May 1st, 2020

К празднику 1 мая: Когда же появится солидарность наемных работников?

Авторитетнейший ветеран "демократической журналистики" (со времён "Перестройки") Александр Минкин вчера опубликовал в "Московском комсомольце" небольшую заметку-реплику под названием "В России власть слышит и боится только восставших"

В ней Минкин пишет следующее (привожу в сокращении): 

"О бедственном положении рабочих на Чаяндинском месторождении стало известно, только когда они взбунтовались. Тысячная толпа пришла к зданию администрации и начала орать матом о своих правах. ...тысячная толпа, готовая к драке. Рабочие сами назвали своё поведение не митингом и пр., а по-русски — "бунт". ...Только бунт сделал известной гробовую ситуацию. Но ведь рабочие жаловались всюду...

А про Шиес — про вопиющий мусорный конфликт разве мы знали? Только когда там начался бунт, прямые физические столкновения местных жителей с подрядчиками и охранниками. А ведь сперва жители жаловались в прокуратуру, в суды, во все инстанции...

Тысячи случаев грубейших нарушений закона, тысячи случаев преступлений против природы, экологии, против жизни людей стали известны только потому, что граждане, отчаявшись, начинали бунт. ...

Общее у всех этих бунтов одно. К бунтовщикам не присоединяется общество. Работяги Чаянды ни слова не сказали в защиту Шиеса, а Шиес промолчит сейчас. Тишь да гладь в нашей стране обеспечивает отсутствие солидарности. ...

Бойтесь равнодушных. И мы по очереди становимся равнодушными".

Формально на поверхности оно вроде бы всё так и есть. Но почему так, а не иначе?

Если говорить о наёмных рабочих и наёмных работниках вообще, то каждый из них вступает в отношения с капиталом индивидуально и пребывает в отношениях с капиталом индивидуально — как индивид, а не как представитель общественного класса и даже не как представитель части класса.

А вот капитал вступает и пребывает в отношениях с наёмным трудом — с каждым наёмным работником — именно как общественный класс

Это обеспечивается, прежде всего, государством как всеобщей формой организации капиталистов в господствующий класс, а также множеством политических и экономических организаций преимущественно крупной и средней буржуазии, личными униями конкретных предпринимателей и/или руководителей организаций (капиталистических предприятий) с той или иной властью федерального, регионального и местного уровней.

Организацией и осуществлением отношений наёмных работников с капиталом не в качестве индивидов, но как представителей конкретной части общественного класса и, тем более, как представителей класса в целом в условиях буржуазного общества могут заниматься только конкретные классовые организации наёмных работников в форме профсоюзов и/или политических партий наёмных работников.

Collapse )
Buy for 10 tokens
Определение выше вполне устраивает, но Ленинское ИМХО точнее: Государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим. (с) Вдумайтесь в это. Машина. Т.е совокупность механизмов. Кто-то возможно думает, что раз это машина, то достаточно взять на себя её…

О неравенстве (итоговое)

(Первый из постов этого цикла — здесь.) В качестве итога я хотел бы попробовать сформулировать следующую мысль: что, кажется, по Марксу именно неравенство, а точнее, растущая при капитализме пропасть имущественной поляризации /вверху — ничтожная горстка, а другие падают вниз/ — толкает людей на борьбу! («…Накопление (массовой! — прим.) нищеты, соответственное накоплению капитала…») «Богатые становятся еще богаче. В итоге растут антикапиталистические настроения», — так формулирует это Рэй Далио. С тем следует понимать, что, как подметил ещё Иоанн Златоуст: «Не бывает один богат без того, чтобы другой при этом не был беден». Самая значительная в мировом масштабе война начала XXI века — так называемая «Война с терроризмом» явилась именно реакцией на нашедшие особым образом выражение «антикапиталистические настроения».
Collapse )
Absolute Office

Как некоторые товарищи видят процесс

Некоторые товарищи предлагают организовать производительные отношения следующим образом, грубо говоря.
Пусть у нас в деревне есть несколько кузнецов, и они все примерно одинаковые - делают в день по гвоздю, обменивают гвоздь на каравай хлеба и не пропадают с голода.
Все довольны.
Но в один прекрасный день один из кузнецов по имени Сергей Брин, начитавшись умных книг и потратив массу своих выходных дней на эксперименты, придумал, как ускорить процесс производства гвоздей и стал за день делать десять гвоздей.
В нормальном мире он бы быстро разбогател, другие кузнецы разорились бы, а наш добрый Брин завалил бы жителей дешёвыми гвоздями по цене десять гвоздей за каравай.
Но нам предлагают другой вариант.
Председатель сельсовета и секретарь парткома подваливают к Сергею и объясняют ему конкретно:
- Ты, Серёга, откуда вообще про гвозди узнал? От общества, из книг? Поэтому ты будешь сдавать нам, как представителям общества, девять гвоздей, а себе будешь оставлять, как все, один гвоздь - это и равенство и справедливость.
А мы уже лучше знаем, куда пристроить девять гвоздей - партийным и советским активистам премии ну и много всего.
И если ты не согласен, то мы справедливо всё твоё заведение национализируем, поставим своего человечка, а тебя выведем в расход как врага трудового народа.
герб

Майские тезисы. Часть 1. Два уклона против рабочих.

Вчера антисоветчики, как всегда страдали о своём мелкобуржазном герое, 30 апреля 1945 закончившем в бункере храбро бороться с международным финансовым капиталом (называемом им "евреями и банкирами"). Эх, какой был любитель баварского пива! Всякие там коричневые диктаторы вроде Корнилова и Франко, о которых стало модно вздыхать в среде антисоветчиков, и в подметки ему не годились. Наломал он дров почище другого героя, Мартина Химейера. Оно и понятно почему: у того был лишь один бульдозер, а у этого целый Вермахт. Но не помогли ни союз с нацпромышленниками, ни возрождение спустя тысячу лет франкской империи (то есть новое объединение Запада), ни даже традиции суровых викингов-ариев.

И всё-таки, ситуация эта 75-летней давности с непервомайским героем весьма поучительна для современных левых. Тут и про силу. И про мелкобуржуйские хотелки. И про диктаторов с тысячелетними империями и традиционализмом (дети, кухня, церковь). И про борьбу с финкапом в союзе с нацпромышленниками. Вот ведь в книге "майн кампф" наш герой, подобно тов.Опияту, рассматривает рабочих как баранов. Каждому стаду нужен пастух, которого он назвал "фюрером". Так почему же, противостоя социал-демократам, диктатор не задумался дать своим овцам БОД? Collapse )