисты. Социалисты рассматривали в качестве своей социальной базы рабочих и дело шло к десятилетиям вялотекущей политической борьбы с выбиванием политических баллов за счёт рабоче-крестьянской риторики, даже сам Ленин не видел иных путей. Но очень быстро на сцене возникло новое политическое орудие — фронтовики. Именно появление масс вооружённых фронтовиков сделало возможным решить задачу по полному захвату политической власти в стране (лозунг «булыжник — оружие пролетариата» остался в прошлом и больше не требовалось подпольно вооружать рабочие отряды), благо фронтовики не очень-то доверяли генералитету, который в августе 1917 года попытался установить военную диктатуру. Умеренные социалисты из Временного правительства и радикальные социалисты из Советов в один голос заклеймили «корниловский мятеж», который грозил выкинуть представителей интеллигенции из верховной власти. После этого власть делили уже исключительно интеллигенты, Ленин и Керенский вошли в клинч, завершившийся победой радикальных социалистов.

С точки зрения социологии интересно также рассмотреть период Гражданской войны. Квази-класс фронтовиков просуществовал недолго, потому что Советская власть была не заинтересована восстанавливать армию в прежнем виде — мавр сделал своё дело, ликвидировав имперские институты власти, и должен был уйти. К январю-февралю 1918 года из 7-миллионной армии осталось около 1% численности. В разгоравшейся Гражданской войне обе стороны обратились к дореволюционным сословиям: белые привлекли на свою сторону казаков, красные под обещания будущих привилегий обратились за поддержкой к национальным меньшинствам: евреям, кавказцам, народам Поволжья, ставшего ареной решающих сражений с Колчаком и белочехами. Неожиданно серьезную силу на фоне общего развала стал представлять 50-тысячный чехословацкий корпус, на поддержку Белого движения со стороны Антанты и Эстонии (без шуток, угрожавший Петрограду корпус Юденича подчинялся эстонской армии) красные ответили привлечением «интернационалистов» — латышских стрелков, китайских чернорабочих, венгров вроде Белы Куна, лояльных чехословаков вроде Радека и Гашека и т.д. Активно шло перетягивание украинских, белорусских, кавказских национальных движений в ту и другую стороны. Сложившаяся картина была весьма далека от канонической борьбы Рабоче-Крестьянской Красной Армии с белыми помещиками и интервентами — национальные лозунги сработали лучше классовых.

Какие параллели можно привести с нынешним днём? 74 года Советской власти не так уж много сделали в плане социальной эволюции, и хотя к августу 1991 года 99% населения представляло собой бесправный полунищий пролетариат, многие черты дореволюционного строя видны и сейчас. Если у монархов РИ была «Дикая дивизия», президент РФ создал чеченские батальоны. Рабочее движение развито слабее чем 120 лет назад, а национальные лозунги сильнее классовых. Возродили казачество, в придачу к нему создали внутренние войска с бронетехникой. Феодальное стремление разбить людей на сословия и управлять по принципу «разделяй и властвуй» выражается не менее явно, чем буржуазное стремление сформировать единую буржуазную нацию. Идейное пространство страны до крайности сумбурно и глядя в него можно узреть ад — наверное так было и до революции. В случае мировой войны даже появятся миллионы обозлённых фронтовиков, при помощи которых желающие вполне могут попытаться устроить новую революцию — теперь уже не в форме трагедии, а как положено в форме фарса.

Buy for 10 tokens
Закончились очередные т.н. выборы. Сформировались новый состав государственной думы, ряд региональных законодательных собраний, избраны (назначены) новые главы субъектов Российской Федерации. И что же дальше? Все мы, пожалуй, до единого, граждане РФ ждем положительных изменений…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.