Советский Человек (karlsonmarxx) wrote in new_rabochy,
Советский Человек
karlsonmarxx
new_rabochy

Categories:

Скандинавская модель: свет и тени

Крутейший обзор скандинавской социал-демократии со ссылками на ключевые фигуры ее создателей и др. источники.

Скандинавии[1](прежде всего Швецией) стали признавать следование новаторским для того времени «средним» или «третьим» путём между капитализмом свободного рынка и социализмом централизованного планирования[2]. В свете активного развития там муниципального предпринимательства и кооперативного движения американский публицист М. Чайлдс, распропагандировавший этот термин, сделал вывод: «На севере капитализм… был видоизменён и в известном смысле контролируем, мотив прибыли во многих областях существенно обуздан или упразднён, может быть более подходящее слово подчинён… Внутренняя экономика стала служить наибольшему благу как можно бо́льшего числа людей» [15. P. xii].

Означавшая отказ от революционных преобразований ориентация на «средний путь» органично легла в ткань мировоззрения скандинавов, важнейшими чертами которого являются стремление к компромиссам, умеренности, а также дух сплоченности и гражданственности [33. PP. 49-51]. Установка на классовый мир, сотрудничество была не просто стихийно складывающейся практикой, но и консенсусной программной установкой всех политических партий. Свою роль сыграл и «менталитет малой страны» – понимание того, что все находятся «в одной лодке». К тому же узкие внутренние рынки и ориентация значительной доли производства на экспорт существенно ограничивали свободу выбора национальной политической и экономической стратегии.



«Средний путь»: цели и средства

Острейшей проблемой 30-х годов ХХ века была безработица. Закономерно, что лозунг «полной занятости», проще говоря, обещание обеспечить людей работой, оказался политически беспроигрышным и обеспечил приход выдвинувших их левых партий (социал-демократов в Швеции и Рабочей партии в Норвегии) к власти. Новые правительства стали практиковать популярные в те годы в значительном числе стран корпоративистские процедуры – прямое согласование под эгидой государства интересов «труда» и «капитала» прежде всего в лице их организаций – тред-юнионов, союзов аграриев и объединений предпринимателей. На этом фоне были развернуты антикризисная рефляционная политика посредством организации общественных работ, в том числе за счет наращивания дефицита государственного бюджета, и активная политика на рынке труда.

В Швеции немаловажную роль в формулировании экономической стратегии сыграли Э. Вигфорсс (1881-1977), подлинный творец макроэкономической политики тех лет, занимавший в 1925-1926 и 1932-1949 годах пост министра финансов[3], а также супружеская чета Альва (1902-1986) и Гуннар (1898-1987) Мюрдаль, впоследствии оба ставшие лауреатами премии Нобеля[4]. Последним виделось, что растущая урбанизация и индустриализация шведского общества сопровождаются сокращением рождаемости и старением населения, что создает угрозу не только его экономическому процветанию, но и самому существованию[5]. Г. Мюрдаль полагал, что в стареющем обществе, каковым была Швеция того времени, тенденция к накоплению сбережений будет и впредь превалировать над тенденцией к их инвестированию. Частный сектор предпочтет не вкладывать средства в особенно чувствительные к сокращению численности населения сектора (в том числе строительство жилья и инфраструктуры), в результате чего не все национальные сбережения смогут реализоваться в капиталовложения. Возникающий недостаток инвестиций может и должен быть восполнен государством[6].

Центральный пункт в предложенной четой Мюрдалей (совместно с рядом других социал-демократов) стратегии состоял в выравнивании потребления между социальными классами и доходными группами – т.е. «социализация потребления». Ставилась задача с помощью усилий государства облегчить финансовое бремя деторождения и воспитания детей для беднейших слоев населения. Задумывались меры по улучшению жилищных условий (путем предоставления государственного жилья и дотирования его найма в частном секторе), прямое распределение продуктов питания, развитие сфер здравоохранения и образования. Причем, «принимаемые радикальные меры оправдывались не тем, что они желательны perse[т.е.как таковые – В.С.]. Их обоснование покоилось на утверждении, что они существенны для защиты национальных интересов от угроз, вызываемых сокращением населения»[8. P. 59].

Впоследствии экономический дирижизм и солидарная политика стали аргументироваться тем, что времена свободных рынков прошли – все они так или иначе «организованы» как частными субъектами (в том числе профсоюзами), так и государством. «Мы столь далеки от “свободного рынка” либеральной экономической теории, как только возможно», – писал Мюрдаль [34. P. 41]. Отсюда на повестку дня вставала «гармония интересов, но не старая либералистская (liberalistic), которая как предполагается возникает из беспрепятственной работы свободных рыночных сил… Складывающаяся гармония… представляет собой “сотворённую гармонию”, созданную вмешательством и плановой координацией вмешательств. Она – противоположность естественной гармонии старых либеральных философов и теоретиков» [34. PP. 68-69]. Как видно речь шла о планировании, но под ним понималась лишь координация усилий различных государственных экономических институтов «при участии других общественных структур».

Одним из самых чувствительных аспектов реформ 30-х годов был вопрос о собственности. Идеолог шведской социал-демократии и первый вышедший из ее рядов премьер К. Я. Брантинг (1860-1925) в 1886 г. (т.е. еще задолго до своего премьерства) говорил: «Сколь подходяща частная собственность на средства производства была для маломасштабного ремесленного производства, столь же необоснованно сохранять ее, когда получает высокую степень развития достигает крупномасштабное производство». По его мнению, «в высокоразвитом крупномасштабном производстве индивидуальный предприниматель является излишним и несомненно вредным наростом» [41. P. 19].

Вигфорсс выражал уверенность в том, что развитие капитализма неизбежно ведёт к укрупнению как производственных единиц (т.е. заводов и фабрик), так и фирм, а потому особая роль индивидуального предпринимателя исчезнет. Последователи Вигфорсса рисовали картины исчезновения мелких фирм и самозанятости: в будущем экономика виделась им состоящей из «общественных предприятий без собственников»[7][22. P. 29; 41. P. 64-65].

Верные своей установке на постепенность и компромисс скандинавы в вопросе о собственности отказались от резких движений. Одним из принципов «среднего пути» вместо масштабной социализации средств производства посредством их национализации стал так называемый «функциональный социализм»[8]. Наиболее известный его современный пропагандист Г. Адлер-Карлссон (1933-) приписывает авторство этой концепции одному из со-основателей шведской социал-демократии Э. Ундену (1886-1974). Последний, будучи юристом по образованию, подчеркивал в общем-то очевидный тезис, что право собственности не является монолитным, а «расщепляется» на ряд полномочий (прав).

Отсюда шведские, а за ними и другие скандинавские социал-демократы сделали вывод о возможности достичь желаемых социально-экономических целей путем отторжения у капиталистов не всех собственнических функций сразу и целиком (как при национализации), а только их части. Подытоживая в конце 60-х годов опыт Швеции, Адлер-Карлссон резюмировал: «У нас не было тотальной социализации собственности, а вместо этого – выборочная социализация некоторых важнейших функций из всей их полноты, которую мы зовём собственностью. Мы ограничили права собственников средств производства использовать свое имущество антисоциальным путём» [5. P. 16].

«Функциональный социализм» был общей позицией многих деятелей шведской социал-демократии. Так, побывавший в 1925-1926 годах премьером Швеции Р. Сандлер (1884-1964) заявлял: «Частное предприятие также должно приучать себя к представлению, что ресурсы, которыми оно распоряжается, в действительности являются “общественными средствами”» [цит. по 41. P. 101]. «Наш интерес, – писал в 1945 г. Г. Мюрдаль, – состоит не в том, кто владеет фирмой, а в том, что она производит. Мы должны требовать большей эффективности и рационализации от тех отраслей, где заработные платы низки, занятость нестабильна, а цены высоки» [цит. по 41. P. 163]. В 50-е годы он считал, что «все частные предприятия в передовом государстве всеобщего благосостояния (каковым он считал тогдашнюю Швецию – В.С.) в существенных чертах уже контролируются обществом или становятся таковыми – без национализации формальной собственности» [34. P. 66]. Таким образом, «функциональный социализм» признавал экономически значимым фактический контроль над средствами производства, а не владение[9].

Вместо преобразований юридических отношений собственности шведы, а за ними и другие скандинавы перенесли акцент в экономическом регулировании на меры административного (регламентация, лицензирование и пр.) и косвенного (налогообложение, изменение условий кредитования и т.д.) воздействия. Когда же приходилось идти на выручку частным компаниям, то это делалось в социально-ориентированных формах. Так, после масштабного (на треть) обрушения объемов производства шведской промышленности[10]правительство почти десятилетие частично, а в отдельных отраслях случаях даже полностью компенсировало затраты компаний на оплату труда, т.е. субсидировало сохранение рабочих мест.

Более или менее окончательный вид экономическая шведская модель приобрела в 50-е годы прошлого века. Основополагающие ее принципы были сформулированы двумя экономистами Центрального объединения профсоюзов Швеции – Ё. Реном (1913-1996) и Р. Мейднером (1914-2015). Политика доходов (прямые ограничения и т.п.)[11]и корректировка государством конъюнктуры конкретных отраслей ими отвергались с порога как создающие диспропорции и препятствующие экономическому росту. Достижение полной занятости, стабильности цен, экономического роста и равенства виделось на путях сбалансированной макроэкономической политики, преимущественно косвенного налогообложения, активной политики на рыке труда и солидарной политики заработной платы[12]. Хотя не все эти предложения были в равной мере были осуществлены, два последних комплекса мер – активная политика занятости и приравнение заработной платы – стали краеугольными камнями шведской, а затем и общей скандинавской модели.

Проведение согласованной политики солидарной заработной платы, ставшей важнейшим аспектом солидарной экономической политики в целом, облегчало то, что бо́льшая часть работников была организована в профсоюзы[13]. Начало ей было положено опять-таки в 30-е годы попытками профсоюзов, сталкивавшихся с острой конкуренцией экспортно-ориентированных отраслей, координировать (с одобрения и поддержкой работодателей) динамику зарплаты. Со временем эта практика перекинулась в другие секторы. Уровни зарплаты на конкретных рабочих местах стали устанавливаться в процессе многоступенчатых переговоров (начиная с низового и кончая центральном уровнем), исходя из принципа «равная оплата за равный труд». Хотя некоторая привязка оплаты к эффективности фирмы-нанимателя сохранялась, в целом происходило ее выравнивание в соответствии с централизованно согласованным тарифом [9]. Фирмы, не способные выплачивать централизованно согласованные ставки зарплаты, разорялись, тогда как те, что могли себя позволить себе подобные платежи, выгадывали от ограничения роста заработков более производительных (и в теории могущих претендовать на более высокие заработки) работников. В итоге повышалась общая производительность труда и эффективность производства.

Результатом солидарной политики зарплаты стал и рост прибылей. В Швеции профсоюзы призывали изымать возросшие прибыли с помощью налогов, но, получив отказ, в конце 60-х годов прошлого века выступили с планом создания Фондов наёмных работников, в которые должна была бы передаваться часть (по некоторым прикидкам, до одной пятой) «излишних» прибылей[14]. Организация подобных фондов, как считали профсоюзы, ограничила бы возросшие вследствие сдерживания заработной платы прибыли, тем самым противодействуя росту концентрации капитала (а с ней и власти) и усилила влияние работников непосредственно на предприятиях [30. PP. 309-310; 31. P. 361]. Данный проект был реализован лишь в 80-е годы, да и то в урезанном виде, а в начале 90-х годов и вовсе свернут [3. С. 525]. Между тем, поскольку получаемые фондами средства шли бы на покупку акционерных участий (теоретически до 40% акций каждой отдельной компании), он мог стать значительным шагом по пути масштабной социализации собственности.

Остальные скандинавские страны следовали шведскому примеру в проведении политики солидарной зарплаты (централизованного заключения коллективных договоров), приверженности «функциональному социализму»[15]и участии рабочих в управлении. В целом их экономики остаются рыночными: с известной степенью конкуренции, свободным движением капитала, рабочей силы и товаров.

Двум бытующим трактовкам государства всеобщего благосостояния в Скандинавии – «компромиссной» и «силовой» – соответствуют две интерпретации политики солидарной зарплаты. «Компромиссная» рассматривает события сквозь призму достижения некоего согласия между профсоюзами и правящим классом, «силовая» же описывает их как результат противоборства и изменения соотношения сил. Обе опираются на аргументы и доказательства. Сторонники последней, например, указывают, что в период, когда профсоюзы были сильны (в 50-60-е годы прошлого века в Швеции и в 60-е годы в Дании и Норвегии), рост зарплаты опережал повышение производительности труда, а когда они ослабели (в 80-90-е годы) относительная динамика этих показателей стала обратной [10].

Вся статья -по ссылке ниже.

(Отправлено через 4qu.co/t) http://svom.info/entry/954-skandinavskaya-model-svet-i-teni/#4quco:CXe5UJztUv5V
Tags: Репост статьи, капитализм, пропаганда, социализм, частная собственность, экономика
Subscribe
promo new_rabochy october 17, 15:36 86
Buy for 10 tokens
Кавалер (или дама?) орденов За геополитические многоходовочки, За водружение креста над святой Софией (которая храм, а не наша) и За спасение братушек армянушек товарищ София Пикус представила нам нынче свой стратегический взгляд на неуемных и враждебных турок вкупе с хитрым планом их курощения…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments