vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

О личном измерении исторической трагедии перехода к коммунизму

https://www.sovietmilitarystuff.com/image/cache/data/MarxandLenin11-1000x1000.jpeg
https://www.sovietmilitarystuff.com/image/cache/data/MarxandLenin11-1000x1000.jpeg

«Ортодоксальный марксизм» резюмирован как выраженное в мыслях и логически систематизированное вероучение коммунистической религия Нового Запада, являющейся одной из двух дополняющих и взаимно определяющих друг друга по принципам дополнительности и квантовой неразделимости, буржуазных теорий (науки) одной и той же «Феноменологии духа» Нового Запада.

Тезисами обобщено и указано на существо личных трагедий Маркса и Ульянова (Ленина), посредством которых открылись фундаментальные основания бытийственной трагедии народных масс России и всего мiра, развёртывающейся в процессе «новых тёмных веков», достигших своего зенита в начале 20-го века и предваряющих начало перехода человека от своей предыстории в свою человеческую историю.

Каутский в книге «Эрфуртская программа. Комментарии к принципиальной части», опубликованной летом 1892 года объёмом ок. 270 страниц текста, в основу которого были положены комментарии к Эрфуртской программе, опубликованные им в «Neue Zeit» («Новое время») в 1891, утверждал, что «производительные силы, развившиеся в недрах капиталистического общества, стали несовместимыми с той формой собственности, на которой оно покоится».

«Вот уже целое столетие, — продолжал далее Каутский, — мыслители и политики имущих классов прилагают усилия к тому, чтобы предотвратить грозящее ниспровержение частной собственности на средства производства — революцию — путем социальных реформ, ищут… способы… смягчить… действие этой частной собственности, не затрагивая ее самой. В течение целого столетия превозносились и были испробованы для этой цели самые разнообразные средства; едва ли еще возможно придумать в этой области что-нибудь новое».

Рассмотрение попыток господствующего класса оттянуть «социальную революцию» Каутский заключает утверждением о том, что «никакие увертки не помогут. Правовая основа современного способа производства — частная собственность на средства производства становится все более несовместимой с характером средств производства… Гибель этой частной собственности является только вопросом времени. Она произойдет непременно, хотя никто с определенностью и не может сказать, когда и каким образом она наступит».

Передовые нации, в том числе Германия, утверждал в этой книге Каутский, экономически уже готовы к началу перехода к социализму (коммунизму). Вопрос отныне заключается лишь в том, чтобы «трудящиеся классы завоевали политическую власть» в своём государстве.

Более того, Каутский именно в эти 1890-ые годы неоднократно говорил о перспективе в 10-30, максимум в 50 лет, в течение которой «трудящиеся классы станут господствующими в государстве», ибо «социальная революция неизбежна».

Да и в последующие десятилетия вплоть до начала 1920-х годов Каутский ничуть не изменил этих своих представлений и основанных на них принципиальных выводов.

Иными словами, согласно утверждениям Каутского в 1890-1900-х годах, «социальная революция», под которой подразумевалась «коммунистическая (социалистическая) революция», в Германии должна свершиться в перспективе до начала 1920-1940 годов.

Все необходимые экономические и идеологические условия («дух социализма» или «дух коммунизма» — это выражение Каутского из цитированной здесь книги 1892 года, для которого социализм и коммунизм были тождественны) и предпосылки для свершения «социальной революции», по утверждениям Каутского, у «передовых наций» уже есть.

А в Германии, кроме этого, есть также и необходимая политическая предпосылка — рабочая партия с «программой научного социализма» и т.д.

В начале 20-го века это было общеизвестно для всех «социалистов (коммунистов)» в составе европейской и российской социал-демократии.

Все они веровали в то, что «социальная революция» непременно свершится не просто вообще в какой-нибудь из «передовых наций», но прежде всего — в Германии. Они ждали революцию в Германии, надеялись на это, тщательно следя за ситуацией в Германии, дабы уловить самые первые признаки начала неизбежной революционной грозы, должной стать спусковым крючком начала «социальной революции» во всех «передовых нациях».

В 1917-1920-ом годах по накалу верований в неизбежность революции в Германии и чаяний её начала со дня на день все эти ожидания в среде «социалистов (коммунистов)» стали сопоставимы с апокалиптическими ожиданиями первых христиан и всех иных иудео-мессианских «коммунистических общин», «этику и дух коммунизма» которых исследовал Каутский в своей «Истории социализма. Предтечи новейшего социализма» (2-е изд., Петербург, 1906).

Заметим здесь ещё раз, что Макс Вебер был уверен — это собственно и было его субъективным мотивом и целью, что своей «Протестантской этикой и духом капитализма (1905)» и «Историей хозяйства и религий» он опровергает теорию Маркса. 

Однако в действительности Вебер опровергал отнюдь не теорию Маркса, но всего лишь то толкование теории Маркса, которое получило наименование «ортодоксального марксизма» и было произведено Каутским на основании первоначально данного Энгельсом толкования теории Маркса, развёрнутого Каутским в «научную систему».

Кстати говоря, самоё именование «ортодоксальный марксизм» произведено по образу и по подобию «ортодоксального христианства» Византии, в России именовавшегося «православным вероисповеданием». Уже только это не могло не стать одним из идеологических факторов принятия «ортодоксального марксизма» в качестве нового вероучения революционно-коммунистической частью «русской интеллигенции».

Но что в действительном результате получилось в целом у Энгельса и Каутского, с одной стороны, и у Вебера, с другой стороны?

А в результате все они (Вебер vs Энгельс-Каутский) вместе взятые дали две, взаимно дополняющие и взаимно определяющие друг друга по принципам дополнительности и квантовой неразделимости, буржуазные теории (науки) одной и той же «Феноменологии духа» Нового Запада. 

Эта «Феноменология духа» Нового Запада, по оценке Маркса, данной ещё в рукописях 1844 года, есть «выраженная в мыслях и логически систематизированная религия» Нового Запада.

И даже Ульянов (Ленин) отнюдь не случайно на III-ем съезде РКСМ горячо и убеждённо, без какой бы то ни было тени сомнения, уверенно говорил делегатам съезда о том, что именно их (этих делегатов съезда РКСМ) поколению предстоит строить коммунизм, а следующее поколение уже будет жить при коммунизме.

Вся эта «выраженная в мыслях и логически систематизированная религия» Нового Запада во всём объёме её «коммунистического вероучения» и во всём разнообразии вероисповеданий этого «коммунизма» — это та самая многослойная формация иллюзорных (идеологических) представлений о социализме и коммунизме, которая именно в революционной общественной практике России не выдержала  столкновения с действительностью.

Но только один Ульянов (Ленин) уже практически на смертном одре сначала интуитивно, а затем и всё более осознанно начал понимать действительную необходимость «коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм».

Однако передать эту эстафету производства подлинно научного знания революционного пролетариата Ульянову (Ленину) было некому – и в этом была трагедия не только его личная. 

Собственно и предшественнику Ульянова (Ленина) Марксу в ещё большей мере, чем Ульянову (Ленину), оказалось некому передать начатое им производство подлинной науки революционного пролетариата. Более того, Маркс осознал это своё одиночество уже на рубеже 1850-1860-х годов, то есть в период работы над «Критикой политической экономии», кратко названной им «Капиталом».

Этими двумя личными трагедиями Маркса и Ульянова (Ленина) лишь весьма частично приоткрылись глубинные, фундаментальные основания бытийственной трагедии народных масс России и всего мiра, развёртывающейся в процессе «новых тёмных веков», достигших своего зенита в начале 20-го века и предваряющих начало перехода человека от своей предыстории в свою человеческую историю.

Buy for 10 tokens
Определение выше вполне устраивает, но Ленинское ИМХО точнее: Государство — это есть машина для поддержания господства одного класса над другим. (с) Вдумайтесь в это. Машина. Т.е совокупность механизмов. Кто-то возможно думает, что раз это машина, то достаточно взять на себя её…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.