romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Categories:

Убийства по характеристике отдела кадров (репрессии 1937-38 гг.)

Ржавый бункер — твоя свобода,
Заколочена дверь крестом.
Полну яму врагов народа
Я укрою сухим листом.
"Гражданская оборона"



Тов. Ниполин тиснул текст о невиновности тов. Сталина за масштабы репрессий 1937-38 гг.: https://new-rabochy.livejournal.com/289022.html

Мол, Хрущев с Эйхе просили увеличения лимитов. Как-то странно: лимиты были определены по ВМН в 79000, а расстреляли по приказу 00447 - 436 000 человек (https://novayagazeta.ru/articles/2017/08/07/73361-kulatskaya-operatsiya).

Явно не только эти двое запросили.

Немецкий историк Марк Юнге некогда сделал таблицу по лимитам и их выполнению: http://old.memo.ru/history/document/order_0047_table.pdf

Заинтересовавшись, кто такой Юнге, я наткнулся на интервью с ним 2009 года, фрагменты из которого привожу здесь:

"М.Ю.: Этот международный проект мы начали 10 лет назад. В нём участвовали историки и архивисты из России, Украины, Германии. Для нас было важно включить и архивных работников, и академических учёных, чтобы ревность между ними исчезла и в итоге получилась хорошая совместная работа.
Работа велась в Барнауле, Киеве, Донецке, Перми и Твери. Во всех этих регионах осуществлялся единый проект, выстроенный по одной концепции, он касался массовых репрессий. Мы выбрали те регионы, где материалы были переданы из архивов ФСБ в Госхран. В этих архивах мы обнаружили и новые материалы. Мы занимались следственными делами осуждённых, осуществлёнными «тройкой» (согласно приказу номер 447), и хотели восстановить механизм осуждения. В России мы работали со следственными делами и материалами карателей – восстанавливали, как они проводили эту операцию. К счастью, у нас был полный доступ к документам на Украине...
Мы начали проект в 1998 г. – тогда с доступом к материалам было не так строго...

В Германии ведь тоже существуют стереотипы о России – о том, что здесь творилось чёрти что, что был произвол… Есть даже страх перед Россией. Важно, чтобы и наши люди знали, что происходило во время большого террора здесь. Этим нужно заниматься, сравнивать наш опыт. Многие немцы до сих пор считают, что репрессии в России были направлены только против элиты. У нас знают только о показательных процессах против видных деятелей…, но ведь это не так – множество дел было заведено против представителей простого народа.
- Кстати, о школьных курсах. Вам не кажется, что изучение опыта сталинизма может негативно сказаться на отношении подрастающего поколения к своей стране? Нет ли противоречия между идеей патриотизма и изучением сложного прошлого?
- Только с помощью истории я могу укрепить свой взгляд на настоящее. Смысл работы историка в том, чтобы жить сегодня с открытыми глазами. Позитивной или не позитивной историей я занимаюсь – это не вопрос. В Германии тоже раздаются голоса: почему опять национал-социализм? сколько можно заниматься этой грязью? Но я считаю, что можно и нужно заниматься как этим, так и тем – и ужасами, и тем, как развивалась страна.
Я очень не люблю слово «патриотизм». Можно любить свой регион, свою страну, но нужно всегда быть очень осторожным. Свою задачу я вижу в том, что я всегда проверяю, что делает государство.
В России нужно развивать культуру общественных дискуссий. Медленно, но должна развиться потребность в публичном диалоге, желание разобраться. Не должно возникать одного голоса, который решает всё.
В нашем проекте, например, оказалось, что сельские советы – на самом низшем уровне управления советским государством – были заинтересованы устранять из колхозов конкретных людей: этот пьянствует, тот нехорошо работает, другой перечит, кто-то был бывшим кулаком или священником… Были и идеологические причины, но были и настоящие, человеческие – несимпатичность того или иного человека. Председатели колхозов тоже принимали участие в решениях. И это не было вопросом плана. Например, я нашёл документы о том, что работник НКВД поехал в некую деревню, говорил с сельским советом, они собирались и находили людей, которые плохо работали, которые были им не нужны, и в силу групповой борьбы, конечно, тоже. Они не выполняли квоты, а находили «ненужных людей».
«Репрессии ради выполнения квоты» – это клише. По нашему опыту работы, случайно, произвольно выбранных людей было очень мало, их абсолютное меньшинство (у нас не было задачи по систематической статистической работе по подсчёту таких дел, но уверенно могу сказать, что общая картина была другой).
Дело в том, что с помощью клише можно освободить общество от вины. Когда я говорю, что НКВД выполнял квоты, произвольно выбирая своих жертв, тогда я не вижу, кто и что стояло за решением, кто принимал в этом участие, что существовали и действительно заинтересованные группы… Если говорить о произволе, вакханалии, эксцессе – происходит отстранение вины от общества, общество продолжает жить с сознанием, что были палачи и были жертвы. Такое разделение мне не нравится, всё гораздо сложнее. Например, в качестве жертв выбирались люди, которые не были лояльны. И здесь проблема в том, что понимание лояльности постоянно снижалось. Если я, например, вам противоречу – это уже означало мою нелояльность. За это человека могли расстрелять. Здесь дело не в выполнении квот, а в снижении границ оценки лояльности."//интервью М. Юнге полностью здесь: https://urokiistorii.ru/article/569

Кого интересуют книги из серии "История сталинизма" - там много по репрессиям в том числе, заходите сюда: http://test8.dlibrary.org/ru/indexes/types/11
Tags: история СССР, репрессии
Subscribe

promo new_rabochy 10:55, thursday 106
Buy for 10 tokens
Покой нам только снится deminded в очередной раз копнул Маркса https://deminded.livejournal.com/208004.html "Страдание по стоимости" Конкретно - "трудовую теорию стоимости". Хороший пас - эти страдания показали, в чем дело, что сейчас не так. Отчего им приходится снова и снова ворошить ветхие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments