bulgat (bulgat) wrote in new_rabochy,
bulgat
bulgat
new_rabochy

Categories:

Выход из кризиса - неофеодализм?



Надеюсь, ни у кого не осталось сомнений, что мы во всём мире катимся на волне нового серьёзного кризиса. Сейчас сходил в магазин, в котором не был с полгода. Цены выросли - мама не горюй!

Как известно, инфляция - налог на бедных. Цены выросли здесь и сейчас. Пока вы договоритесь со своим работодателем, пока рынок труда отреагирует на новые реалии, пока вы смените работу или вообще отрасль - пройдёт какое-то серьёзное время. А десяток яиц вы будете покупать каждую неделю не по 60, а по 100 рублей, начиная с первой недели. Всё очевидно.

Но что примечательно. Инфляционная спираль сейчас раскручивается не только ввиду рекордных денежных вливаний в странах центра (США, Европа). Новая ликвидность "просачивается" на потребительский рынок, но медленно и иногда окольными путями.

Мир теперь столкнулся с кризисом логистики. Цепочки поставок разрываются то тут, то там. В Калифорнии огромное столпотворение контейнеровозов, не могут разгрузиться. Китай не отгружает магний. Тайвань не отправляет нужное количество чипов. Суэц перекрыло на время гигантское судно. В Англии не хватает водителей бензовозов. В Европе не хватает газа для заполнения хранилищ на зиму. И так далее, так далее. Мир окунулся в пучину дефицитов. Так странно: заводы остались всё те же, работники всё те же, полезные ископаемые не закончились, а изобилие куда-то делось.

Капиталистическая система реагирует на это дикими скачками цен. Потребители в шоке. Производители в шоке. Но быстрого разрешения ситуации нет и не предвидится.

Дело в том, что с одновременным развитием производственных мощностей, которые выпускают всё больший вал товаров, сами экономические связи, если так можно выразиться, становятся всё тоньше. То есть разрывается одна цепочка, один канал поставки - и всё, альтернативу быстро найти невозможно. Всё держится на том, что каждый производитель выполняет свою роль от и до.



Это происходит по двум причинам.

Первая - глобальная конкуренция. Производители укрупняются, лидеры недосягаемы по тем возможностям, которые они могут предоставить. Самые крупные вкладывают самые большие капиталы в обновление производства и становятся ещё недосягаемее. Так в каждой отрасли появляется олигополия, от которой зависит всё производство. Любой неожиданный сбой в одной из олигополий - мировая промышленность теряет сразу десяток-другой-третий процентов вала, а это огромные цифры.

Второе - цифровизация. Мы привыкли, что цифра приносит ещё большее сокращение издержек, ещё более высокое качество управления: процесс производства, продажи и потребления описан максимально точно, максимально подробно, а значит, доведён до совершенства.

Но у этого подхода есть другая сторона. В какой-то момент стало возможно не обращать внимание на риски. Появилась иллюзия, что контролируется каждый шаг, а значит, ничего непредвиденного случится не может. Цифра помогает до минимума сократить склады, ненужные перепробеги, неэффективное поведение работников и так далее.

Капиталистические производства, получившие в руки цифру, вывели управление издержками на новый уровень. Кто раньше овладел цифрой, тот смог начать экономить буквально на всём, на каждом гвозде, на каждой минуте работы водителя или кладовщика. Никогда ещё не было такого могущественного инструмента по выжиманию всех соков.

Естественно, когда произошёл разрыв по внешним причинам (ковидные локдауны или резкий рост цены в одном из звеньев), системы, заточенные на работу "секунда в секунду", начали выдавать сбои один за одним. Вся экономическая политика последних десятилетий диктовала прямой запрет на запасы, люфты, допущения: всё должно быть максимально точно посчитано, ничего не должно простаивать.

То же и с людьми. Помещая работников в виртуальные тюрьмы, где контролируется буквально каждый чих, каждое лишнее движение, работодатели сталкиваются с протестным поведением, падением производительности, увольнениями, забастовками. Люди тоже не могут без перекуров, они не мотивируются только лишь деньгами. Кажется, есть что-то ещё, чего не учла "умная" машина.

Естественно, без внешнего регулирования этот ход вещей измениться не сможет. Капиталист не может вдруг сделать запас, который не делает его конкурент: он проиграет в борьбе за рынок с тем, кто бежит легче. Конечно, может настать очередной кризис, и запасы пригодятся, но никто не знает, когда это произойдёт, а рынок требует отличных показателей здесь и сейчас. Когда же форс-мажор всё-таки случается, крупные компании, от которых буквально зависит мировая экономика, всё равно найдут спасение у своих правительств и банков. Они не могут упасть, похоронив под собой всю мировую экономику.

Выхода из сложившейся ситуации два.

Первый - капитализм продолжается, буржуины пытаются делить мировые производства на более контролируемые части, когда контейнерный коллапс в порту Лос-Анжелеса не сможет повлиять на поставку новогодних ёлок из Китая в Россию ввиду отсутствия провозных мощностей: ёлки теперь производятся в России (принимайте это как фантазию). Это означает падение производительности труда, многочисленные смены собственников, переделы рынка и неизбежные региональные войны, когда наследие Кимерики (China-America) будут делить державы второго ряда, способные организовать локальное производство. То есть переход на местное производство - неофеодализм на локальных капиталистических рельсах - с диким обнищанием населения, а также обострением конфликтов за лужок, за ручеек, за задетую честь и т.д. При этом конфликты могут вестись даже несмертельным оружием - как китайские и индийские пограничники сражались на палках. Но с сохранением всех богатств и власти у капиталистов (олигархов) и это главное!

Второй выход - на базе сложившегося углублённого разделения труда строить согласованную экономику, где всё большую роль будет играть план. Где локальные танцы слонов в посудной лавке станут невозможны, так как исчезнет сверхприбыль. Короче, мир победившего социализма и интернационализма, в котором все крупные решения принимаются с учётом не прибыли инвесторов от локальных спекуляций, а с учётом удовлетворения потребностей конечного потребителя. Второй путь, естественно, тоже приведёт к множественным катаклизмам, связанным с национализацией производств и банков, новыми политическими объединениями, иным уровнем представительства интересов потребителей, пролетариата.


Вывод

Капитализм очень сильно вырос и стал глобальным, теперь весь мир вовлечен во всемирное общественное производство, весь мир стал одной страной, одним обществом и есть даже одинаковые культурные ценности. Но теперь в повестки мира встаёт вопрос, что делать с анархией капиталистического производства, которая сталкивает страны в постоянный локдаун и который не дает затихнуть эпидемии. Чтобы справится с этими проблемами, необходима всемирная плановая экономика, на что капиталисты пойти не могут.

Современный кризис напоминает кризис бронзового века - разрушение налаженных международных экономических связей по эффекту домино, что погрузило весь мир в темную эпоху на целое тысячелетие. Тогда не знали что с этим делать, сейчас известно, что надо делать - интернациональное объединение перед текущими проблемами.

Чем более развитый капитализм - чем сильнее и отчетливее видны его недостатки и чем лучше и ясно видно, как их можно исправить - переходом в социализм. Но это противоречит интересам капиталистов, то есть олигархов.

Проваливающий в пропасть капитализм начинает за собой тянуть людей - усиливая их эксплуатацию и унижения, все ради сохранения власти олигополий и монополий, (олигархов). Это становится понятно многим, от чего во всем мире начинает расти протестное движение, но без четко осознанной цели. Ведь коммунизм это же плохо!

В виду глобализации экономики - ресурсы для дальнейшего развития капитализма уже исчерпаны - впереди тупик - капиталистам некуда расширяться (искать новых работников работающих за "еду"), лохов в мире, которых не затронул мировой капитализм уже не осталось. Это конечная остановка капитализма.

Для спасения капитализма, капиталистам необходимо сделать шаг назад, перейти из глобализма в неофеодализм - каждый должен спасаться сам, в своих границах, со своей едой. Но неофеодализм является по сути обыкновенным фашизмом. Проблема в другом - это погружает весь мир в глобальную войну мелких неофеодалов - что грозит превращением всего мира в поле битвы мировой войны, но уже настоящей, по сравнению с которой, первая и вторая мировая война будет казаться обычной гражданской войной европейцев. Победителем в ней станет тот, кто сможет вовремя отказаться от капитализма и перейти в социализм.

Опять появляется угроза появления старого и древнего лозунга "превращения империалистической глобальной войны в гражданскую". То есть, вместо того чтобы воевать с соседними странами (с большими потерями)- воевать со своими олигархами (с маленькими потерями). И это нихрена не шутка.

По материалам:
https://vk.com/wall13036052_7400
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo new_rabochy 20:28, вчера 16
Buy for 10 tokens
У М.И. Туган-Барановского наткнулся на интересное рассуждение о том, что стоимость/ценность – это нематериальный фантом, положенный в основу теории Маркса. Выкладываю отрывок из книги «Теоретические основы марксизма» 1906 года издания. «Существует теория ценности,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 263 comments
Автор пишет, что впереди - неофедализм. А воевать с соседями при феодализма типичное дело.

Recent Posts from This Community