May 7th, 2020

Absolute Office

Как это правильно делать - сочинять теории заговора

Вот пишут, что некто миллиардер Босов из русского списка Форбса застрелился.
Но, правда, долгов больше, чем "активов".
По такой схеме любой может стать миллиардером - зайти в банк и попросить миллиард в долг сегодня, всем предъявить выписку со счёта сегодня и потребовать занесения в список Форбс, а завтра вернуть деньги (или не вернуть).
Но это ерунда.
Этот самый Босов угнал в Америку 165 миллионов долларов (ну, так было заявлено) и основал фирму по продаже марихуаны - в 2018 году.
Называется "Genius Fund Group" и всё очень красиво, вертикально интегрировано.
Для прикрытия набрали несколько лоховатых американцев, а смотрящим был поставлен не кто иной, как сын проворовавшегося министра Абызова - Дэнни Абызов (министр не спалился тогда ещё - дело было в 2018 году).
Вот ссылочка на "команду" - https://web.archive.org/web/20180821132251/https://www.geniusfund.com/#team
Внезапно, в конце марта 2020 года, Босов сказал - все пошли вон, и выгнал американцев на мороз.
По законам штата Калифорнии так делать нельзя, надо предупреждать за два месяца (или выдать зарплату за два месяца вперёд и выгнать).
Некто Фрэнк Рачиоппи-младший, работавший генеральным директором, (вот его профиль - https://www.linkedin.com/in/francisracioppijr/ ) и крутой, как варёное яйцо, понёсся в суд требовать зарплату за 80 дней примерно - это составило 1,350,000$.
( Надо сказать, что в Калифорнии суды очень любят нагибать проклятых капиталистов в пользу трудящихся.
Я даже участвовал в таком нагибании в своё время ).
Правда, когда он понял, что никаких денег от Босова он в Америке не получит, это не западный капиталист-лох, он решил действовать по-другому.
Прилетел в Москву, пришёл к Босову в дом, и замочил его.
Потом аккуратно закрыл дверь изнутри и улетел в Америку, никто его не заметил, комар носа не подточит.
Вот таких парней воспитывают в Special Operations Command в американской армии - сравните с позорной операцией по отравлению Скрипалей.
Buy for 10 tokens
Определение выше вполне устраивает, но Ленинское ИМХО точнее: Государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим. (с) Вдумайтесь в это. Машина. Т.е совокупность механизмов. Кто-то возможно думает, что раз это машина, то достаточно взять на себя её…

Годный современный анализ

Война как социальный институт выполняет несколько функций: отбраковка нежизнеспособных сообществ, перераспределение активов, сжигание пассионарности, инициация работы «социальных лифтов», «первичное упрощение» управления и так далее. Может быть, правильнее сказать в прошедшем времени – когда-то война эти функции выполняла.

С банкротства переоцененных интернет-компаний (пузырь доткомов), с падения «башен-близнецов» 11 сентября того же 2001 года диагностируется общий кризис глобального миропорядка. В 2008-м этот кризис обрел экономическую составляющую, в 2013–2014 годах – военную, поскольку «политика санкций» является формой экономической блокады, то есть инструментом «войны Афины».

Третья мировая уже отгремела

Между 2008 и 2013 годами Джереми Рифкиным была сформулирована идеологема преодоления кризиса через переход к новому технологическому укладу и построение вслед за постиндустриальным трансиндустриального общества.

Общие черты этого уклада были вчерне определены осенью 2014 года:


  • производящая экономика вместо экономики потребления;

  • постглобальное устройство мира;

  • безлюдные производства и господство искусственного интеллекта в промышленности;

  • аддитивные технологии;

  • замкнутые производственные циклы, эффективное природопользование вместо охраны природы;

  • новые форматы управления – семантическое, онтологическое и т. д.;

  • цифровая экономика, то есть тотальный контроль государственных структур за любыми транзакциями.

Collapse )

"Мы красного фронта отряд боевой"

Как все хорошо помнят, МВФ ещё вначале этого года отмечал предшествующий обычно экономическому кризису высокий рост неравенства. Однако последовавший затем внезапный коронавирусный кризис отправляет показатели неравенства и бедности брать ещё значительно большие высоты. Таким образом, ключевой вопрос сейчас: во что это выльется по всему миру? Проблема заключается в том, что всемирная интеллигенция, полностью подтверждая диагноз, поставленный Лениным, - что она не мозг, а дер..мо, вместо того чтобы представить человечеству путь перехода к социалистическому переустройству на основе плановой экономики, наоборот, всячески порочила его. Потому и имеем то, что имеем: дезориентированность и деморализацию современного общества. Способен ли будет накопленный негатив выплеснуться в нечто большее, нежели просто проявление насилия, или, в худшем случае, хаос и войны? Возможно ли вот так, на ходу, суметь вновь, как сумели когда-то наши прадеды, поднять красный флаг, призвать стать под него массы и победить? Вот вопрос вопросов!
Collapse )

Власть и либерасты

Очень интересно. До некоторых начало доходить. Кто кого?
Полностью по ссылке.
http://worldcrisis.ru/crisis/3604491?utm_source=subscr&utm_medium=mail&utm_campaign=best
https://regnum.ru/news/economy/2938015.html

Так что, как ни крути, а все эти диспуты в своей основе имеют деньги. Точнее — стремление их поделить «по справедливости». Конфликты возникают лишь из-за расхождения в трактовке смысла понятия «справедливость».

