January 27th, 2020

  • romdorn

О рабах на галерах Истории

Интересно, почему люди живут не своей жизнью? На философском языке это называется "отчуждением".
Этим вопросом я задаюсь постоянно, стоит мне только поучаствовать в интернет-дискуссиях.
Вот, скажем, недавно Военкомуезд разместил тему про послевоенные изнасилования в Германии: https://voencomuezd.livejournal.com/1657750.html
Тему даже закинули в LJ-медиа, который рассылают всем пользователям ЖЖ. Благодаря этому набежали никогда ранее не виданные мною люди, а так как я мяукнул там про тяжелые условия жизни немецких военнопленных в СССР, то тут они и высказались...
Collapse )
Buy for 10 tokens
Только что пост о косыгинских реформах от Павел Пряников на примере "щёкинского эксперимента" Щёкинский "эксперимент" - вредительство. Аккурат перед этим на экраны страны вышел фильм "Два билета на дневной сеанс", ставший лидером проката. Сюжет: ученые-химики на лабораторном оборудовании тянули…

Марксизм в системе общественных наук

В интернет-дискуссиях вообще и в нашем сообществе в частности отношение к марксизму колеблется от некритического принятия его самой кондовой советской версии, до лютой ненависти, когда какой-нибудь антикоммунист от всякого намёка на марксизм бьётся в корчах, как бесноватый, пускает пену и изрыгает что-то нечленораздельное, напоминающее проклятия. В связи с чем решил написать о месте марксизма в системе современного научного знания.

Некоторые пеняют марксизму, что он де опирается на концепции немецкой классической философии (в особенности на Гегеля), замечают что философия не наука и поругивают диалектику. Между тем вся современная наука вышла именно из философии и речь даже не о греческих предтечах. Средневековые европейские университеты долгое время развивались под эгидой католической церкви и в них традиционно существовало четыре факультета: теологии, медицины, права и философии. Последний был подготовительным (там студенты осваивали
логику, грамматику и тому подобные предметы), но самым большим, поскольку на остальных учились его выпускники. Долгое время на философском факультете даже не присваивали докторских степеней. Тем не менее именно на нём бурлила интеллектуальная жизнь в 17-19 веках и зародились современные науки, физика и математика, экономика и социология, история и этнология все вышли из одной и той же философской шинели. Короче говоря, в связи марксизма с философией нет ничего криминального, такая связь прослеживается практически у всех наук.

Звучит критика и в адрес экономических воззрений марксистов, особенно трудовой теории стоимости, но тут Маркс лишь опирался на великих предшественников - английских политэкономов Смита и Рикардо. Современная неоклассическая экономическая теория не стесняется возводить себя к классической политэкономии, что же тут зазорного для марксизма? Попенять здесь можно не Марксу, он как раз старался использовать передовые научные достижения своего времени, а его последователям, наотрез отказавшимся воспринимать новые веяния и упорно продолжающим рассматривать экономику в категориях науки 19 века.

Та же история с французскими социальными науками на которые опирался Маркс и я не про утопический социализм, а про позаимствованную у Гизо классовую теорию. Маркс усовершенствовал её, а вот его последователи любую попытку развивать и уточнять гипотезу основоположника воспринимают как ересь. Между тем существует и немарксистская классовая теория, которая не прекращала развиваться, в её понимании класс — это совокупность людей, находящихся в одной классовой ситуации, определяемой общностью их жизненных шансов в рыночной и иных сферах жизнедеятельности общества. Такое понимание класса является многокритериальным. Так что сам по себе классовый анализ вполне научный подход, но вот определение класса и методы анализа у марксистов застряли на уровне столетней давности.

Если рассмотреть место марксизма в системе социологического знания, то его хорошо описал американский социолог Рэндалл Коллинз в своей книге "Четыре социологических традиции". Он постарался структурировать многообразие социологических концепций в рамках четырёх подходов. По сути, речь идет о национальных традициях в социологии. Марксизм, наряду с веберианством, он относит к немецкой школе конфликта использующей критические методы исследования, предполагающие оценку социального порядка с точки зрения некой нормативной теории и теории справедливости. Традиция конфликта тесно связана с историей и историческими подходами, в центре её внимания преимущественно масштабные события — революции, войны и прежде всего социальный конфликт (отсюда название).

Таким образом, марксизм можно назвать передовой для 19 века, но слегка устаревшей макросоциологической парадигмой, которая уже неприменима в классическом виде, но послужила основой ряду актуальных концепций, например мир-системному анализу. В то же время нужно понимать - всякая гипотеза это не истина в последней инстанции, она по определению нуждается в доказательствах, но при этом остаётся опровержимой, а потому принятие её априори это выход из поля науки в пространство идеологии. Тем более осторожно нужно относиться к вытекающим из этой гипотезы прогнозам будущего.