romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

Александр Солженицын - титан антисоветизма?

Терпение и труд все перетрут.
Пословица



Вот и исполнилось 100 лет со дня рождения Александра Исаевича Солженицына. Трудно сказать, что он был очень большим писателем, хотя наверняка не последним в России, да и написал в длину много - так что в любом случае заметный автор.
Но основная его слава и, можно сказать, бессмертие, базируются не на этом. Солженицын (далее - АИС) стал "мемом", то есть чем-то нарицательным.
"Александр Исаевич никому не позволял пренебрежительно, зло говорить о своей Родине, противостоял любым проявлениям русофобии", - сказал президент.
Путин подчеркнул, что Солженицын был не только писателем и мыслителем, но и фронтовиком, "истинным, настоящим патриотом России"//https://rg.ru/2018/12/11/putin-nazval-solzhenicyna-nastoiashchim-patriotom-rossii.html
Учитывая, что спецслужбисты своих не бросают, в свете высказывания Путина похоже на правду то, что АИС был агентом лагерной администрации по кличке Ветров. Боролся с нарушениями порядка со стороны отрицаловки, так сказать (https://history.wikireading.ru/344087).

С другой, просоветской стороны, Солженицын стал нарицательным обозначением антисоветизма, антикоммунизма и даже антигуманизма (духа 1789 года) в целом, например, здесь: https://maysuryan.livejournal.com/668390.html

Но так ли значителен вклад Солженицына в антисоветизм? Не преувеличивается ли его значение подобными инвективами?





Личное знакомство

В 1988 году, в декабре примерно, мы с матерью пошли на Красную Пресню в какой-то местный Дом творчества или что-то в этом духе на лекцию и диспут о советской культуре. Присутствовало человек 30, так что половина друг друга знали. Сначала перед собравшимися выступил А.И. Морозов, впоследствии - известный искусствовед (https://ru.wikipedia.org/wiki/Морозов,_Александр_Ильич). Он рассказывал о том, что картины Аркадия Пластова в конце 1940-х обвинили в импрессионистических чертах, и объяснял, что рассматривалось как таковые.
Слушатели были "не в курсах", поэтому молча выслушали это выступление.
Зато потом началось обсуждение современной литературной ситуации известной критикессой Аллой Латыниной (матушкой Юлии Латыниной, о существовании которой никто в те поры не догадывался) и еще какими-то широко известными в узких кругах людьми, имена которых я запамятовал.
Говорили они очень свободно даже для глубоко перестроечного 1988 года, так что мы, как непосвященные, несколько офигевали. В частности, Латынина заспорила с каким-то мужиком, что раньше напечатают в СССР: "Архипелаг ГУЛАГ" Солженицына или "Лолиту" Набокова.
Сама она считала, что начнут с "Архипелага", ее оппонент же считал советский строй несокрушимым и ставил на "Лолиту".
В общем, спор никто не выиграл: главы из "Архипелага" в 1989 были напечатаны в "Новом мире", в том же году "Лолита" вышла в "Библиотеке журнала "Иностранная литература".
("В седьмом номере за 1989 год «Новый мир» напечатал Нобелевскую лекцию. А восьмой вышел с «Архипелагом» (кусок в 90 страниц), тиражом в миллион шестьсот тысяч экземпляров. Вслед за этим «Архипелаг ГУЛАГ» пошел в СССР лавинообразно: его главы печатались во многих журналах. Несколько издательств боролись за право печатать книгу целиком, хоть бы и одновременно. «Нева» опубликовала «Март», другие журналы – «Август» и «Октябрь»"//http://rushist.com/index.php/russia/3680-solzhenitsyn-aleksandr-isaevich-biografiya-i-tvorchestvo#c49)
Так как одна наша знакомая выписывала "Новый мир", мы осенью 1989 по диагонали ознакомились с этими фрагментами. Мне запомнилась цифра в примерно 15-18 млн одновременно сидевших в ГУЛАГе на начало 1950-х и упоминание пытки с введением раскаленного прута в анальный проход.
Вскоре я прочитал заметки Виктора Земскова о статистике ГУЛАГа и стали ясны устарелость и необоснованность подсчетов АИС.
Поскольку еще осенью 1988 я слушал его мнение по радио "Свобода" о том, что перестройка нападает на Сталина, но затеял-то все Ленин, о чем молчат, концепция советской истории АИС была мне в целом известна.
Но корявый, вычурный язык не вызывал восторга и желания читать все новые откровения. "Да, - подумал я, - трагична наша история. И что дальше?!"
Потом публиковали его романы, но что-то у меня были сомнения, что это такие творения, что ахнешь. Я в тот период ждал чудес от западного модернизма, читал Фолкнера и Кафку. А тут какой-то лапотник, восхищающийся царским периодом, детей назвал Ермолай, Игнат и Степан - может ли его проза вызывать восхищение?
В 1990 году в "Комсомольской правде" напечатали "Как нам обустроить Россию", что вызвало у меня и вовсе насмешливое отношение к "великому изгнаннику" - явный же пикейный жилет - у нас вообще масса людей с идеями, но те хоть на завалинке их излагают, а тут на полном серьезе доносят граду и миру.
А осенью 1994 года Нобелевский лауреат заехал в наш городок. Я куда-то шел со своей второй любовью, нес в руке томик Кнута Гамсуна, и возле ресторана "Славянская беседа" увидел скопление женщин - человек 12. Оказывается, мэтр отобедал и вышел перекинуться парой фраз с народом. Мы подошли, прислушались... Ничего судьбоносного писатель не сообщил, посетовал лишь на усталость вследствие возраста: "75 лет, что вы хотите". Роста он был небольшого, белок одного глаза закраснелся лопнувшим сосудом, над ремнем брюк нависал небольшой округлый животик.
Когда я рассказывал все это матери, та пожурила:
"Взял бы автограф на память!"
Я говорю: "Случайно мимо проходил, книг его у нас нет".
"А ты бы Гамсуна ему подсунул: мол, Вы Нобелевский лауреат, и Гамсун - Нобелевский лауреат!"
"Как-то некрасиво, мама, чужую книжку на автограф подсовывать".
А через годик примерно нам, студентам филфака, надо было освоить его творчество для экзамена по русской литературе второй половины ХХ века.
Вот тогда я прочитал "В круге первом", "Раковый корпус", "Один день Ивана Денисовича" и "Матренин двор", несколько рассказов поменьше.
Беседуя с преподавателем теории литературы, я выразил сомнение, что АИС такой уж значительный писатель.
Тот сказал, что АИС нанес смертельный удар коммунизму, разрушил его легитимность - что-то в этом духе.
Я почтительно умолк: ну как и правда?!

Солженицын как писатель

Человек он, конечно, жутко целеустремленный. В 1990-е читал я интервью с каким-то дедушкой, который с ним в средней школе учился. И тот говорит, что уже в четвертом классе у АИС была тетрадка с надписью: "Полное собрание сочинений". И задаче стать писателем он посвятил весь свой распорядок и жизнь. Говорят, что только к 70 годам он стал читать книги просто для удовольствия - а до этого все читал с какой-то целью. Ну и писал-писал-писал, как Ленин в анекдоте.
И тут я выскажусь как филолог, "квалифицированный читатель": плохо, когда у автора все по делу, все продумано и нет зазоров. Раньше я недоумевал, почему "Воспитание чувств" Флобера предпочитаю его же "Госпоже Бовари". Перечитав недавно "Госпожу", я понял: первый роман Флобера продуман до точки, в нем нет ничего лишнего, все работает на концепцию и это создает ощущение натужности, напряжения. А такого быть не должно, читатель скажет: "нудно как-то". Пусть писатель хоть вешался, пока писал, читателю должно казаться, что он "пишет, как дышит".
В "Воспитании" Флобер был свободней, за плечами было два опубликованных романа, поэтому и вышло лучше.
АИС этого писательского свободного дыхания отчасти хватило в "Одном дне Ивана Денисовича", но явно не хватило в больших вещах. Романы его читаются с интересом, кое-что запоминается, но перечитывать их не тянет, а это первый признак качественного литературного произведения, в котором есть о чем подумать и что хочется пережить с героями снова.
Генрих Бёлль считал "В круге первом" осовремениванием социалистического реализма (http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/LITRA/VV_LI3_W.HTM), но так как последний исчерпал свои возможности на "Тихом Доне" и "Хождении по мукам", то осовременивание Бабаевского, Ажаева и Павленко не такое уж большое свершение. Высокого мнения об этом романе был и Михаил Лифшиц, однако сразу заметил обывательскую интерпретацию истории АИС: http://www.gutov.ru/lifshitz/texts/dvaslozhen.htm
"Архипелаг" - это и не роман вовсе, а "опыт художественного исследования". Написанный в 1958-1967, опубликованный в 1973-74, он вполне укладывается в тогдашнюю тенденцию замены художественной прозы документальной: "Хладнокровное убийство" Трумена Капоте, романы-репортажи Нормана Мейлера отчасти и "новая журналистика" Тома Вулфа.
И пожалуй, Капоте, собравший для истории одного убийства 8000 страниц различных материалов, выглядит обстоятельней АИС, собравшего несколько сотен свидетельств и поставившего куда более глобальную цель разоблачения советской пенитенциарной системы и ее истоков.
О "Красном колесе" и говорить не приходится: в Сети целиком оно не выложено, в библиотеках с ним напряженка, в книжных магазинах один "узел" стоит около 15-20 долларов, дешевых изданий нет, читать это наверняка тяжело и долго, а для изучения событий Первой мировой и Февральской революции лучше уж почитать историков-специалистов, нежели "Вермонтского отшельника"-дилетанта.
А уж "Двести лет вместе" не понравилась ни евреям, ни упоротым антисемитам, так что это книжка для застенчивых антисемитов, претендующих на умеренность и объективность.

Собственно антисоветизм

Многие ненавистники АИС точно не знают, за что ему дали Нобелевскую премию. Думая, что на Западе все заодно и все хотят разоблачить светлый советский строй, а то и надругаться над душой России, они полагают, что он получил премию за "Ахипелаг".
Но последний был опубликован через несколько лет, а на момент вручения премии известны были только повесть об одном дне и несколько рассказов. Романы были только-только опубликованы на Западе, АИС был исключен из Союза писателей СССР.
Формулировкой Комитета было "За нравственную силу, с которой он следовал непреложным традициям русской литературы". Вероятно, сыграло свою роль участие АИС в диссидентском движении, Письмо съезду советских писателей. Надо также учесть, что в 1970 году его выдвигали на Нобелевку уже в третий раз (http://www.e-reading.club/chapter.php/133870/53/Ostrovskiii_-_Solzhenicyn___proshchanie_s_mifom.html).
И тут возникает вопрос: что такого уж антисоветского в творениях АИС до "Архипелага"? Да, видно, что человек без восторга относится к двоемыслию и лицемерию, остаткам расслоения общества при провозглашенной ликвидации классов и т.п. Но так как действие его произведений относится к периоду правления Сталина, считалось, что он его и разоблачает.
Однако в "Архипелаге" АИС уже написал о деятельности чекистов в ходе Гражданской войны, причем, верный своему методу "исследования", опирался на слухи и страшилки преимущественно.
Цифры "сидельцев" ГУЛАГа сейчас нам представляются завышенными, однако в 1960-е было общим местом, что в нацистских концлагерях было только истреблено чуть ли не 12, а то и 18 млн человек. Эти цифры нашли отражение в Приложениях к "Истории Великой Отечественной войны в 6-ти томах", где была карта концлагерей с числом умученных.
А тут просто сидят люди, сараи строят, как Иван Денисыч. Если в РККА могло служить 11 млн человек, то почему бы и не сидеть?
Понятно, что это не так, но кто мешал Советской власти опровергнуть все эти домыслы, разместив информацию того же Земскова лет на 20 ранее? Неужели события 1937 и 1948 года и информация о лагерях тех лет могли повлиять на спокойный сон советских граждан?
А поскольку власти ничего подобного не предприняли, можно было подумать, что АИС еще и занизил цифры сидельцев!

Вот тов. Шатуновская безо всякого АИС выдала: "КГБ прислал подробные данные о репрессиях. Для нас это было потрясением. С января 1935-го по июнь 1941 года было репрессировано 19 миллионов 840 тысяч человек. Из них семь миллионов расстреляны в тюрьмах НКВД!"//https://art-of-arts.livejournal.com/622940.html
Кое-что рассказали и другие господа-товарищи:
"Рой Медведев сообщал: «В 1937–1938 гг., по моим подсчетам, было репрессировано от 5 до 7 млн. чел… Большинство арестованных в 1937–1938 гг. оказалось в исправительно-трудовых лагерях, густая сеть которых покрыла всю страну».
Лев Разгон и Стивен Коэн «насчитали» уже 9 млн. заключенных, содержащихся в лагерях к концу 1939 г.
Игорь Бестужев-Лада утверждает, что «в исправительно-трудовые лагеря при Сталине загоняли одновременно до 13 млн. чел. — это была просто рабская, дармовая рабочая сила на страх другим».
Роберт Конквест довел число заключенных в лагерях в 1939 г. до 12 млн. чел. И это только политические заключенные, а вместе с уголовниками в ГУЛАГе, по его мнению, находилось 25–30 млн. чел."//https://medium.com/marx-ch/о-численности-репрессированных-в-20-50-е-гг-xx-в-3641a881eb7a

Я и сам помню такого рода сенсации в конце 1980-х.

Так что когда приписывают АИС самые забористые оценки цифр репрессий, явно не знают фактуры.

Другая история связана с оценкой АИС общего числа жертв Советского режима: 66 млн плюс 44 млн погибших в войне. Но это не его цифры, а профессора Курганова, видного НТСовца (а Солженицын был связан с НТС, что показали многие авторы - от Н. Яковлева до А. Островского):
http://www.aif.ru/society/history/delo_professora_kurganova_kto_pridumal_110_millionov_zhertv_stalina
Курганов эти цифры опубликовал еще в 1964 году и на них мало кто обратил внимание по причине их абсурдности и неряшливости.
Но и в СССР до конца 1989 вряд ли многие знали о таких подсчетах выпускника физмата РГУ.

Что касается историй о страшных пытках, то ими полны и страшилки про гестапо и прочие подобные места. Между тем возникают, что называется, обоснованные сомнения, что в каждом райотделе практиковались ужОсы. Вон в современной истории вскоре после переименования милиции в полицию прогремела история с засовыванием бутылки из-под шампанского в задний проход какому-то алкашу в Казанском ОВД "Дальний", отчего он скончался: https://lenta.ru/articles/2012/03/13/dalny/
Причем в этом ОВД забавы с бутылками, видимо, практиковались на довольно постоянной основе...
Так что наверняка крайние формы насилия возникали и в НКВД, и в гестапо, а вот были ли они повсеместны - никто исследования не проводил. Ну и невозможно назвать исследованием опрос 300 или 1000 человек, часть которых рассказала что-то ужасающее.
(Впрочем, аналогично по гестапо: ее провозгласили преступной организацией на Нюрнбергском процессе, хотя это не означает, что любой сотрудник виновен в конкретных преступлениях - их надо доказывать отдельно, о чем и было написано в приговоре.)

Поэтому я выражаю сомнения, что АИС с его трудно читаемыми книжками и надуманными цифрами является важной фигурой в общем антисоветском тренде, "титаном антисоветизма". Да и сам этот тренд - история, просто в силу того, что нет явления, против которого он направлен.

Пора успокоиться и посмотреть на самого АИС как на историческую фигуру - упорного, хоть и не запредельно даровитого писателя, который иногда чего-то там ляпал на политические темы. И даже получил Нобелевскую премию по литературе, что в целом неплохо, потому что дает повод перечислить русскоязычных писателей, удостоенных ее: Бунин, Пастернак, Шолохов, Солженицын, Бродский, Алексиевич.
Вон у бедных китайцев только Гао Синьцзянь и Мо Янь - 2000 и 2012 годов.

Tags: Солженицын, Таганрог, антикоммунизм, история, история СССР, художественная литература
Subscribe

  • «Про Бедствия от Коллайдеров через Призму Юмора»

    Здравствуйте В ближайшие годы ожидается апгрейд существующих и открытие новых коллайдеров. Коллайдер в Церне, небезызвестный Большой Адронный…

  • Об общественной (бес)полезности

    Самой, самой проблемной зоной в ТТС является понятие общественной необходимости. Дело в том, что по определению стоимость товара — это…

  • Журнал "Прорыв" про Китай

    (Случайно попал на прошлогоднюю статью, избранные фрагменты для соо. Автор А. Редин - член редакции журнала "Прорыв".) В кач-ве эпиграфа от меня,…

Buy for 10 tokens
Товарищи! Вы, вероятно, обратили внимание на бурное обсуждение столь насущной в 2021 г. темы сталинских репрессий. Которых не было. Или были. В общем, щаз разберемся. В яростном догфайте сцепились изворотливые талмудисты, мясные балаевцы, евреи-коммунисты и даже юрист - (фейковый) некрофил.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments

  • «Про Бедствия от Коллайдеров через Призму Юмора»

    Здравствуйте В ближайшие годы ожидается апгрейд существующих и открытие новых коллайдеров. Коллайдер в Церне, небезызвестный Большой Адронный…

  • Об общественной (бес)полезности

    Самой, самой проблемной зоной в ТТС является понятие общественной необходимости. Дело в том, что по определению стоимость товара — это…

  • Журнал "Прорыв" про Китай

    (Случайно попал на прошлогоднюю статью, избранные фрагменты для соо. Автор А. Редин - член редакции журнала "Прорыв".) В кач-ве эпиграфа от меня,…