smeshinka01 wrote in new_rabochy

Category:

Пролетариат и партия

В ходе предыдущей полемики с местными товарищами, у меня сложилось впечатление, что многие товарищи считают, что достаточно только появиться партии, выражающей интересы пролетариата и, пролетариат, радостно двинется в светлое будущее под ее мудрым руководством.все интересы пролетариата сразу начнут победоносно реализовываться. Уважаемые товарищи, это совсем не так.

Партия — это всего лишь малая часть огромной армии пролетариата. Это всего лишь один из многочисленных инструментов классовой борьбы, заточенный на борьбу за политическое классовое господство класса. А классовая борьба только политическим ее аспектом, который является главным, далеко не исчерпывается.

В математике есть понятия необходимых и достаточных условий для того, чтобы какое либо событие произошло. Так вот, появление пролетарской партии — это необходимое условие для победы пролетариата в классовой борьбе и перехода к коммунизму, через осуществление своей классовой диктатуры. 

Но необходимое условие появления пролетарской партии отнюдь не является условием достаточным для победы и движения к коммунизму. Достаточным условием является готовность пролетариата, т.е. организация его в «класс для себя».

Давайте рассмотрим данный процесс на примере русской пролетарской революции 1917г.

Формы организации пролетариата в класс для себя и соотношение между ними

Всеобщей формой институциональной социальной организации класса как класса является иная, нежели политическая партия или любая другая единичная или общая форма его институциональной социальной организации. Различные общественные классы предполагают различные всеобщие формы социальной организации общественного класса в класс для себя. Всеобщей формой институциональной социальной организации буржуазии является нация, которая суть органическая целостность национального государства и обособленного общественного организма нации или, иначе, органическая целостность национально обособленного политического и материального государства. Если это так, а это действительно так, то какова всеобщая форма институциональной социальной организации пролетариата, организованного как класс? Такой всеобщей формой институциональной социальной организации пролетариата в господствующий класс может быть только революционная диктатура пролетариата, понимаемая именно как государство (и политическое, и материальное одновременно) периода революционного преобразования экономической общественной формации в коммунистическую общественную формацию вообще и капитализма - в социализм, в частности.

Русский пролетариат в 1905-1918 годах изобрел и опробовал на практике не просто исторически конкретную, но и наиболее адекватную форму революционной диктатуры пролетариата - Республику Советов. Уже в феврале - марте 1917 года на промышленных предприятиях, на железнодорожном и морском транспорте России снизу возникла первичная территориально-производственная форма институциональной социальной организации пролетариата в класс для себя - фабрично-заводские комитеты. Именно они в период от февраля к октябрю 1917 и вплоть до весны 1918 года практически повсеместно снизу формировали первичную территориальную форму институциональной социальной организации пролетариата в господствующий класс - городской Совет. Фабзавкомы организовывали и вели агитацию, создавали военно-революционные комитеты, пролетарские вооруженные отряды (Красная Гвардия), боролись с саботажем чиновников, осуществляли неотложные меры по борьбе с разрухой и голодом вплоть до инициирования снизу и организованного осуществления первых шагов по экспроприации буржуазии и национализации банков, промышленности и транспорта.

Фабзавкомы избирались по инициативе снизу всеми рабочими и служащими из числа работников одного или нескольких соседних предприятий, за исключением из их числа представителей буржуазной администрации, вне зависимости от партийной принадлежности, членства в профсоюзе или профессии избираемых в них пролетариев и полупролетариев. Все выборные члены фабзавкома строго подотчётны избравшему их совокупному рабочего (трудовому коллективу) предприятия или группы предприятий и сменяемы в любое время по их требованию. В действительности в пролетарские и полупролетарские массы России посредством фабзавкомов снизу доверху устанавливали и осуществляли революционную диктатуру пролетариата, изобретя фабзавкомы не только в качестве наиболее эффективной низовой формы подлинной пролетарской демократии, но и в качестве основы конституирования и функционирования всей Республики Советов. И эта первичная форма революционной диктатуры пролетариата не осталась только русским явлением - в 1919-1921 г. в Италии, например, фабрично-заводские комитеты (нередко прямо называвшиеся советами фабрики или завода) также приобрели массовый характер.

В общественной практике России начала 20-го века фабзавкомы смогли выполнять по их общественной природе присущую им общественную функцию революционной диктатуры пролетариата лишь до тех пор, пока сверху "центром" не была назначена повсеместно "новая", подотчетная уже не фабзавкомам, но "центру" производственная, хозяйственная и иная "советская" администрация губернии, города, завода или фабрики. Это же самое происходило и в 1918, и в 1919 годах во всех тех местах бывшей Российской империи, в которых только-только осуществлялся переход к власти Советов. Однако в советские учебники и энциклопедические словари фабзавкомы, во-первых, вошли лишь как органы рабочего контроля и самоуправления на производстве, которые в зависимости от местных условий нередко вынуждены были в течение короткого времени выполнять ряд функций общественного самоуправления. К этим последним относятся снабжение семей рабочих продовольствием, их социальная поддержка и здравоохранение, охрана общественного порядка и т.п. Во-вторых, роль фабзавкомов сведена к роли чрезвычайного, а потому временного и промежуточного, приводного ремня большевиков к пролетарским массам на период до взятия институциональной власти и формирования (назначения) новой администрации (правительства и его органов на местах). И наконец, в-третьих, фабзавкомы были превращены в первичные ячейки профессиональных союзов.

Пролетарии и, в особенности, полупролетарии России в первой трети 20-го века, прежде всего, не только в массе своей были заняты по преимуществу физическим, а не умственным трудом, но к тому же по большей части были малограмотны или неграмотны во всех иных отношениях, начиная с общей грамотности и заканчивая политической, экономической и идеологической грамотностью. Существовавшими условиями политического, идеологического и экономического строя России обусловливалось, что, кроме политических партий социалистической ориентации, пролетариат России не имел никакой другой формы организации отбора, подготовки и расстановки руководителей как процесса производства, так и процесса своей самоорганизации в класс, а равно и мобилизации полупролетарских и крестьянских масс под своими знаменами, во-первых. А, во-вторых, пролетариат России в те времена, кроме политических партий, не имел никакой другой формы институциональной социальной организации и осуществления процесса стратегической и тактической координации действий различных своих частей во всех сферах и на всех полях классовой борьбы. Чем ниже уровень общественного развития совокупного пролетария страны, и чем более в ней ограничена свобода самоорганизации пролетарских и полупролетарских масс, тем в большей мере пролетариат этой страны, чтобы организоваться в господствующий класс, нуждается не просто в политической партии, но в политической партии ленинского типа, и наоборот.

Что касается собственно большевиков, то в 1916-1917 годах отнюдь не под знаменами и не под руководством, не вследствие деятельности большевиков революционная ситуация в России возникла и развилась до февральского политического переворота и последующее начало пролетарской социальной революции. Да и главной формой самоорганизации революционных масс были отнюдь не политические партии социалистической и демократической ориентации вообще и уже тем более не РСДРП(б), в особенности, но территориально-производственные и территориальные Советы (фабзавкомы и городские Советы). Лишь в уже набравшем определенное ускорение процессе самоорганизации революционных масс большевики перехватили политическое и идеологическое руководство революционными массами, но не столько потому, что большевики были самой радикальной, последовательной и организованной политической партией, сколько потому, что сами пролетарские массы на своем опыте, получаемом ими в процессе развития революционной ситуации и начала пролетарской социальной революции, не просто пошли за РСДРП(б), но и в саму РСДРП(б). В апреле-октябре 1917 года количество членов РСДРП(б) выросло в 10 раз - с 24 до 240 тыс. человек.

И совсем не под пролетарскими знаменами произошла политическая революция февраля 1917 года в России. Она произошла под буржуазно-демократическими знаменами. А под чьим руководством она началась? Под буржуазно-демократическим руководством не столько национальным, сколько интернациональным, не столько внутренним, сколько внешним. Но ведь именно эти буржуазно-демократические лозунги и это интернациональное руководство запустили процесс самоорганизации пролетарских масс России в господствующий класс. Однако разве сам пролетариат России на рубеже 1916-1917 годов начал политическую революцию, переросшую в начало пролетарской социальной революции? Отнюдь не пролетариат, но часть буржуазии с участием множества разночинных национально-демократических элементов, части духовенства и дворянства, включая представителей правящей династии.

В самом начале 2015 года в одном из комментариев к моим статьям было сказано, что не совсем понятен смысл приведенного мною в заключение второй из статей о "переходном обществе" вывода Маркса:

"Имя, с которым связано начало революции, никогда не бывает написано на ее знамени в день ее победы. В современном обществе революционные движения для того, чтобы иметь какие-либо шансы на успех, должны вначале заимствовать свое знамя у тех элементов народа, которые, хотя и настроены оппозиционно против существующего правительства, однако целиком принимают существующий общественный строй. Словом, революции должны получать свой входной билет на официальную сцену от самих же правящих классов".

С учетом того, что изложено не только до этого момента настоящей статьи, но и далее, этот вывод Маркса вряд ли нуждается в разъяснениях.

Операция по низведению фабзавкомов до роли первичной ячейки профосоюзов и, следовательно, по превращению революционной диктатуры пролетариата в диктатуру руководства "пролетарского авангарда" была начата Свердловым в союзе со Сталиным уже в мае 1917 года. Началом стала подготовка 1-ой Петроградской конференции фабзавкомов, состоявшейся 30 мая - 3 июня (12-16 июня) 1917г. под председательство Свердлова - с конца апреля 1917 единственного секретаря ЦК - руководителя всего партийного аппарата РСДРП(б). В качестве альтернативы Петроградскому Совету, возглавляемому Троцким, эта конференция фабзавкомов избрала Центральный Совет фабзавкомов Петрограда, изначально контролируемый Свердловым. Этот совет фактически присвоил себе полномочия Всероссийского Центрального совета фабзавкомов, тем саамы выступив также и в качестве альтернативы общероссийскому центру Советов, в тот период еще находившихся под контролем меньшевиков и эсеров.

Именно Свердлов в союзе со Сталиным подготовил и 7-12 (20-25) августа 1917 провел вторую конференция фабзавкомов Петрограда, на которой присутствовали представители ряда других промышленных центров России, и был утвержден устав фабзавкомов. Фактически руководимый Свердловым Центральный Совет фабзавкомов к осени 1917г. подчинил фабзавкомы более 50 промышленных центров России. Буквально в канун Второго всероссийского Съезда Советов (17-22 октября или 30 октября - 4 ноября 1917) в Петрограде состоялась первая и последняя Всероссийская конференция фабзавкомов, делегаты которой на две трети состояли из лиц, подобранных под руководством Свердлова, который действовал в союзе со Сталиным. Конференция признала необходимым переход всей полноты власти к Советам, тем самым во многом предопределив решения Съезда Советов, и объединение фабзавкомов с профсоюзами. Первый Всероссийский съезд профсоюзов (январь 1918) и 6-ая конференция фабзавкомов Петрограда (февраль 1918) окончательно подчинили фабзавкомы профсоюзам, превратив их в первичные ячейки профсоюзов и лишив общественной функции первичной территориально-производственной формы революционной диктатуры пролетариата.

В 1919 г. в своей книге "Фабрично-заводские советы и государство рабочего класса" А.Грамши резюмировал: 

"Профессиональные союзы... - это пролетарские организации, характерные для периода господства капитала. В известном смысле... они являются составной частью капиталистического общества... выполняемая ими функция неотделима от строя, основанного на частной собственности. ...рабочие... сделались продавцами своей единственной собственности - рабочей силы и профессионального умения. Более подверженные риску конкуренции, рабочие объединили свою собственность в "фирмы", которые с каждым днём растут и приобретают всё больший опыт, создали огромный аппарат, концентрирующий рабочую силу, установили цену и продолжительность рабочего дня, дисциплинировали рынок. Они пригласили извне или выдвинули из своей среды доверенных администраторов, опытных в делах такого рода, способных контролировать рынок, умеющих заключать договоры, оценивать коммерческую обстановку, предпринимать экономически выгодные действия. Природа профсоюза в основном конкурентная, а не коммунистическая. Профсоюз не может быть орудием радикальной перестройки общества. Он может дать пролетариату опытных бюрократов, технических экспертов..., но он не может стать основой пролетарской власти, он не может способствовать отбору пролетарских деятелей, способных и достойных руководить обществом, не может служить основой для создания таких органов, которые явились бы олицетворением свободного развития, ...свойственного коммунистическому обществу".

Резюме соотношения пролетариата со своим революционным авангардом

Сказанное позволяет ответить на вопрос чрезвычайной теоретической и практической значимости о соотношении пролетариата как общественного класса с его (пролетариата) политическим авангардом или, что с момента организации пролетариата в класс есть то же самое, о соотношении революционной диктатуры пролетариата и революционной пролетарской партии

В действительности этот вопрос есть вопрос о соотношении части (революционной пролетарской партии) и целого (организованного как класс пролетариата). Ответ на этот вопрос не только для мышления формально-логического, но и для мышления "системного" однозначен - доминировать должно целое, которое первично, часть - подчинена целому, ибо она есть часть целого, определенная целым, и производна от целого. Авангард - это всего лишь авангард армии, но отнюдь не самая армия и тем более не штаб или командование этой армии, хотя в составе авангарда нередко находится и часть (представители) штаба армии, ее командования.

Однако для мышления буржуазного, впрочем, как и для мышления религиозного, то есть для мышления идеологического, авангардом (передовой частью) общественного класса (как и передовой частью всякой корпорации духовного родства) является его "элита". "Элитой" же такое сознание признает тот слой, который собственно и руководит, управляет ("окормляет" и "пастырствует" над) всем классом (корпорацией), и действует от имени класса (корпорации), и единственно только и выражает идеологию, интересы и волю класса (корпорации). Такое сознание подразумевает, что этот слой ("элита") есть "элита" не одного только класса (корпорации), но всего обособленного общественного организма, то есть что она есть правящая часть господствующего класса. Именно это и было утверждено в РСФСР под руководством Свердлова при активнейшем соучастии Сталина, именно так в СССР и было всегда при Сталине и всех его преемниках, и так есть в РФ и прочих осколках СССР вплоть до дня сегодняшнего.

Но для мышления подлинно марксистского дело обстоит иначе. А как именно? Сказать, что диалектически, исходя из конкретных общественных условий конкретной исторической ситуации - значит спрятаться за демагогически-догматической фразой, не сказав ничего по существу. Посредством выделения малой части - научного и политического авангарда, - и ее революционизирующего воздействия на остальные свои части пролетариат создает необходимые факторы, условия и предпосылки для организации в класс для себя, опираясь на которые в процессе дальнейшего своего революционного развития пролетариат организуется как класс, революционно преобразуя самое себя и все общество.
Маркс отказывался быть руководителем революционной пролетарской партии, требуя, чтобы большинство ее руководителей вообще и центральных органов, в особенности, были кадровыми рабочими. Точно так же и Ульянов (Ленин) в рамках и на основе "коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм" потребовал обеспечить большинство кадровых рабочих не только и не столько в составе ЦК, хотя и в нем также, сколько в Советах, исполкомах и ВЦИК, в СНК и СНХ, а, в особенности, в главных контрольных органах Республики Советов и ВКП(б) - в Рабоче-Крестьянской инспекции и центральной контрольной комиссии.

Василиев Владимир, 12-17 июля 2015.

Так что, наступление на капитализм должен вести весь народ, увлекаемый революционным классом пролетариата, а не одна партия. 

«Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это - ребячья,  совершенно ребячья идея. Коммунисты - это капля в море, капля в народном  море. »

promo new_rabochy 10:55, Четверг 106
Buy for 10 tokens
Покой нам только снится deminded в очередной раз копнул Маркса https://deminded.livejournal.com/208004.html "Страдание по стоимости" Конкретно - "трудовую теорию стоимости". Хороший пас - эти страдания показали, в чем дело, что сейчас не так. Отчего им приходится снова и снова ворошить ветхие…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.