robinzon74 wrote in new_rabochy

Categories:

"Коричневый гадюшник в послевоенной ФРГ"

Предлагаемый читателям пост написан по мотивам двух заметок левого блогера jakobin1793 (который теперь в ЖЖ практически не пишет). Да и эти заметки были опубликованы им довольно давно, но я считаю, что некоторые вещи надо периодически напоминать, чтобы они не повторились вновь.

Человек, пересмотревший итоги Второй мировой

https://jakobin1793.livejournal.com/301194

ЧТО БЫЛО ПРИ АДЕНАУЭРЕ. ЧТО МЫ ПОТЕРЯЛИ

https://jakobin1793.livejournal.com/301783

Знаменитый Нюрнбергский процесс, на котором судили Геринга и прочих бонз, был не единственный. Американцы сочли это хорошим началом и, поскольку Нюрнберг остался в их зоне оккупации, устроили там своей властью ещё 12 "малых" процессов. Со свойственной им методичностью они разбили нацистских преступников на группы по роду деятельности и отдельно судили нацистских врачей, судей, министров, генералов и т.д.

Распространено мнение, что крупнейшие германские капиталисты использовали нацистов как своих "лакеев" и безболезненно пережили гибель этой прислуги. Однако в первые послевоенные годы у обобщенных "Круппов" не было много причин для подобного оптимизма. Крупнейшие спонсоры и одновременно бенефициары нацизма удостоились аж трех "малых процессов" - для Круппа и его топ-менеджеров, Флика (аналогично) и верхушки концерна "IG Farben". Крупп, к сожелению, был не тот, про которого рисовали советские карикатуры, изображавшие его хозяином Гитлера - старикан ещё в разгар войны пережил инсульт и в полуовощном состоянии отошел от дел. Судили его наследника, тоже полного мерзавца. Круппеныш получил 12 лет с конфискацией всей промышленной империи. Флика тоже посадили и обобрали. Ну и разной мелкой сволочи на 12 процессах осудили порядочно.

Однако времена менялись быстро, началась Холодная война, вылившаяся во вполне горячую Корейскую, и американское правительство решило, что на вещи надо смотреть поширше, а с нелюдями быть помягче - нельзя же гноить в тюрьмах такие проверенные кадры. И на сцену вышел верховный комиссар американских оккупационных войск в Германии Джон Макклой. До назначения на этот пост он был главой Всемирного Банка.

В общем, не успели олигархи и эсэсовцы сделать наколки "Не забуду liebe Mutter", разучить песню "Kräne fliegen über unsere Zone" и выяснить, кто кого трахает, как мистер Макклой их почти всех помиловал. "Процесс пошел" в 1949, в 1950-51 помилования штамповались в режиме бешенного принтера, а к 1954 остались сидеть только совсем уж неадекваты, которых сами нацисты за говно считали. Освободили не только тех, кто ликвидировал всяких восточных унтерменшев, но даже и тех, кто убивал американских пленных. Круппу и Флику также вернули всё нажитое непосильным (рабским) трудом, а прочие выстроились в очередь за пенсиями от "отринувшей гитлеризм" ФРГ.

Макклой всегда утверждал, что это решение не было сделано ни по указанию из Вашингтона, ни под влиянием противостояния блоков и Корейской войны и вообще не было политически мотивировано, а лишь следовало цели восстановить законность и справедливость. Что ж, если ему верить, то господин комиссар был человеком, в одиночку повернувшим ход истории - пусть и в отдельно взятом государстве. Именно его активность окончательно превратила ФРГ в коричневый гадюшник, которому для превращения назад в рейх требовался один звонок "Девочки, выходим на легальное положение" и который начал превращаться во что-то пристойное только со сменой поколений.

Было в ФРГ министерство по делам беженцев. Оно занималось делами немцев, депортированных или бежавших из стран Центральной и Восточной Европы. Кроме помощи этим несчастным, в задачи ведомства входила "исследовательская и просветительская деятельность" - то есть, формирование мнения "мы пострадавший народ, победители ничем не лучше Гитлера, славяне зверьё и т.д.".

По понятным причинам, в рейхе такого министерства не было, так что нельзя сказать, что новая власть просто взяла проверенные и сработавшиеся кадры, как это могло быть с другими конторами. Набирали с нуля и могли нанять кого угодно. Однако, набрали кого набрали. Вот краткий перечень министров по делам беженцев с момента основания министерства:

1. Ганс Лукашек. Не разделял идеи национал-социализма и под конец даже немножко претерпел от него. Увы, это тот знакомый нам по современности типаж антифашиста, который не лучше фашиста. Несмотря на свою славянскую фамилию, люто ненавидел поляков и по мере возможностей гнобил их, будучи оберпрезидентом Прусской Силезии при Веймарской республике. Нацисты сместили его с должности, и Лукашек вступил в кружок благонамеренных оппозиционеров, обсуждавших "как мы реорганизуем рейх после Гитлера". Польшу они хотели оставить за собой (Гитлер пусть уходит, а Польша остается), а Лукашека с его опытом собирались сделать гебернатором Силезии. После войны активно защищал интересы бывших нацистских чиновников и стал главой их ассоциации. В 1952 брякнул, что отторгнутые восточные территории, в том числе "оккупированные Чехословакией", ещё вернутся в Германию. На фоне преемника - просто душка.

2. Теодор Оберландер. Отборный кадр. Участник пивного путча, оберштурмбаннфюрер СА, член НСДАП, пропагандировал снижение плотности населения как средство от всех проблем. В войну - политический руководитель батальона "Нахтигаль", а затем командир батальона "Бергманн". Обвинялся в бессудных убийствах мирного населения. После войны - председатель Союза Изгнанных и Бесправных (хм...), в 1955 вступил в ряды христианских демократов. Кавалер баварского ордена "За заслуги" (1989). Умер в 1998.

3. Ганс-Иоахим Маркац. Ничем особым себя не запятнал.

4. Вольфганг Мишник. Тоже ничего криминального. Служил лейтенантом пехоты в вермахте.

5. Ганс Крюгер. Ещё один участник Пивного путча. Старый партиец НСДАП, член нацинал-социалистической организации юристов, орцгруппенляйтер НСДАП, во время войны как судья вынес несколько смертных приговоров. После войны - сооснователь Союза Изгнанных, требовавшего возвращения восточных территорий. Разумеется, христианский демократ (туда, кажется, без справки из НСДАП не брали в принципе).

6. Эрнст Леммер. Вообще практически святой человек, очень почитаемый в поздней ФРГ. Не был, не участвовал, не привлекался. Единственное пятнышко на Солнце - будучи депутатом Рейхстага, в 1933 голосовал за Закон о чрезвычайных полномочиях, устанавливавший диктатуру НСДАП. Экая мелочь. Леммер был последней яркой личностью во главе министерства. Там потом был ещё лейтенант Абвера, но он в Абвер угодил по призыву, а так-то по жизни был безыдейный торгаш. А потом министерство расформировали.

Как я уже говорил, кроме устроения дел беженцев, министерство занималось составлением монументального труда "Документация немецких изгнанников из Центральной и Восточной Европы". Во главе исследователей стояли Теодор Шиден, Вернер Конце и Ганс Ротфельс.

Шиден из них был наипервейшим - он считается практически отцом послевоенной немецкой исторической науки. Член НСДАП с 1937 года, автор меморандума "Поселенчество и этнические вопросы на возвращенных территориях Польши", призывавшего по праву победителя выгнать нафиг евреев и славян из Восточной Европы, дабы избежать расового смешения, и заменить их немецкими поселенцами. Горячо одобрил вторжение в Польшу, консультировал Эриха Коха. Вещал об "уникальной культурной миссии" и деевреизации городов Польши и Литвы. В 1952 возглавил историческую комиссию министерства по делам беженцев и начал выдавать открытия о "бешеных", "садистских" и "исполненных межнациональной ненависти" действиях поляков и советских, в то же время используя мягкие термины в отношении нацистов. Закончив десятилетний труд в министерстве, стал главой Союза немецких историков.

Его напарник Конце, разумеется, тоже был членом НСДАП. В исследовании 1939 года он объяснял слабость промышленного развития Белоруссии еврейским дминированием и предлагал для улучшения восточноевропейской экономикии деевреизировать этот регион, а также горевал о деградации польского населения без благотворного германского владычества. И далеко бы пошел, да только слишком молод и здоров оказался, и вместо борьбы на научно-идейном фронте угодил в армию, отттуда в лагерь военнопленных, а выйдя на волю - в министерство.

Что касается Ротфельса, то с ним все прямо очень сложно. Он был учителем двух предыдущих, страстным германским националистом и проповедником немецкой власти над Восточной Европой, реваншистом, милитаристом и сторонником возвращения к границам 1914 (на Западе. На Востоке можно и о 1918 подумать). Да вот одна беда - Ротфельс был махровым евреем. Так что пришлось ему вскоре после 1933 уехать в Англию, и уже оттуда вернуться на работу в замечательное министерство. Так круто, что я не знаю, что сказать...

Набираю текст левой рукой. Правая прижата под задницей, я на ней сижу. Потому что от описаний государственного аппарата отринувшей гитлеризм ФРГ она что-то сама собой рвется показать где солнышко. Короче говоря, люди, обидевшиеся за аденауэровский райх, могут обижаться дальше. "Коричневый гадюшник" - ещё очень мягкая формулировка.

Buy for 10 tokens
"Уничтожение труда" по марксизму ("классическому") - это очевидная, явная лажа. Наибольшая, как мне кажется. Судя по остальным ошибкам классиков, полагаю, также основанная на банальном экстраполировании. Ну, увидали тренд на рост производительности труда - и экстраполировали до его полного…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.