romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Category:

Кто там называл неавторитариев "фуфлыжниками"? Барселона дает по рогам

Я, в общем, помню, кто называл: наш общий друг Водокачкин.
Мол, анархисты и прочие левые небольшевистского толка ничего не смогли, они фуфлыжники и т.п.
Судя по всему, это неисторичная точка зрения, продиктованная личной неприязнью к некоторому типу личности, а также баранской упертостью (по гороскопу Водокачкин - Овен). С ним наверняка бы не согласился историк социалистических движений Александр Шубин.
А недавно тов. Павлюченко рекомендовал мне книгу Энтони Бивора о Гражданской войне в Испании 1936 - 1939.
Читая книгу, я узнал много нового, поскольку до сих пор мои познания о ней оставляли желать лучшего.
В частности, открытием для меня стало сопротивление анархистов военно-фашистскому мятежу в Барселоне в июле 1936 года.
История показывает, что никакой уникальной невдалостью неавторитарные социалистические движения не отличаются, дело, скорее, в конкретных обстоятельствах и личностях во главе масс (известно, например, как грузинские меньшевики запросто подавили большевиков в самой Грузии и в Абхазии, а также о роли армян в советизации Грузии).
Барселонские анархисты оказались едва ли не самыми решительными и организованными в деле сопротивления мятежу Франко и Кейпо де Льяно.
Итак:


"План мятежников, руководимых прилетевшим с Балеарских островов генералом Годедом, предусматривал предварительный вывод из Барселоны верных правительству частей и ввод войск мятежников. Но мятеж в Барселоне, который должен был начаться 20 июля, был подавлен рабочими, заранее получившими оружие. Когда части мятежников генерала Годеда вошли в город, они встретили организованное сопротивление и после 14-часового боя принуждены были сдаться, вожак мятежа был схвачен и расстрелян. Разгром мятежников в Барселоне означал их разгром во всей Каталонии.
В Барселоне в подавлении мятежа участвовали и крестьяне, которые наступали на город вместе с рабочими. Еще 18 июля, то есть до событий в Мадриде, каталонское правительство начало раздавать оружие рабочим. Здесь еще до Мадрида начала образовываться рабочая милиция и рабочие комитеты. Барселона первая подавила мятеж.
В Каталонии, самой промышленной области Испании, было сосредоточено около трети испанского пролетариата. Это единственная область страны, в которой городское население превышает деревенское. Ее столица, Барселона является самым крупным городом Испании и по числу населения (1200000 человек) превосходит Мадрид (1 000 000 человек)"//http://militera.lib.ru/h/shtal/05.html

В советских традициях автор не стал заморачиваться, кто там вел эти рабочие комитеты.

Переходим к подробному описанию Бивора:

"Левым не удалось сохранить за собой Сарагосу, столицу Арагона, что стало большой катастрофой, особенно для анархистов... В Сарагосе было примерно 30 тысяч членов НКТ, но их руководители настаивали, что действовать надо через гражданского губернатора, хотя тот отказывал им в оружии. На рассвете 19 июля войска полковника Монастерио вышли на улицы, и практически безоружные рабочие были зверски перебиты.
В Барселоне все происходило совершенно по-другому, хотя военные заговорщики считали город верной добычей. У националистов, полагавшихся на офицеров Испанского военного союза (UME) – правых, врагов Каталонии, – было 12 тысяч войск, выведя которые из казарм они взяли бы под контроль центр города. После установления контроля над Майоркой сюда должен был прилететь и взять на себя роль командующего генерал Годед. Однако заговорщики не учли решительности рабочих организаций и не предвидели сопротивления штурмовой и, что еще удивительнее, Гражданской гвардии.
Вечером 18 июля Компанис, президент каталонского Женералитата, отказался раздать оружие активистам НКТ, хотя уже знал о событиях в Марокко и в Севилье и имел документальные доказательства плана восстания в Барселоне. Каталонская полиция арестовывала вооруженных анархистов, но после гневных протестов регионального комитета НКТ их пришлось отпустить. (выше мы видели у российского автора - мол, каталонское правительство раздало оружие, ага, держи карман шире! - Ромдорн)
Анархисты, отлично знавшие, что их ждет в случае захвата города армией, решили не доверять свою судьбу политикам. В ту ночь местный комитет обороны НКТ приступил к полномасштабным приготовлениям к войне. Были захвачены отдельные арсеналы (в двух случаях – при активном содействии сочувствующих из NCO), поступило оружие с четырех судов в гавани. Подверглась штурму даже ржавая тюремная баржа «Уругвай» для захвата оружия надзирателей.
Профсоюз докеров, входивший в ВСТ, знал о грузе динамита в порту, и после его захвата докеры всю ночь мастерили ручные гранаты. Были опустошены все оружейные лавки города. Реквизировались автомобили и грузовики, рабочие-металлисты навешивали на них стальные щиты, кабины грузовиков обкладывались мешками с песком. Машины обозначались крупными белыми буквами на крыше и бортах. Подавляющее большинство, судя по этим инициалам (НКТ-ФАИ), принадлежало анархистам, хотя попадались и обозначения ПОУМ и ОСПК. Встречались также буквы UHP (Объединение братьев-пролетариев – так назывался альянс рабочих во время Астурийского восстания)...

Компанис, понимая, что он пока лишний, пошел гулять на бульвар Рамбла, надвинув на глаза шляпу, чтобы остаться неузнанным. На улицах было людно и шумно, из громкоговорителей на деревьях неслась музыка, прерываемая объявлениями. В излюбленном месте сбора анархистов, кафе «La Tranquilidad», толкались члены НКТ: одни выходили, другие торопились внутрь, чтобы послушать последние известия или доложить о том, как происходит раздача оружия рабочим. Члены регионального комитета, такие как Буэнавентура Дуррути, Хуан Гарсиа Оливер и Диего Абад де Сантильян, поддерживали, несмотря на решение Компаниса, тесную связь с Женералитатом. Несколько бойцов штурмовой гвардии вопреки инструкциям Женералитата раздавали винтовки из своего арсенала представителям НКТ.
Перед самым рассветом 19 июля офицеры раздали солдатам в казармах Педральбес ром и объявили о приказе из Мадрида раздавить восстание анархистов. Фалангисты и прочие боевики в пестрых одеяниях присоединились к военной колонне, двинувшейся по Диагонали, одной из главных артерий Барселоны[159]. Почти сразу по всему городу взревели фабричные сирены.
Отряды, атакованные на марше, возвели баррикады из подручных средств и оборонялись, но их укрепления таранили тяжелыми грузовиками водители-самоубийцы. В солдат метали с крыш самодельные бомбы, в них стреляли снайперы. Почти все, кто не мог принять участия в боях, возводили на их пути к центру города заграждения из уличной брусчатки, которые при правильной постройке могли выдерживать обстрел легкой артиллерии: рабочие помнили урок уличных боев «Трагической недели» 1909 года.

К 2 часам дня, когда стало очевидно, что армии не выстоять против таких решительных атакующих, полковник Эскобар поддержал рабочих силами своей Гражданской гвардии: колонна из 800 гвардейцев прошла вверх по Виа Лаетана к комиссии общественного порядка, на балконе которой ждал Компанис. На Рамбла толпа приветствовала конный эскадрон поднятыми сжатыми кулаками и радостным ревом. Впервые рабочие Барселоны приветствовали это военизированное формирование, хотя инстинктивно и подозревали гражданскую гвардию в ненадежности. Меткие гвардейцы оказали бесценную помощь в атаках на «Колумб» и «Ритц»; телефонную станцию анархисты отбили сами.
Поворотное событие произошло на авениде Икария, где импровизированные баррикады из тюков с газетным шрифтом остановили кавалерию и 1-й полк горной артиллерии, шедшие на выручку к осажденным в центре мятежникам. В какой-то момент небольшая группа рабочих и бойцов штурмовой гвардии кинулась на два мятежных расчета 75-миллиметровых орудий. Подняв винтовки над головами в знак того, что это не нападение, они набросились на удивленных солдат. Задыхаясь, они стали пылко доказывать, почему солдатам, обманутым своими офицерами, не следует стрелять в своих братьев. Развернутые в другую сторону орудия открыли огонь по мятежникам. После этого начался переход солдат на сторону рабочих и штурмовиков.
Залп захваченной артиллерии под командованием рабочего-докера привел к капитуляции генерала Годеда и «капитании». Многие республиканцы хотели пристрелить этого видного заговорщика на месте, но его спасла коммунистка Каридад Меркадер, мать убийцы Троцкого. Годеда отвели к Компанису, и тот уговорил его выступить по радио с призывом прекратить кровопролитие. «Говорит генерал Годед, – сказал он. – Я обращаюсь к испанскому народу. Волею судьбы я пленник. Говорю это для того, чтобы все, продолжающиеся сражаться, больше не считали себя обязанными мне»[160]. Его слова очень помогли левым силам в других частях Испании, особенно в Мадриде, где их передали по громкоговорителям мятежникам, оборонявшим казармы Монтанья. Но согласие выступить не спасло генерала. В августе трибунал офицеров-республиканцев приговорил его к смертной казни за мятеж"//https://e-libra.ru/read/471579-grazhdanskaya-voyna-v-ispanii-1936-1939.html

Фотографии Барселоны времен Гражданской войны можно увидеть здесь: https://giper.livejournal.com/187857.html
и здесь (тут и другие регионы): https://photochronograph.ru/2012/10/09/grazhdanskaya-vojna-v-ispanii/
Tags: анархизм, анархо-коммунизм, гражданская война в Испании, история ХХ века, фашизм
Subscribe

promo new_rabochy 10:55, Четверг 106
Buy for 10 tokens
Покой нам только снится deminded в очередной раз копнул Маркса https://deminded.livejournal.com/208004.html "Страдание по стоимости" Конкретно - "трудовую теорию стоимости". Хороший пас - эти страдания показали, в чем дело, что сейчас не так. Отчего им приходится снова и снова ворошить ветхие…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments