romdorn (romdorn) wrote in new_rabochy,
romdorn
romdorn
new_rabochy

Category:

Диктатура пролетариата как неудачный концепт

Недавно у тов. Зогина зашла дискуссия о формациях: https://zogin.livejournal.com/100241.html. Я там высказал давно созревшее у меня мнение, что «диктатура пролетариата» — концепция неудачная, не подтвердившаяся исторической практикой. Тем более дико выглядит, когда различные сталинисты репрессии конца 1930-х относят к осуществлению диктатуры пролетариата.

Зогин на это сказал: «марксизм развалится. Слишком много в нём завязано как минимум на ведущую роль пролетариата в грядущих революционных событиях».

Я не согласился, высказав мнение, что главное достижение марксистской теории — исторический материализм. А он никуда не денется, даже если признать предположение о грядущей диктатуре пролетариата не подтвердившимся.

Но в самом деле: недостаточно высказать свои мнения без обращения как к теоретическим построениям Маркса-Энгельса-Ленина, так и к исторической практике. Вот и рассмотрим по порядку. Сегодня размещаю письмо первое. Будет еще не менее двух.



Письмо первое

Теория диктатуры пролетариата (цитаты с комментариями)

Начнем со статьи в Энциклопедии марксизма, составленной современными сетевыми марксистами:

«Диктатура пролетариата — научное определение сущности государственной власти пролетариата и всей политической системы, устанавливаемой в результате ликвидации капиталистического строя и разрушения буржуазной государственной машины. Диктатура пролетариата необходима рабочему классу на весь период революционного превращения капитализма в социализм (переходный период от капитализма к социализму).

Ленин называл идею диктатуры пролетариата главной в марксизме в вопросе о государстве. Завоевание диктатуры пролетариата составляет основное содержание социалистической революции, является необходимым условием её победы. Революционная диктатура пролетариата есть государство переходного периода от капитализма к социализму, функции которого состоят в использовании власти пролетариатом для подавления сопротивления эксплуататоров внутри страны, закрепления победы революции, обороны от агрессивных действий международной реакции. Однако диктатура пролетариата означает не только насилие и главным образом не насилие. Её основная функция — творческая, созидательная. Она используется для отрыва от буржуазии и сплочения вокруг пролетариата широких масс трудящихся с целью вовлечения их в социалистическое строительство. Основу диктатуры пролетариата и её высший принцип составляет союз рабочего класса и крестьянства при руководящей роли рабочего класса. Поэтому диктатура пролетариата есть высший тип демократии — реальной демократии для трудящихся, которая ставит своей целью как можно более широкое привлечение масс к управлению государственными и общественными делами.

Главной руководящей и направляющей силой в системе диктатуры пролетариата является передовой отряд рабочего класса — партия коммунистов. В систему диктатуры пролетариата входят различные массовые организации трудящихся: органы народного представительства, профсоюзы, кооперация, молодёжные союзы и другие объединения, которые служат основными связующими звеньями между партией и трудящимися массами.

Формы диктатуры пролетариата могут быть разнообразны, ибо они зависят от конкретных условий. Понятие «диктатура» здесь характеризует лишь сущность, но не форму государства и не его политический режим — в той же мере, в какой всякое буржуазное государство есть диктатура буржуазии, независимо от его формы и политического режима, даже если это парламентарная демократия»//http://www.esperanto.mv.ru/wiki/Марксизм/ДиктатураПролетариата

Как видим, в этом определении идеи Маркса и Ленина перемешаны, а в самой диктатуре пролетариата (далее — ДП) подчеркнуто творческое начало строящих социализм масс, которые повсеместно привлечены к государственному управлению.

Это не вся статья — там еще дальше про всеобщее вооружение народа и т. п. высказывания Ленина.

Теперь смотрим Маркса и Энгельса. Кстати, когда отмечали 200-летие Маркса — 5 мая 2018 года, телеканал «Культура» ближе к ночи запустил 40-минутную, помнится, программу на эту тему. Он пригласил каких-то абсолютно посторонних теме людей. Скажем, не было (или было очень мало — не помню) Бузгалина, который частенько участвовал в круглых столах на «Культуре», зато был писатель Виктор Ерофеев (прославившийся статьей о маркизе де Саде и защитивший диссертацию по литературе французского экзистенциализма). Апофеозом было, когда один крендель (доктор наук и все такое) заявил, что ДП — идея Ленина, а не Маркса!

А мы все же посмотрим: вдруг бородатый Карла писал что-то по этому поводу.))

Впервые Маркс упоминает ДП в «Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г.»:

«...пролетариат всё более объединяется вокруг революционного социализма, вокруг коммунизма, который сама буржуазия окрестила именем Бланки. Этот социализм есть объявление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая переходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений.

Рамки нашего изложения не позволяют нам подробнее остановиться на этом вопросе»//http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Klass/klass-03.html

Как говорится: «на самом интересном месте»)). В этой работе Маркс постоянно оперирует понятием «диктатуры буржуазии», а конкретным проявлением ее в 1850 году называет ликвидацию всеобщего избирательного права во Франции. Его суждение насчет того, что пролетариат все более объединяется вокруг коммунизма, носит более или менее рекламный характер — потому что сам Маркс является видным приверженцем коммунизма, ненаучный — потому что он не приводит никаких статистических данных, позволяющих убедиться в том, что и в самом деле рабочие «выбирают коммунизм».

Собственную точку зрения он разъясняет в письме Вейдемейеру в марте 1852 г.:

«Как мало еще созрело буржуазное общество в Соединенных Штатах для того, чтобы сделать очевидной и понятной происходящую в нем классовую борьбу, тому блестящее доказательство дает Ч. Г. Кэри* (из Филадельфии), единственный значительный североамериканский экономист. Он нападает на Рикардо, на этого наиболее классического представителя (выразителя)** интересов буржуазии и наиболее стоического противника пролетариата, как на человека, произведения которого, как он говорит, являются настоящим арсеналом для анархистов, социалистов, для всех врагов буржуазного строя. Не только его, но и Мальтуса, Милля, Сэя, Торренса, Уэйкфилда, Мак-Куллоха, Сениора, Уотли, Р. Джонса и др., - словом, самых авторитетных экономистов Европы, - он упрекает, что своим доказательством того, что экономические основы существования различных классов порождают неизбежный и постоянно растущий антагонизм между ними, они разрывают общество на части и подготавливают гражданскую войну. Он старается их опровергнуть, но не так, как это делает глупый Гейнцен, который существование классов связывает с наличием политических привилегий и монополий. Кэри хочет показать, что экономические условия - рента (земельная собственность), прибыль (капитал) и заработная плата (наемный труд) - представляют собой условия ассоциации и гармонии, а отнюдь не борьбы и антагонизма. В действительности же он доказывает лишь то, что «незрелые» общественные отношения в Соединенных Штатах расцениваются им как «нормальные отношения».

Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты - экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов».//http://revarchiv.narod.ru/marxeng/tom28/marx_weidemeier7.html

Таким образом, Маркс уверен, что отсутствие классовой борьбы в США по европейскому типу является свидетельством простой незрелости общественных отношений там. Однако, как мы знаем 166 лет спустя, США так и не созрели в марксовом смысле)). Это означает, что теория ДП (как финального проявления классовой борьбы) не носит всеобщего и необходимого характера. Допустим, что это первый эмпирический факт, подтверждающий мою точку зрения. Будут и другие.

Однако здесь же Маркс говорит еще о своем вкладе в теорию исторического материализма: существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства. По данному вопросу не могу с ним не согласиться и считаю это положение по-прежнему актуальным.

Два же других его суждения, которые он именует доказательствами:

классовая борьба необходимо ведет к диктатуре пролетариата,

эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов — я бы назвал только гипотезами, в настоящее время не подтвержденными исторической практикой.

Кстати, заметим, что Маркс не употребляет слово «антагонистические» в отношении уничтоженных классов. То есть ДП должна привести к обществу вообще без классов — в котором все будут по чуть-чуть работать и в сельском хозяйстве, и на производстве, и в интеллектуальной сфере, причем в разном качестве — только тогда они перестанут занимать специфическое место в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают.

Вот как об этом пишет Маркс в другом месте:

«С освобождением труда все станут рабочими, и производительный труд перестанет быть принадлежностью известного класса»// http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Civwar/civwar-03.html

Но до этого нужна ДП. Однако ДП, говорят, была у Парижской коммуны, которая вроде как сломала старую госмашину. Выходит, в Коммуне не было правительства. Стоящего НАД обществом? Там было «творчество масс», которым и является ДП, согласно всем этим уточнениям и оговоркам?

Энгельс, более тяготевший к эмпирике, так излагал историю Парижской Коммуны, которую Маркс как раз ставил в пример слома старой госмашины:

«...в Коммуне заседали почти исключительно рабочие или признанные представители рабочих, и постановления её отличались решительно пролетарским характером. Либо эти постановления декретировали такие реформы, от которых республиканская буржуазия отказалась только из подлой трусости и которые составляют необходимую основу для свободной деятельности рабочего класса... Либо Коммуна издавала постановления, прямо лежащие в интересах рабочего класса, которые отчасти глубоко врывались в старый общественный порядок... В последнее время социал-демократический филистер опять начинает испытывать спасительный страх при словах: диктатура пролетариата. Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата//http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/Civwar/civwar-00.html#c0

Энгельс явно чувствует, что преувеличил насчет исключительно заседающих рабочих, поэтому говорит далее: мол, смелые реформы декретировали (правда, добавим от себя, не обеспечив ничем их исполнение), а таже в интересах рабочего класса издавали постановления (ну поверим Энгельсу, что в осажденном городе это много значит в течение двух месяцев).

Разберем Парижскую Коммуну с точки зрения: много ли там было рабочих? Среди наиболее известных называют Варлена и Франкеля — но первый был переплетчиком, а второй — ювелиром. Они никак не подходят на роль фабричного пролетариата, о котором Энгельс еще в «Положении рабочего класса в Англии» писал:

«История рабочего класса в Англии начинается со второй половины XVIII века, с изобретения паровой машины и машин для обработки хлопка» - а переплетчики и ювелиры были задолго до изобретения этих паровых машин.

Далее он еще пишет:

«...фабричные рабочие — эти первенцы промышленной революции — с самого начала и до настоящего времени являлись ядром рабочего движения и что остальные рабочие примыкали к движению в той мере, в какой их ремесло захватывалось промышленным переворотом»//http://www.agitclub.ru/front/eng/prolet02.htm

Это очень важное замечание Энгельса и оно четко коррелирует со следующим положением Ленина:

«русский рабочий — единственный и естественный представитель всего трудящегося и эксплуатируемого населения России.

Естественный — потому, что эксплуатация трудящегося в России повсюду является по сущности своей капиталистической, если опустить вымирающие остатки крепостнического хозяйства; но только эксплуатация массы производителей мелка, раздроблена, неразвита, тогда как эксплуатация фабрично-заводского пролетариата крупна, обобществлена и концентрирована. В первом случае — эксплуатация эта еще опутана средневековыми формами, разными политическими, юридическими и бытовыми привесками, уловками и ухищрениями, которые мешают трудящемуся и его идеологу видеть сущность тех порядков, которые давят на трудящегося, видеть, где и как возможен выход из них. Напротив, в последнем случае эксплуатация уже совершенно развита и выступает в своем чистом виде без всяких запутывающих дело частностей... Это положение фабрично-заводского рабочего в общей системе капиталистических отношений делает его единственным борцом за освобождение рабочего класса, потому что только высшая стадия развития капитализма, крупная машинная индустрия, создает материальные условия и социальные силы, необходимые для этой борьбы. Во всех остальных местах, при низших формах развития капитализма, нет этих материальных условий: производство раздроблено на тысячи мельчайших хозяйств (не перестающих быть раздробленными хозяйствами при самых уравнительных формах общинного землевладения), эксплуатируемый большею частью владеет еще крошечным хозяйством и таким образом привязывается к той самой буржуазной системе, против которой должен вести борьбу: это задерживает и затрудняет развитие тех социальных сил, которые способны ниспровергнуть капитализм. Раздробленная, единичная, мелкая эксплуатация привязывает трудящихся к месту, разобщает их, не дает им возможности уразуметь своей классовой солидарности, не дает возможности объединиться, поняв, что причина угнетения — не та или другая личность, — а вся хозяйственная система. Напротив, крупный капитализм неизбежно разрывает всякую связь рабочего со старым обществом, с определенным местом и определенным эксплуататором, объединяет его, заставляет мыслить и ставит в условия, дающие возможность начать организованную борьбу"// http://leninism.su/works/35-tom-1/65-druzja-naroda-3.html

Я не устаю приводить эту цитату, но у меня такое ощущение, что она так и остается неосвоенной большинством сетевых марксистов.

