romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Category:

Суперэтатизм в СССР и марксизм как чуждая ему идеология (репост)

Часто используют древнюю дихотомию "капитализм-социализм".
И толкуют: если одного нет, стало быть, перед нами второе.
Но это очень примитивный взгляд. Кроме того, нет ясности насчет господствующего способа производства.
В 1996 г. Александр Тарасов предложил концепцию суперэтатизма, в которой он убрал понятие правящего класса. Этим его концепция строя СССР отличается от концепции Юрия Семенова - <b>неополитаризма - там советская бюрократия толкуется именно как класс</b>.

Тарасов пишет:
"Оставаясь в рамках марксистской МЕТОДОЛОГИИ, представляется несложным доказать, что советское общество не было социалистическим (коммунистическим). При этом я, естественно, игнорирую сталинистское разделение коммунизма на две ступени – социализм и коммунизм, – как изобретенное специально для объяснения того, почему строй СССР не соответствовал представлениям основоположников научного коммунизма о социализме. Конъюнктурность и заданность этого «изобретения» сталинской науки очевидны. Следовательно, надо вернуться к марксовому пониманию, а именно, что социализм и коммунизм суть синонимы.
Итак, мы знаем основные характеристики социалистического (коммунистического) общества:
это бесклассовый безгосударственный нетоварный строй прямой демократии (демократии участия),
преодолевший эксплуатацию и отчуждение,
основанный на общественной собственности на средства производства и порожденный социалистическим (коммунистическим) способом производства.
Очевидно, что «реальный социализм» этим ОСНОВНЫМ характеристикам социализма не соответствовал.
При «реальном социализме» мы имели
а) государство (которое даже расширило свои полномочия по сравнению с капитализмом – вместо того, чтобы «отмереть»);
б) товарно-денежные отношения, которые неизбежно, по Энгельсу, должны были порождать капитализм;
в) институты буржуазной представительной демократии (к тому же суженной, по сути, до олигархии);
г) эксплуатацию и отчуждение, по интенсивности и тотальности не уступавшие эксплуатации и отчуждению в капиталистических странах;
д) государственную (а не общественную) собственность на средства производства;
е) общественные классы;
и наконец
ё) тот же, что и при капитализме, способ производства – крупнотоварное машинное производство или, иначе говоря, индустриальный способ производства...
«Реальный социализм» не был и капитализмом:
отсутствовал рыночный механизм (даже со времен «либермановской» реформы возникли лишь некоторые элементы рыночной экономики, но не собственно рынок, в частности, полностью отсутствовал рынок капиталов, без которого рыночный механизм в принципе неработоспособен);

государство не выступало как частный собственник и совокупный капиталист (как это должно быть при госкапитализме), то есть в качестве одного (пусть главного) из субъектов экономики, а поглотило экономику и пыталось поглотить общество, то есть государство, скорее, выступало как совокупный феодал по отношению к своим гражданам, не имея в то же время возможности выступать в таком же качестве по отношению к иным средствам производства (ввиду отсутствия частной собственности и других «феодалов»); полностью отсутствовала конкуренция и т.д.
Я полагаю, что в СССР (и других странах «реального социализма») мы имели дело с особым общественно-экономическим строем – СУПЕРЭТАТИЗМОМ, строем, парным капитализму в рамках одного способа производства – индустриального способа производства.
В марксистской традиции строй именуется по наиболее прогрессивному собственнику («рабовладельческий строй», а не «рабский» – от рабовладельца; «феодализм» – от феодала, а не от крепостного крестьянина; «капитализм» – от капиталиста, а не от рабочего)...
В чем причина возникновения такой сложной конструкции..?
...общественно-экономический строй формируется двумя основными признаками: СПОСОБОМ ПРОИЗВОДСТВА и СОБСТВЕННОСТЬЮ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА. Достаточно изменения одного из этих признаков – и изменится строй...
В истории человечества уже был случай, когда в рамках одного способа производства существовали два парных общественно-экономических строя: это период античности, когда существовало
классическое рабовладение (на Западе)
и то, что Маркс называл «азиатским способом производства» (на Востоке).

В советский период дважды в общественных науках (в 20-е – 30-е гг. и в 60-е гг.) возникали бурные дискуссии об «азиатском способе производства», которые закачивались ничем (поскольку были погашены указаниями сверху). Сам Маркс, как известно, решил к концу жизни пересмотреть свои взгляды на «азиатский способ производства», заподозрив, что никакого отдельного «азиатского» способа производства не было. Смерть не дала завершить ему эту работу. Между тем, Маркс был прав в своем подозрении. Сегодня мы обладаем достаточным количеством эмпирических данных для того, чтобы определять и «азиатский» и «античный» способы производства как один способ производства: крупнотоварное немашинное (домашинное) производство. Разница между Западом и Востоком заключалась лишь в форме собственности: классическое рабовладение на Западе предполагало частную собственность на средства производства, в то время как на Востоке существовала государственная собственность на средства производства (иногда она выступала в завуалированной форме: в форме «сакральной» собственности, когда средства производства формально принадлежали даже не государству, а богу или богам, или в форме «царской» собственности на средства производства – при этом царь (верховый жрец) не был частным собственником, а лишь менеджером, распорядителем «царской» («сакральной») собственности).
Говоря иначе, то, что Маркс определял как «азиатский способ производства», надо бы называть ЭТАТИЗМОМ (ЭТАТИЗМОМ-I, в отличие от этатизма-II, суперэтатизма).
...
Итак, при суперэтатизме собственником становится государство, а все граждане превращаются в наемных работников на службе государства. Государство, таким образом, превращается в эксплуататора, присваивает себе прибавочный продукт. При суперэтатизме ликвидируются антагонистические классы, а классовые различия вытесняются в сферу надстройки.
Общество оказывается состоящим их трех основных классов:
класса рабочих,
класса крестьян
и класса наемных работников умственного труда, который при ближайшем рассмотрении оказывается состоящим из двух крупных подклассов: управленческого аппарата, чиновничества, во-первых, и интеллигенции, во-вторых. Складывается своеобразная СОЦИАЛЬНАЯ ОДНОРОДНОСТЬ общества...
...
Социальные институты суперэтатизма, на которые любят указывать в качестве «важнейших достижений» сторонники «реального социализма» – бесплатное образование, здравоохранение, системы детского дошкольного и внешкольного образования и воспитания, рекреационные системы, дешевые жилье и общественный транспорт – собственно, не являются «достоинствами» суперэтатизма. Они порождены специфическими отношениями между государством и наемными работниками, напоминающими отношения между феодалом и его крестьянами: поскольку рынок рабочей силы был ограничен наличным количеством граждан и внешнего рынка рабочей силы не было, то, естественно, государство – работодатель и собственник средств производства – вынуждено было взять на себя заботу о здоровье, образовании и условиях жизни своих работников, так как это непосредственно сказывалось на производстве и, в первую очередь, на производстве прибавочного продукта, на доходах государства.
Высокий уровень прибавочной стоимости достигался при суперэтатизме за счет чрезвычайно низкой заработной платы, но, в то же время, часть получаемых государством сверхприбылей перераспределялась затем через государственные структуры в пользу наемных работников в форме социальных программ, а также путем искусственного занижения цен на внутреннем рынке на продукты и товары первой необходимости, жилье и общественный транспорт. Государство таким образом, во-первых, понуждало граждан направлять часть своих доходов в выгодном для государства как собственника средств производства и работодателя направлении (например, на образование и санитарно-гигиенические цели), а во-вторых, могло контролировать получение необходимого минимума услуг и прав (образование, например) всеми гражданами без дискриминации, с одной стороны, и без самодискриминации (сознательного уклонения) – с другой.
Таким образом, при суперэтатизме наемный работник получал не обязательно хорошего качества, но гарантированно и даже в обязательном порядке то, что при капитализме он должен был покупать на рынке товаров и услуг как раз за ту часть зарплаты, которая (приблизительно, конечно) ему при суперэтатизме не оплачивалась.
Говоря иначе, и капитализм, и суперэтатизм не имели в этой сфере явных преимуществ, а лишь по-разному расставляли приоритеты:
ДОСТУПНОСТЬ и ГАРАНТИРОВАННОСТЬ при суперэтатизме (с потерей качества и разнообразия) – и КАЧЕСТВО и РАЗНООБРАЗИЕ при капитализме (с потерей доступности и гарантированности). Нетрудно заметить, что вся разница объясняется прагматической причиной: наличием при капитализме внешнего для собственника средств производства по сути неограниченного рынка рабочей силы – и отсутствием такого рынка для собственника средств производства при суперэтатизме.
...
Во всех известных нам странах суперэтатизм решал и решил те же вопросы общественного и экономического развития, что и капитализм, а именно:
а) ликвидация институтов феодализма и
б) индустриализация.
В этом смысле суперэтатистские революции были равнозначны революциям буржуазным – с той лишь разницей, что если в буржуазных революциях буржуазия оставалась гегемоном, используя часто пролетариат и крестьянство как массовую движущую силу революции, то в суперэтатистских революциях пролетариат (и/или крестьянство – в Китае, во Вьетнаме, на Кубе и т.д.) превращался из массовой движущей силы в гегемона, уничтожив, наряду с классом феодалов, и буржуазию.
Особенностью суперэтатизма явилось то, что он как строй не имел собственной идеологии и был вынужден пользоваться чужой – и даже чуждой себе – идеологией марксизма. Это естественно. Класс буржуазии сформировал в основном свою идеологию еще при феодализме – и осуществлял буржуазные революции уже под флагом этой идеологии. Государство – не класс, государство – всего лишь машина, существующая во всех классовых обществах, некому и незачем было создавать обожествляющую машину идеологию.
Кстати, отсутствие собственной, адекватной идеологии – одна из причин краха суперэтатизма в СССР и других странах советского блока"//https://scepsis.net/library/id_102.html

Текст Тарасова я прочитал году в 2009. Для меня он был во многом китайской грамотой тогда.
Я лишь понял, что СССР был неидеален - я и сам так считал с 1987 примерно, когда мне исполнилось 14, но обоснование Тарасова мне не казалось лучше концепций Михаила Восленского и Юрия Семенова. Была еще концепция деформированного рабочего государства Троцкого. Ее ленинистский характер от меня ускользал, потому что иные версии марксизма, кроме большевистской ("большевицкой", наверное, правильно), ленинско-сталинской, мне были попросту неизвестны. Поэтому я затруднился с выбором собственного понимания.

Понадобилось несколько лет споров и чтения марксистской литературы, чтобы я стал придерживаться чего-то подобного идеям Тарасова. Недавно я перечитал его текст, и он показался мне убедительней построений Семенова.
(Взято отсюда: https://romdorn.livejournal.com/140826.html)
Сейчас, возможно, нагрянут политически грамотные ленинисты, которые скажут, что гос-ва, не представляющего некий один класс, не бывает. Вот, мол, гос-во есть диктатура одного класса, а правительство - всего лишь комитет по его делишкам.
Ну так вот хотелось бы подтверждения этой нехитрой мысли именно от МиЭ, а не Ильича. Чур, про комитет по делам буржуазии не писать, - я уже в домике!))
Tags: история СССР, марксизм
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo new_rabochy 13:01, Среда 271
Buy for 10 tokens
Синяя Ворона разродилась обстоятельным постом о том, что в СССР и прочем соцлагере был "социализм осажденной крепости": Читая ее довольно складные рассуждения, я задался лишь одним вопросом: а зачем нужен такой социализм? Словно предвидя такую возможность, Ворона обратилась к…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 135 comments
Так вся фишка марксизма как раз и была в том, что революция должна была произойти на проклятом западе - там уже всё готово, производительность такая высокая, что буржуазия должна упасть, как спелое яблоко.
То есть капитализм разовьёт производительные силы, а пролетарии придут на всё готовое.
В России же всё пошло вкривь и вкось, не по теории.
Коммунисты стали развивать в РФ эти самые силы, как могли, ну и в итоге всё накрылось медным тазом.

Recent Posts from This Community