March 12th, 2020

Парламентский демарш

По поводу "второго чтения" и всего что с ним связано в средствах массовой информации доминирует одна точка зрения: "так и было задумано", а официальные СМИ и блоггеры на зарплате при этом добавляют: "ничего не понял, но со всем согласен". Как говорил Станиславский: "Не верю!" Почему? Потому что прочитал и законопроект, внесенный АПшечкой (полностью), и поправки от Думы (по-диагонали, там 270 листов). И картина вырисовывается не слишком красивая, но очень интересная. Что-то подсказывает мне, что лет через 30-50 на этой теме даже несколько диссертаций будет защищено, и пару книжек напишут. Но, обо всем по порядку.

Если прочитать первую версию законопроекта, которая и была подана в Думу от имени президента, то вывод о том, что гарант собрался на покой напрашивается сам собой. Действительно, вводится Госсовет, возрастной ценз для губернаторов, политическая система в целом консервируется. И, самое главное, предполагалась "генеральная уборка", то есть всем(!) госслужащим запрещалось иметь за границей:

-Недвижимость;
-Счета;
-Несовершеннолетних детей;
-Гражданство или вид на жительство.

То есть, скорее всего, какой-то план о "прополке поляны" существовал. А вот когда все конфликты интересов всех(!) госслужащих были бы устранены, вертикаль была бы капитально "прополота" как грядка, потом в квадратно-гнездовом порядке были бы посажены "правильные" люди, вот тогда сами-знаете-кто и удалился бы в имение (или в Госсовет или в Совет Федерации) и мог бы спокойно все решать, но ни за что не отвечать (отсюда разглагольствования на центральных каналах про новую конституцию, как "политическое завещание"). Но, как всегда внезапно, план столкнулся с реальностью в виде Государственной Думы.

Теперь, по пунктам, что замутили слуги нароода, числом 450:
1. Затянули переход от первого чтения ко второму.
2. Накатали почти 300 страниц поправок (рекомендованных и к принятию, и к отклонению), которые даже толком никто не читал.
3. Выхолостили все статьи посвященные имуществу, гражданству и недвижимости за кордоном.
4. И, барабанная дробь, "контрабандой" протащили в Конституцию не только упрощенную процедуру импичмента, но и право парламента СНЯТЬ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ с бывшего президента.

То есть, Дума не только сорвала предстоящую "чистку", но и под шумок хапнула себе практически полный контроль над президентом причем на только действующим но и бывшим. А дальше, действуя по принципу "сгорел сарай - гори и хата" раскатали красивый план АП в блин, то есть сорвали не только "чистку", но и "уход". Для этого, по принципу "бабушка старая, ей все равно", была назначена "торпеда", которая и выскочила со "своей" поправкой об "обнулении". А так как во втором чтении поправки принимаются по принципу "все или ничего", а времени на соласование не осталось, то все и прошло "на ура", единогласно. Даже пенсионная реформа сложнее проходила. Скорее всего, у ЕР сработал инстинкт самосохранения, ребята не захотели терять места в Думе, и тем более - "сливаться" с Народным Фронтом.

Со стороны все происходящее напоминает 19-й съезд КПСС, когда решительно встал вопрос "либо Сталин уничтожит Партию - либо Партия Сталина". В итоге победила Партия, а чем все кончилось - мы знаем.
promo new_rabochy 00:51, saturday 52
Buy for 10 tokens
Товарищи! Вы, вероятно, обратили внимание на бурное обсуждение столь насущной в 2021 г. темы сталинских репрессий. Которых не было. Или были. В общем, щаз разберемся. В яростном догфайте сцепились изворотливые талмудисты, мясные балаевцы, евреи-коммунисты и даже юрист - (фейковый) некрофил.…

Принуждение к труду

Львы на отдыхе. Никаких проблем, когда живот набит под завязку и климатические условия благоприятны
Львы на отдыхе. Никаких проблем, когда живот набит под завязку и климатические условия благоприятны

Человек — высокоорганизованное животное, находящееся на вершине пищевой пирамиды. В дикой природе ему подобен лев — царь зверей.  Львы «трудятся» лишь, когда испытывают голод. После того, как они его удовлетворили, их «трудовые затраты» сводятся к минимальным. Им ничего не угрожает, особенно, если природные условия благоприятны для их существования. Организацию прайда обеспечивают выработанные тысячелетиями правила формирования и функционирования сообщества, подкрепленные физиологией, закрепленной биологическими и социобиологическими законами.

Будучи «социальным животным» человек не может развиваться вне общества — прямохождение, развитие речи и способность к ручному труду формируются исключительно в социальной среде. Свои основные потребности — в пище, защите от врагов и неблагоприятных природных условий люди могут удовлетворить только в обществе. Для этого человек создал  высокоразвитую культуру (материальную и духовную), как свою главную адаптацию к окружающей его биосоциальной среде. К. Маркс полагал, что труд «...вечное естественное условие человеческой жизни, и потому он не зависим от какой бы то ни было формы этой жизни, а, напротив, одинаково общ всем ее общественным формам». Но вместе с тем труд — это целесообразная деятельность конкретного человека, в процессе которой он активно воздействует на окружающую среду в целях обеспечения своего существования. Трудовая деятельность требует от человека значительных энергетических и интеллектуальных затрат. Эти затраты не являются «естественными» для человека, как природного существа. Они естественны только в том, что обеспечивают лично его естественные потребности. Проблема заключается в том как сделать общественный потребности естественными для каждого человека. Для  принуждения к труду человечество изобрело товарно денежные отношения между людьми. Фактически между человеком и обществом.

Collapse )

Очень доходчиво объяснена, кмк, основная ошибка Марксовой политэкономии.

Ещё раз о прибавочной стоимости
Вышло так, что в группе «КАПИТАЛ К.МАРКСА: деконструкция смыслов» у меня вновь зашел разговор о «прибавочной стоимости». Тема бесспорно сложная, поэтому, естественно, что не всем понятно мое утверждение, что реально её не существует, что это просто миф. Достаточно давно я уже написал на эту тему статью, которая так и называлась «Миф о прибавочной стоимости», однако мои оппоненты сочли её не убедительной. Меня это немного удивляет, вроде бы я там все объяснил. Может быть, не все её читали. В любом случае, я хочу объяснить проблему ещё раз. Не знаю, удастся ли это сделать, как требуется, коротко и доходчиво. Сложная задача, но попробую, хотя не уверен, что будет очень коротко.
Прежде всего, хочу поточнее определить предмет разговора. Припоминая прежние беседы на эту тему, мне кажется, что не все мои оппоненты ясно представляют, о чем я толкую. А разговор я веду исключительно о марксовой трактовке «прибавочной стоимости» и именно в том ключе, как её понимал и как о ней говорил Маркс, т.е как о части стоимости конечного продукта, созданного рабочим, но за которую капиталист ему не заплатил. Хочу подчеркнуть, разговор не о прибыли, не о доходах и расходах, и даже не о себестоимости (во всяком случае, пока), а о том, что капиталист не заплатил рабочему за определенную часть его работы. Необходимо также сказать, что рассуждения типа мало платят – это тоже ни о чем. Речь не о том много или мало, а о том весь ли труд оплачен или не весь, а точнее за весь рабочий день оплачено или только за часть?
Collapse )
Резюме. Таким образом, «прибавочной стоимости» в смысле неоплаченного труда просто не существует. Это элементарная прибыль, типа торговой наценки, т.е разница между доходами и расходами. Удалось найти покупателя, она есть, не удалось - её нет. И как мы видим, эксплуатация тут ни при чем.

Кто развалил СССР

Давайте вспомним, с чего все началось. Не с того, что быдло с радостью присягнуло на верность подполковнику КГБ и питерскому криминальному воротиле средней руки. Нет, гораздо раньше. В 1989 г. СССР вступил в острую фазу системного кризиса. На следующий год произошло «плановое» повышение цен на потребительские товары «по просьбам трудящихся», павловская денежная реформа, крах экономических преобразований. Начался политический развал Союза. Все это происходило на фоне снижения мировых нефтяных цен, но на самом деле это обстоятельство оказало минимальное влияние на советскую экономику. Экспорт углеводородов давал порядка 3% национального дохода. Это я имею в виду тот экспорт, что велся за деньги, потому что нефть, которая шла в страны СЭВ формально продавалась за рубли, пусть и экспортные, а фактически обменивалась на товары с добавленной стоимостью и возвращалась обратно.

Антисоветчики любят вопить, что СССР убили США, договорившиеся с саудитами сбросить нефтяные цены, что, якобы фатально подкосило силы совка. Однако почему-то начало падения цен на углеводороды совпало с бурным, но кратковременным ростом экономических показателей в Союзе. В 1985 г. на апрельском пленуме ЦК КПСС Миша Горбачев торжественно провозгласил курс на ускорение. Суть политики ускорения заключалась в импортозамещении и накачке экономики деньгами. Мол, давайте, будем делать сами те станки и сложные машины, которые мы закупаем за границей, тратя драгоценную валюту, приток которой снизился, и будет нам счастье. Ничего не напоминает?

Что касается валютных поступлений, то они, действительно снизились, но не рухнули во второй половине 80-х, потому что в то время начались массированные поставки советского газа на европейский рынок по уже построенным трубопроводам и это компенсировало снижение выручки от продажи нефти. Почему не сработало горбачевское ускорение? Потому что экономика нуждалась в структурных реформах, а ей просто вкололи ударную порцию допинга и приказали «Беги, тварь!». Ну, она и рванула из последних сил. Уже через два года стало ясно, что бобик сдох. Начались судорожные «реформы», тупые, непродуманные, проводимые в жизнь административными методами. Через два года провалились и они, система начала агонизировать, уже никак не реагируя на управляющие сигналы.


Такова судьба всех реформ, проводящихся под лозунгом «Давайте ничего не будем менять, но сделаем так, чтоб заработало то, что есть». То, что есть, принципиально не могло работать. Если считать конечной целью экономики удовлетворение растущего потребительского спроса, то горбачевские реформы самым естественным образом привели к схлапыванию именно товарного рынка. Если раньше валютную выручку направляли на закупку товаров народного потребления, которые великий и могучий Советский Союз почему-то оказался не в состоянии производить сам, то теперь партия решила ввалить в тяжелое машиностроение 200 миллиардов рублей за пятилетку – это вдвое больше, чем за предыдущие 10 лет. И валютная выручка пошла на закупку современных зарубежных станков и технологий, на которых советские труженики должны были сделать современные станки и машины, и уже на них произвести те самые няшные потребительские товары, которые закупались за рубежом.

План был таким же логичным, насколько и тупым. Просто потому, что для увеличения потребления в будущем предлагалось пожертвовать потреблением в настоящем. В итоге два года экономика росла, а потребление падало. Ничего не напоминает? А в 1988-1989 гг. стали падать уже и чисто бумажные экономические показатели, рост сменился стагнацией, что только подтолкнуло снижение уровня жизни. Дефицит самых элементарных товаров – сигарет, бухла, сахара, масла, мяса стал нормой, повсеместно стали вводиться карточки на продукты. Так всегда случается, когда нежизнеспособную экономику накачивают деньгами вместо ее реформирования. И вот тут начались реальные проблемы. Произошло немыслимое: население начало предъявлять ПОЛИТИЧЕСКИЕ претензии власти. На окраинах чахнущей империи из ниоткуда возникли мощные сепаратистские движения под лозунгом «Хватит кормить Москву!» Ничего не напоминает?

Какие бы идиоты в Кремле не сидели, они осознавали, что протестная активность имеет экономическую подоплеку. И власть разрешила... ох, ептвашу, вот даже сегодня трудно осознать весь маразм этого решения – власть разрешила госпредприятиям (а государственными были почти все предприятия) поднять работникам зарплату за счет обналичивания оборотных средств. Дело в том, что в СССР существовала двухконтурная финансовая система. Наличные деньги обращались на товарном рынке – это была, грубо говоря, зарплата, которую выдавали людям на руки. А предприятия (юрлица) расплачивались друг с другом и платили налоги государству безналичными рублями. Система была практичной, поскольку безналичные рубли принципиально невозможно было украсть, они существовали только в виде записей в бухгалтерской отчетности.

Теперь же фактически дебил Горби разрешил предприятиям проводить эмиссию денег для повышения зарплаты работягам. Руководители предприятий охотно пошли на это, поскольку «демократизация» в стране достигла уже таких высот маразма, что директоров предприятий стали выбирать на общем собрании коллектива. Чтоб удержаться в руководящем кресле, достаточно было всем поднять зарплату за счет оборотных средств.



Что произошло? На потребительский рынок, и без того изнуренный дефицитом, хлынул девятый вал ничем не обеспеченных денег. Дефицит всего стал тотальным. Рубль обесценился. При этом у предприятий – вот, блять, удивительно-то! – возник дефицит оборотных средств. В условиях плановой экономики с директивным управлением это не проблема – Госбанк мог влить в них столько денег, сколько нужно. Правда, перемычку между наличным и безналичным финансовыми контурами надо было снова перекрыть. Но это было равносильно признанию того, что предшествующее решение являлось ошибочным. А кто же любит признавать свои ошибки? Наконец, стоит понимать, что предприятиям нужны не оборотные средства, как таковые, а сырье, расходные материалы и средства производства. Оборотный капитал обеспечивает лишь бесперебойное движение их по производственной цепочке от сырья к конечному продукту.

И тогда кремлевские идиоты решили: ресурсов для производства в стране навалом, на каждом предприятии есть мобилизационный запас сырья, запчастей и всего необходимого на случай войны, который позволит ему функционировать несколько месяцев даже в условиях полностью парализованной системы снабжения. Давайте дадим предприятиям воспользоваться этим ресурсом, а заодно даруем им то, о чем они так долго просили – хозяйственную самостоятельность, включая свободу внешней торговли.

Ну вы поняли, ога. Опять то же самое: давайте мы ничего не будем менять, пусть хозяйствующие субъекты сами все сделают, как надо – произведут продукцию, воспользовавшись мобзапасами, продадут ее за валюту, выплатят рабочим ба-а-а-альшую зарплату, а на валюту, которую госпредприятия обязаны сдавать по госрасценкам, мы купим дефицитные товары и наполним ими потребительский рынок.

Что произошло в реальности: предприятия не стали производить продукцию и продавать ее за рубеж просто потому, что советское дерьмо никто бы там не купил. Они продали... верно – те самые запасы, которые у ни были. Учитывая, что мировые цены на сырье во много раз превышали внутренние госрасценки, маржа была огромной. Но, разумеется, валютную выручку в страну ввозить никто не стал, идиотов нема. Валюта либо оставалась за границей в подконтрольных руководству предприятий общаках, либо возвращалась обратно в виде потребительских товаров, которые реализовались на стихийно возникшем «свободном рынке» (произошел расцвет кооперативного движения) или по бартеру. Таким образом предприятия лишились не только оборотных средств, но и расходных материалов. Тупо невыгодно стало поставлять жесть с меткобината на консервный завод по госрасценкам за безналичные рубли, если можно ту самую жесть в рулонах продать мистерам за СКВ. И рыбаки не стали поставлять консервному заводу рыбу, потому что раз в 20 выгоднее ее стало продавать за рубеж, даже по демпинговым ценам.

Это был уже финиш. Через несколько месяцев такой вакханалии совок умер. Поэтому, как бы не кляли Гайдара и Ко, они своими убогими реформами не развалили советскую экономику, а всего лишь зафиксировали ее крах. Да, у гайдарышей-чубайсят уже наличествовали и желание, и решимость проводить экономические реформы. Просто мозгов не было. В конце концов они решили так: мы не будем проводить реформы руками государства, а объявим рынок и создадим класс новых собственников. И вот этот-то класс собственников и сделает все, как надо. Невидимая рука рынка отсеет неэффективных собственников и расчистит дорогу эффективным.




Дальше в общих чертах вы уже сами знаете, к чему это привело – к криминальной экономике, на базисе которой возник криминально-фашистский режим имени Пуйла. На наших глазах завершается эволюционный цикл социальной системы, состоящий из трех этапов:

1989-2000 – трансформация;
2000-2013 – стабилизация и расцвет;
2013-???? – упадок и смерть
Далее смотри https://kungurov.livejournal.com/260891.html

Парадоксы эксплуатации труда в современном обществе

Х.Битструп: "Мы черпаем из одной миски"
Х.Битструп: "Мы черпаем из одной миски"

Согласно общепринятому мнению эксплуатация труда это присвоение одним человеком (или группой людей) результатов труда другого человека (группы людей) без обмена или с предоставлением взамен товаров (услуг, денег), стоимость которых меньше, чем стоимость, созданная трудом других. Предпосылкой для эксплуатации труда является возможность производить продукт не только для покрытия минимальных потребностей работника, но и некоторый излишек, который и присваивается эксплуататорами.

Основоположники марксизма считали, что самой первой и самой продолжительной в истории общественно-экономической формации — первобытно-общинного строя —  господствующим способом производства был первобытный коммунизм. На этой стадии развития общества все члены «первичных хозяйствующих ячеек» первобытной популяции охотников-собирателей находились в одинаковом отношении к средствам производства, и способ получения доли общественного продукта был единым для всех, то есть эксплуатация труда отсутствовала полностью. Именно поэтому этот этап развития человечества был назван коммунизмом, хотя и первобытным. Создатели исторического материализма исходили из того, что при первобытном коммунизме эксплуатация труда отсутствовала полностью. Однако в настоящее время этоn постулат вызывает бооольшие сомнения.

Collapse )