В этой драке либералы, сами того еще не поняв, оказались между двух огней. Они не стали (и никогда уже не станут) своими «там», и уже окончательно превратились в чужих «тут». Потому что сама идея либерализма изначально предназначалась в качестве инструмента противопоставления населения атакованной страны своему собственному правительству и государству. Причем не столько конкретной их форме, а как институту в целом.

Отсюда и возникает парадокс, когда против государственного института оказываются все. Даже люди вроде Никиты Михалкова, добившиеся успеха в подавляющем большинстве как раз за счет государства. Того самого, которое он же в последние годы критикует.

По мнению либералов, государства должно быть одновременно и меньше, и больше. Меньше, в смысле чтобы государственный институт не мешал «успешным людям жить». Но в то же время больше, чтобы он обеспечивал им достаточную гарантию безопасности «от всяких разных там».

Раньше в либеральной среде было принято считать естественным деньги «зарабатывать» «тут», а «жить» при этом «там». Сюда приезжая только по делам. Как это ни печально, по такой схеме до сих пор существует значительная часть российской политической и экономической элиты. В том числе внешне рядящиеся под принципиальных государственников. Совершенно спокойно совмещая государственность с постоянным проживанием своих семей и своих (что еще важнее) детей и их обучением за рубежом.


Так что люди, всё перечисленное в либералах критикующие, по-своему правы. Кризис системы действительно сопряжен с кризисом либерализма уже на уровне идеи. Но при этом упускается, что, говоря как неправильно, желают того критики или нет, они должны тут же четко показывать — неправильно по сравнению с чем, с какой альтернативой? Государство неправильно собирает деньги и неверно их расходует? Хорошо, допустим. А правильно это как конкретно?
...
У либералов «это государство» тоже не их. Слишком централизованное и чрезвычайно много вмешивается в их успешную жизнь. Жить в не своем государстве глупо. Тут можно только работать, а жить — там. Что многие и делают. Еще большее количество — хотят так делать, но не могут себе позволить реализовать мечту «отсюда надо валить».

У имперцев-государственников государство также не их. В нём слишком много либералов в правительстве, откровенных популистов разной окрашенности в депутатском корпусе и олигархов разного калибра на всех этажах экономической пирамиды страны.

Впрочем, народ вообще от государства хочет больше плюшек и меньше требований.

Вот так и получается ничейная страна, что нынешний системный экономический кризис и обнажил со всей неприглядностью. А эпидемия лишь отчетливо подчеркнула.

Всё это не потому, что государство хорошее, а народ негодный, или наоборот. Проблема в кризисе системообразующей идеи, вакуум которой деградация либерализма вызывала. Все вокруг знают, как не надо, но никто не может внятно изложить — чем заменить и как это сделать исходя из текущих реалий и ресурсов. Многие любят рассуждать о революции, но не в состоянии объяснить, где для нее взять необходимое количество самодисциплины. У населения ее не хватает даже для простейшего карантина в условиях эпидемии.

Марксисты и государство

Одним из слабых мест советской версии марксизма являлась недооценка значения государства, как самостоятельного субъекта. Ленин цитировал в "Государстве и революции" Энгельса, утверждавшего - "государство возникло из потребности держать в узде противоположность классов; так как оно в то же время возникло в самых столкновениях этих классов, то оно по общему правилу является государством самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса". В такой трактовке бюрократии фактически отказывается в самостоятельной роли в историческом процессе, её объявляют лишь неким обслуживающим персоналом закулисных кукловодов. Воспринимающие действительность через призму такой теории нынешние интернет марксисты раз за разом повторяют банальности о том, что тот или иной правитель, якобы лишь служит интересам буржуазии как таковой.

Проблема в том, что сами классики марксизма вовсе не были так уж категоричны в суждениях и всякий раз, когда начинали заниматься конкретным политологическим анализом, а не общетеоретическими рассуждениями, рисовали куда более сложную картину. Маркс в своём "Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта" указывает, что "исполнительная власть с её громадной бюрократической и военной организацией, с её многосложной и искусственной государственной машиной, с этим войском чиновников в полмиллиона человек рядом с армией ещё в полмиллиона, этот ужасный организм-паразит, обвивающий точно сетью всё тело французского общества и затыкающий все его поры, возник в эпоху абсолютной монархии, <...> Первая французская революция, поставившая себе задачу уничтожить все местные, территориальные, городские и провинциальные особые власти, чтобы создать гражданское единство нации, должна была развить далее то, что было начато абсолютной монархией, — централизацию, но вместе с тем она расширила объём, атрибуты и число пособников правительственной власти. Наполеон завершил эту государственную машину. Легитимная монархия и Июльская монархия не прибавили ничего нового, кроме большего разделения труда, увеличивавшегося по мере того, как разделение труда внутри буржуазного общества создавало новые группы интересов, следовательно — новые объекты государственного управления. Всякий общий интерес немедленно отрывался от общества, противопоставлялся ему как высший, всеобщий интерес, вырывался из сферы самодеятельности членов общества и делался предметом правительственной деятельности, — начиная от моста, школьного здания и коммунального имущества какой-нибудь сельской общины и кончая железными дорогами, национальным имуществом и государственными университетами Франции. Наконец, парламентарная республика оказалась в своей борьбе против революции вынужденной усилить, вместе с мерами репрессии, средства и централизацию правительственной власти. Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать её. Партии, которые, сменяя друг друга, боролись за господство, рассматривали захват этого огромного государственного здания, как главную добычу при своей победе. <...> при втором Бонапарте государство как будто стало вполне самостоятельным."
Итак, Маркс признаёт по меньшей мере автономию государственного аппарата, его стремление к саморасширению и захвату контроля над всеми сферами жизни общества, а также тенденцию к его укреплению с каждой новой революцией.
Collapse )