Возвращаясь к составу руководителей Коммуны (в ее составе было 86 человек), надо отметить, что ни Варлен, ни Франкель, ни даже автор «Интернационала» Эжен Потье не относились к тому рабочему классу, о котором пишет Ленин. Это были рабочие ДО промышленного переворота. В этой связи мы можем смело отбросить мнение Энгельса насчет почти исключительно рабочих во главе Коммуны — да и его оговорки свидетельствуют о сомнениях.

Правда, там был еще литейщик Эмиль Виктор Дюваль — но работал ли он в небольшой кузнице или на крупной фабрике, мне установить не удалось((.

Ранее Маркс писал в «18 брюмера Луи Бонапарта»:

«Всякий общий интерес немедленно отрывался от общества, противопоставлялся ему как высший, всеобщий интерес, вырывался из сферы самодеятельности членов общества и делался предметом правительственной деятельности, — начиная or моста, школьного здания и коммунального имущества какой-нибудь сельской общины и кончая железными дорогами, национальным имуществом и государственными университетами Франции. Наконец, парламентарная республика оказалась в своей борьбе против революции вынужденной усилить, вместе с мерами репрессии, средства и централизацию правительственной власти. Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать её»//http://www.esperanto.mv.ru/Marksismo/18br/18br-07.html

Большинство читающих явно привлекает слово «сломать», а я бы обратил больше внимания на вот это: «общий интерес ...вырывался из сферы самодеятельности членов общества и делался предметом правительственной деятельности». Главное тут — слова «самодеятельность членов общества», противопоставленные «правительственной деятельности».

Когда будем разбирать «Государство и революцию» Ленина, вспомним это место у Маркса, который, конечно, несколько выдает желаемое за действительное: ведь в Коммуне возникла идея создать Комитет общественного спасения — то есть то самое правительство, которое, по мысли Маркса, есть только у буржуа, а тут, мол, сплошная самодеятельность членов общества.

Непоследовательность в действиях Коммуны по отношению к пролетариату отмечал Кропоткин:

«Когда в 1871 году Парижская Коммуна решила платить членам своего Совета по пятнадцати франков (около пяти рублей) в день, тогда как рабочие, дравшиеся на укреплениях, получали всего тридцать су (около пятидесяти копеек), это решение приветствовали как высшее проявление демократического равенства. В действительности же Коммуна только подтвердила старое неравенство между чиновником и солдатом, между управляющим и управляемым. Со стороны какого-нибудь парламента такая мера могла бы показаться очень прекрасною, но для Коммуны это было изменой своему революционному принципу, а следовательно, осуждением его. Не наемную плату, на которую, между прочим, и прожить было невозможно даже рабочей семье, должна была платить Коммуна тем рабочим, которые сражались за нее. Она должна была счесть своим первым, святым долгом обеспечить существование своих борцов и их семей....

Рабочие потому именно и становятся революционерами, что всякие привилегии их возмущают.

Но если они возмущают нас в современном обществе, то как же сможем мы терпеть их в обществе, которое начнет свое существование с провозглашения равенства?"//https://ru.m.wikisource.org/wiki/Хлеб_и_воля_(Кропоткин)/Глава_13._Наемный_труд_в_коллективистском_обществе

В дальнейшем Маркс писал о ДП в «Критике Готской программы» - но еще более кратко, чем в 1850 году:

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».

Tags: Октябрьская революция, диктатура пролетариата, история, история СССР, марксизм, революция
Subscribe

promo new_rabochy 18:39, yesterday 23
Buy for 10 tokens
https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/203431/pub_5d49c1a8a1b4f100afac7e57_5d49c2708600e100aca55430/scale_1200 Дана критика выводов некоторых претендентов в идеологи либерализма в современной России о главных политических итогах и последствиях прошедших «выборов» в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments