Александр Фирсов (al_firsov) wrote in new_rabochy,
Александр Фирсов
al_firsov
new_rabochy

Category:

Виртуальная стоимость Маркса

У М.И. Туган-Барановского наткнулся на интересное рассуждение о том, что стоимость/ценность – это нематериальный фантом, положенный в основу теории Маркса.

Выкладываю отрывок из книги «Теоретические основы марксизма» 1906 года издания.


                «Существует теория ценности, признающая труд абсолютной субстанцией ценности; эта абсолютная трудовая теория ценности развита Родбертусом и Марксом.  Согласно этой теории, ценность есть не что иное, как овеществленный в товарах труд. Только труд – и ничего больше – определяет ценность товаров, так как труд есть сама субстанция ценности. «Как ценность, все товары суть не что иное, как определенная масса застывшего рабочего времени» (Маркс К., «К критике политической экономии», т. 13, стр. 16).
                Но ценность нельзя отождествлять с трудом. Труд есть основа всякого хозяйства и отнюдь не представляет собой, поэтому, исторической категории хозяйства. Ценность же, по Марксу, есть историческая категория и создается двумя моментами: 1) затратой труда для изготовления данного полезного продукта и 2) выражением этой затраты не непосредственно в общественном рабочем времени, а, окольным путем, в другом рабочем продукте, обмениваемом на первый продукт. Если этот второй, исторический, момент отсутствует, то и труд не принимает формы ценности. Социалистическое общество не нуждалось бы в ценности для определения количества труда, затраченного на производство разных продуктов.
                Ценность есть историческая форма, в которой при господстве товарного производства выражается затрата общественного труда; это есть просто свойственный товарному производству специфический способ измерять общественный труд. «Человеческая рабочая сила в жидком состоянии или человеческий труд создает ценность, но еще не есть ценность. Труд становится ценностью лишь в застывшем виде, в материальной форме» (Маркс К., «Капитал», стр. 60).
                Но для понимания теории ценности Маркса нужно знать не только то, что есть ценность, но также и то, что не есть ценность. Особенность этой теории заключается, между прочим, в том, что в ней проводится строгое различие между понятиями ценности и цены. Между тем как другие экономисты понимают под ценностью то же самое абстрактно, что является ценой, Маркс строго различает понятия ценности и цены. После появления в свет III тома «Капитала» многие усмотрели в учении о ценности этого тома противоречие с учением о ценности I тома: в III томе Маркс вполне определенно признает, что не трудовые затраты, а капиталистические издержки производства, затраты капитала регулируют товарные цены, между тем как в I томе «Капитала» автор провозглашает труд субстанцией ценности. Однако, Маркс уже и в I томе указал на то, что «средние цены не совпадают непосредственно с ценностями товаров» и что многие вещи имеют цену, не имея ценности (земля, действенный лес и т.п.). Правда Маркс в I томе не определяет ближайшим образом отношения ценности к цене.  Но уже из его общего учения о ценности было ясно, что по представлению автора «Капитала», цена товара есть нечто совершенно иное, чем простое денежное выражение трудовой ценности.
                С появлением III тома «Капитала» всякие споры по этому поводу должны были прекратиться. Учение о цене Маркса вполне совпадает, по всем существенным пунктам, с таковым же учением Рикардо, между тем как абсолютная трудовая теория ценности Маркса почти не имеет ничего общего, кроме названия, с относительной трудовой теорией ценности Рикардо. Рикардо видел в труде лишь один из многих факторов ценности, а для Маркса труд есть самая субстанция ценности.
                Понятие абсолютной трудовой ценности является краеугольным камнем экономической системы Маркса. Многие критики Маркса указывают на то, что автор «Капитала» просто постулирует, а отнюдь не доказывает свое основное экономическое положение – абсолютную трудовую ценность. Это указание справедливо, но отсутствие доказательств реальности абсолютной трудовой ценности никоим образом нельзя считать слабой стороной марксизма. Напротив, следует признать методологический прием Маркса совершенно правильным. Что, собственно, должен был доказывать Маркс? То, что товарные цены управляются трудовыми затратами? Но Маркс не только не утверждает этого, но решительно это отрицает.
                Что же касается до реальности трудовых затрат, то таковая не нуждается в доказательстве. Поэтому Маркс был совершенно прав, усматривая лучшее доказательство своего основного положения во всей совокупности своей системы, в представленном им объяснении закономерности капиталистического хозяйства. Краеугольным камнем этой системы является, как сказано, понятие абсолютной трудовой ценности; если вся система стоит прочно, значит ее основание достаточно солидно. Таким образом, названное понятие следует признать постулатом экономической науки, условием самого существования этой последней. Отказ от понятия абсолютной трудовой ценности равносилен отказу от научного объяснения капиталистического хозяйства. Так должен был рассуждать и так, действительно, рассуждал Маркс.
                Поэтому и критика учения о ценности Маркса должна заключаться не в чем ином, как в оценке научной целесообразности сконструированного Марксом понятия ценности, в определении научного значения этого понятия, как орудия исследования. Но, как я постараюсь показать, понятие абсолютной трудовой ценности содержит в себе внутреннее противоречие. Следовательно, оно совершенно не может служить каким бы то ни было целям исследования.
                Обнаружить это внутреннее противоречие не трудно. Ценность, по учению Маркса, как указано, не просто труд, но труд, овеществленный в товаре. Каким же образом труд может осуществляться в товаре? Почему труд является в товарном хозяйстве не тем, что он есть – определенной затратой человеческой рабочей силы, - но свойством трудового продукта, товара? И в каком свойстве товара выражается овеществление труда?
                Причина овеществления человеческого труда в его продукте, очевидно, заключается в том, что товарное хозяйство делает невозможным непосредственное сравнение общественного труда, затраченного на производство различных продуктов, так как общественное хозяйство при этом способе производства состоит из самостоятельных и автономных индивидуальных хозяйств, единственной связью между которыми является обмениваемый продукт, товар. Таким образом, овеществление труда выражается в товарной цене. Кроме цены, товар не обладает никаким свойством, в котором мог бы овеществляться общественный труд.
                Товарные же цены выражают собой не трудовые затраты, а затраты капитала, капиталистические издержки производства. В товарной цене овеществляется не труд, но затрата капитала. А так как труд не может овеществляться ни в чем ином, кроме товарной цены то, следовательно, труд совсем не овеществляется в товарном хозяйстве.
                Внутреннее противоречие понятия ценности у Маркса заключается, следовательно, в следующем. Ценность есть, согласно Марксу, овеществленный труд. Но, как Маркс признает, товарная цена не совпадает с трудовой затратой; в то же время труд не может овеществляться ни в чем ином, кроме цены. Следовательно, ценность не есть овеществленный труд.
                Внутреннее противоречие рассматриваемого понятия можно считать, таким образом, установленным. Это противоречие поставило Маркса перед следующей дилеммой: или товарные цены определяются ценностью, - и в таком случае ценность не может совпадать с трудовой затратой, так как цена не совпадает с трудовой затратой; или же товарные цены не определяются ценностью, - и в таком случае понятие меновой ценности теряет всякий определенный смысл , так как меновую ценность нельзя иначе мыслить, как основание цены.
                В первом случае, учение о ценности Маркса оказывается неверным; во втором случае, оно утрачивает какое бы то ни было соотношение с реальными фактами товарного обмена, оно становится бессодержательным. В обоих случаях оно оказывается непригодным в качестве орудия научного исследования. Маркс смутно понимал это, и его постоянные противоречия объясняются невозможностью найти удовлетворительный для его системы выход из этой дилеммы. Во всех трех томах «Капитала» Маркс колеблется между двумя взаимно исключающими точками зрения – между признанием и отрицанием свойства труда определять товарные цены.
                Смотря по потребностям аргументации, он становится на первую или на вторую точку зрения. В I-м томе «Капитала» он представляет дело, по большей части, таким образом, как будто бы цены непосредственно управлялись трудовыми затратами; в III-м томе, где дело идет об образовании товарных цен, он это отрицает. Таким образом, может казаться, что учение о ценности III-го тома находится в противоречии с таковым же учением I-го тома; но на самом же деле противоречие заложено глубже – в самом понятии трудовой ценности, которая не определяет товарных цен, и все же находит себе выражение в меновых отношениях товаров».
       
PS. В приведенном отрывке ясно объясняется, что марксовская стоимость (М.И.Туган-Барановский переводит марксовское Wert как «ценность», а не как «стоимость») – это надуманная нематериальная конструкция.

Александр Фирсов

28.11.2021

Статья опубликована в Живом Журнале Al_Firsov
Subscribe

promo new_rabochy 23:16, yesterday 33
Buy for 10 tokens
В журнале ув. Александра Майсуряна состоялась у меня небольшая дискуссия с участником sceptic_gztru (не знаю, как копировать упоминание). Говорили о тоталитаризме, и он все пытался уверить меня, что сейчас мы и живем при тоталитаризме, а при Сталине был не тоталитаризм. Я выразил сомнение, но так…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments