vasiliev_vladim wrote in new_rabochy

Categories:

Об органическом единстве и противоположности «духа коммунизма» и «духа капитализма»

https://pbs.twimg.com/media/DUPDdDAWsAIA1Zv.jpg
https://pbs.twimg.com/media/DUPDdDAWsAIA1Zv.jpg

Показаны место и роль Карла Каутского в производстве той точки зрения на социализм и коммунизм, которая идеологически руководила не только всей деятельностью политических партий рабочего класса Нового Запада, но и всей революционной деятельностью «большевиков» в России и СССР.

Краткими тезисами (цитатами) представлена точка зрения на социализм и коммунизм, произведенная Карлом Каутским при поддержке и соучастии Энгельса и принятая в качестве ортодоксально-марксистской точки зрения (концепции) всеми «социалистами (коммунистами») Нового Запада, включая Россию и СССР.

Кратко резюмирована вынужденная действительностью необходимость «коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм», к выводу о которой в последние годы жизни уже буквально на смертном одре пришёл Ульянов (Ленин).

Этим самым ещё с одной стороны обоснован вывод – социалистического общества как первой фазы коммунистического общества до сих пор в действительности не было; верования в то что, СССР — это социалистическое государство, есть идеологически обусловленные, необходимые и неизбежные (закономерно возникшие и существующие) верования. Эти верования суть закономерные для Нового Запада иллюзорные представления и иллюзорные убеждения в истинности предмета этих верований.

Карл Каутский как идеолог «социализма (коммунизма)» Нового Запада.

Одним из главных авторов Эрфуртской программы Германской социал-демократической партии (1890) был Карл Каутский, который также написал к ней 150-страничный комментарий, изданный отдельной брошюрой под названием «Государство будущего» (1891). 

В 1906 году «Государство будущего» было уже повторно (второе издание) издано на русском языке в Петербурге.

В 1915 году в Нюрнберге из печати вышло «Национальное государство, империалистическое государство и союз государств» Каутского, в котором он вновь возвращается к «социалистической перспективе» отдельных наций и человечества в контексте своего понимания «империализма» и «финансового капитала» (после работ Гильфердинга). 

Во всех своих более поздних работах Каутский ни на йоту не отступает от существа той концепции «социализма (коммунизма)», которая была изложена им ещё в первой половине 1890-х годов и не получила со стороны Энгельса никаких возражений, никакой критики по её существу.

Одновременно с этим Каутский заново выполняет, по существу ревизуя, расширяя и дополняя, ту работу, которую в самых общих чертах выполнил Энгельс своим исследованием «развития социализма от утопии к науке».

В 1906 году в Петербурге также вторым изданием вышла из печати «К. Каутский. Из истории общественных течений (История социализма). Предтечи новейшего социализма». Это исследование было написано в основном самим К. Каутским, и лишь некоторые из глав второй части — П. Лафаргом, Э. Бернштейном и К. Гуго.

Достаточно перечислить наименования «отделов» этого труда Каутского, чтобы понять, во-первых, кого и что Каутский считает предтечами «социализма (коммунизма)» (кстати говоря, для Каутского социализм и коммунизм тождественны). Во-вторых, понять также, что Каутский не мыслил социализм (коммунизм) вне государственной формы, то есть для него социализм (коммунизм) — это социалистическое (коммунистическое) государство и только.

И наконец, в-третьих, понять какому будущему учил Каутский, по просьбе Энгельса редактируя частично 2-ой и практически полностью 3-ий том «Капитала» Маркса, а также разрабатывая главные теоретические и политические документы II Интернационала, Эрфуртскую программу Германской социал-демократии и т.д., а после смерти Энгельса приняв от него «эстафету» патриарха «ортодоксального марксизма».

Вот оглавление отделов «Истории социализма» по порядку: «Платоновский и древнехристианский коммунизм» («Идеальное государство Платона» и «Древнехристианский коммунизм»); «Наёмные рабочие в Средние века и в эпоху Реформации»; «Коммунизм в Средние века и в эпоху Реформации»; «Два первых великих утописта» [Т. Мор, Т. Кампанелла]; «Коммунистические и демократо-социалистические течения в английской революции XVIIв»; «Поселения иезуитов в Парагвае»; «Социализм во Франции в XVII и XVIII столетиях», а также приложение «Религиозные коммунистические общины в Северной Америке».

Уже только из этого очевидно, что прообразом «социалистического (коммунистического) государства» для Каутского было «идеальное государство Платона», преображённое иудео-мессианскими «коммунистическими общинами» первохристиан и протестантов Нового Запада. По аналогии с Вебером, именно в них Каутский видел ту самую «коммунистическую (социалистическую) этику», которая порождена «духом коммунизма».

И эта аналогия на поверку совсем «не хромает», как в исторической науке «всякая аналогия хромает». Каутский в своём видении «духа коммунизма» ничуть и ничем по существу не отличается от идеологов Нового Запада — идеологов буржуазного общества.

Новый Запад — органическое единство противоположностей «духа коммунизма» и «духа капитализма».

Собственно Новый Запад как таковой первоначально становился и возник как результат исторической попытки возрождения Старого Запада вообще и его всеобщей политической формы — Римской Империи, в особенности.

Но в результате этого процесса становления, возникновения и функционирования Нового Запада неизбежно и необходимо происходила внутренняя дифференциация становящихся особых наций Нового Запада и спецификация каждой из них на практическом устремлении к возрождению (воспроизводству) какого-то одного момента, одной из форм Старого Запада.

Например, если идеологические и политические вожди английской буржуазной революции создавали Новый Израиль по иудео-мессианскому образу Старого Израиля, содержащемуся в Писании (Ветхий Завет), то идеологические и политические вожди Великой Французской Революции создавали Новую Римскую Империю по возрожденческому (секуляризированному) образу Старой Римской Империи.

Германская нация (нация Германии) объективно и субъективно специфицировалась в своём практическом устремлении к превращению Германии в Новую Элладу по иудео-мессианскому образу Старой (Древней) Эллады.

Но ведь непосредственным финалом, а равно и всемiрно-историческим результатом развития Старой Эллады как раз и стала эпоха Эллинизма — эпоха распространения «эллинской образованности» во всей «Ойкумене» (на всём Старом Западе), которая и стала «цивилизованностью» в Римской Империи.

А ключевую, решающую роль в этом, согласно представлениям крупнейших деятелей не только эпох Возрождения и Просвещения, но и германской исторической школы 19-го века, сыграл «поход на Восток» Александра Великого (Македонского). 

Карл Каутский — плоть от плоти, кровь от крови и дух от духа органический член, типичный представитель Германской нации (нация — это всегда, исключительно и только буржуазная нация, ибо никаких других наций в общественной природе не было, нет и быть не может).

В действительности Каутский своими работами и политической практикой участия в социал-демократических политических партиях Нового Запада утверждает, ибо не может не утверждать, «грубый коммунизм политического характера» (Маркс) как будущий «социализм (коммунизм)» — как «социалистическое (коммунистическое) государство будущего». 

А почему так, а не иначе? 

Потому что, во-первых, «грубый коммунизм» вообще и «грубый коммунизм политического характера, демократический или деспотический» — это и есть та форма общественной практики Нового Запада с органически присущей этой практике и направляющей её идеологией, которая произведена социальными низами Нового Запада, являющегося непосредственным производителем и первоначальной формой буржуазного общества как такового.

И потому что, во-вторых, в силу особенностей своей биографии Карл Каутский очень рано стал и практически всю свою последующую жизнь оставался одним из главных идеологов общеевропейской и германской политических партий, политически и идеологически представляющих эти самые социальные низы Нового Запада.

Эта общественная практика «грубого коммунизма» вообще и «грубого коммунизма политического характера, демократического или деспотического», в особенности, с органически присущей ему идеологией в действительности есть внутренняя тенденция возникновения и функционирования Нового Запада. 

Эта общественная тенденция имманентно присуща Новому Западу точно так же, как и общественная практика самой буржуазии с органически присущей ей идеологией буржуазии, позитивно полагающей и утверждающей буржуазное общество.

Более этого, общественная практика и идеология «грубого коммунизма», будучи негативно буржуазной тенденцией возникновения и функционирования Нового Запада, подчинена доминирующей — позитивно буржуазной — тенденции развития Нового Запада.

Именно поэтому «грубый коммунизм», хотя и отрицает идеологически и политически буржуазное общество, в действительности негативно полагает и утверждает буржуазное общество в отличие от его позитивного полагания и утверждения буржуазией, и в этом они взаимно дополняют друг друга как «нанайские мальчики», обеспечивая расширенное воспроизводство буржуазным обществом самоё себя.

Каутский в поисках предтеч «социализма (коммунизма»), точно так же как и Вебер (они — современники, даже сверстники, ибо принадлежат к одному поколению) в поисках «предтеч капитализма», пошёл вглубь истории Запада и Востока. 

А именно Каутский, как и Вебер, не ограничился только Античностью, но попытался заглянуть, насколько это было возможно при современном ему развитии исторической науки, в самое начало экономической общественной формации.

В ряде работ прообразом «социалистического (коммунистического) государства» Каутский называет государство Древнего Египта в том виде, в каком оно получило наименование «Древнего», «Среднего» и «Нового царств».

Однако детальная разработка этого тезиса самим Каутским в его текстах автору настоящей статьи до сих пор не встречалась. Может быть, что-то пропустил, может быть потому, что не всё наследие Каутского читал (не считал и не считаю необходимым это для себя), а может быть и потому, что у него этой детальной разработки и не было никогда — исходных материалов по истории Древнего Египта в его время было крайне мало.

Но в идеологических представлениях «социалистов (коммунистов)» Нового Запада в целом и Российской империи, в том числе, эта интенция (направленность, устремление) к государству Древнего Египта как первообразу (ведь и для Платона боги Олимпа произошли из Египта) «социалистического (коммунистического) государства» не только сохранилась, но и утвердилась.

Государство Древнего Египта — это реальная практика создания и вечного существования предельно централизованного государства с планомерным ведением хозяйства и т.д., в отличие «идеального государства» Платона или «Города Солнца» Кампанелла, которые существовали только в теории — как неосуществлённые утопические проекты.

СССР и «лагерь социализма» — осуществление «духа коммунизма» Нового Запада

Не вдаваясь в детали и подробности, далее процитирую основные тезисы (из числа краеугольных тезисов) концепции «социалистического (коммунистического) государства», сформулированные и обоснованные Карлом Каутским уже в 1891 году.

Эти тезисы были сформулированы и публично представлены Каутским как разъяснение программных вопросов партии рабочих Германии именно тогда, когда Энгельс был жив, работоспособен и активен, во-первых, когда Энгельс и Каутский очень тесно сотрудничали, во-вторых, и когда Энгельс никаких замечаний или критики по существу этой концепции Каутского не высказал, в-третьих.

Из этих тезисов Каутского очевидно для всякого, имеющего глаза, чтобы видеть, имеющего уши, чтобы слышать, и имеющего ум, чтобы разуметь, что СССР и весь социалистический лагерь вместе с так называемыми «странами социалистической ориентации» — осуществление, воплощение «духа коммунизма», органически присущего Новому Западу.

СССР и т.д. — это осуществление, воплощение «духа коммунизма», органически присущего буржуазному обществу в качестве неотъемлемого момента, тенденции его собственного становления и функционирования, являющейся не более чем внутренней его альтернативной тенденцией, дополняющей доминирующую тенденцию собственно капиталистического развития и всецело подчинённую последней.

Но исходные тезисы Каутского даны мною вместе с «разъяснениями» в «Предисловии» 1898 к «Государству будущего» и в работе 1904 года под названием «Революционные перспективы (Добавление к «Социальной революции»), данными самим Каутским, а также в его работе «Представительное правление».

«Социализм борется не с людьми, а с учреждениями, превращающими человека в хищного зверя; требуя создания одинаковых, равных для всех людей условий существования, он желает, прежде всего, улучшения материального благосостояния широких масс, которое должно открыть путь этическому и интеллектуальному прогрессу».

«Когда пролетариат достигнет политической власти, то в своих мероприятиях и установлениях он станет руководствоваться фактическими отношениями, какие он застанет в момент победы, и с которыми он будет соображаться; он станет поступать сообразно своим потребностям, средствам и пониманию, а не сообразно желаниям и требованиям, какие формулировали бы современные политики, оставаясь на современном положении, современных потребностях, средствах и понимании».

«Если же пролетариат получит политическую власть, то отсюда социализм вытекает сам собой». Ибо «между государственным социализмом [Бисмарка] и социализмом демократическим принципиального различия нет, они отличаются друг от друга только по степени».

«Такой формы общества, которая была бы удовлетворительна или совершенна во всех отношениях, нет. Главной движущей силой общественного развития является не стремление согласовать его с потребностями человеческой природы, а технический прогресс. Техника — вот, в конечном счете, основной фактор, определяющий формы общественного сотрудничества и вместе с тем вообще формы общества» (Предисловие Каутского к «Государству будущего» 1898).

«Конечно, социал-демократия не может удовлетвориться переходом в заведывание государства только некоторых отраслей производства, она должна постоянно иметь в виду полное обобществление средств производства».

«Во всяком случае весь социальный организм должен быть подчинен какой-нибудь центральной власти, которая вела бы и постоянно регулировала производство по единообразному плану, соответственно общественным потребностям».

«Если даже полный и одновременный переход средств производства в собственность государства кажется слишком трудно осуществимым, то все-таки можно стремиться к постепенному переходу, а для этого вовсе не надо ждать, пока вся промышленность сорганизуется в тресты».

Это же самое «обобществление посредством концентрации и централизации производства» относится также и к сельскому хозяйству. «Организацию в тресты» промышленности и транспорта, а также и сельского хозяйства можно и нужно сделать силою «социалистического государства».

[Сложив все статьи доходов из всех источников их производства и получения] «мы получим в общей сложности совокупный годовой доход [«социалистической Германии»] в 33.140 миллионов марок. Из них 450 миллионов марок надо будет отдавать в виде товаров и предметов потребления 750.000 чернокожих рабочих в тропических колониях, как вознаграждение за их труд. Для распределения в самой Германии остается еще 32.690 миллионов марок. Из этой суммы, прежде всего, надо будет вычесть проценты на капитал по выкупу средств производства, затем жалованье должностных лиц; остальное распределится между физически трудящимся населением».

«Социальное государство, если только оно действительно должно оказаться дееспособным, будет нуждаться в очень значительном числе ученых и обученных сил, так что состав и число высших профессий сильно увеличится. Все управляющие сельскохозяйственными предприятиями без исключения должны быть с высшим агрономическим образованием, число должностных лиц в администрации необходимо увеличить, причем в его состав также должны входить лица с высшими юридическими и экономическими знаниями, численный состав техников тоже придется значительно увеличить, несмотря на сильную концентрацию производства. Для удовлетворения больших требований, предъявляемых к народному образованию, необходимо значительно увеличить штат преподавателей, а для правильной организации борьбы с эпидемиями и вообще всей постановки врачебного дела надо будет также расширить медицинский персонал».

«Руководители земледельческих предприятий будут получать в среднем по 3.000 марок и в виде премий за особенно выдающееся исполнение по 1.500 марок… Общее число служащих с высшим юридическим и экономическим образованием можно наметить в 50.000, если положить в основание расчета современные размеры окладов, т.е. эти лица будут получать в среднем по 5 000 марок, все вместе 250 миллионов. Большинство служащих должностных лиц могли бы получать квартиру…» 

«Для высших должностных лиц следует установить, конечно, более высокие оклады, от 6.000 до 10.000 марок или от 15 до 20 тысяч, как это происходить и в настоящее время. Очевидно, что число таких служащих будет невелико. Для копировочных, писарских и т.п. работ годятся и простые рабочие». 

«В состав духовенства войдет около 30.000 священников, на содержание которых государство могло бы расходовать 100 миллионов марок. Придется сохранить 25.000 офицерских должностей со средним окладом в 5.000 марок».

«Для учащихся можно было бы назначить 50.000 государственных стипендий по 1.000 марок. Кроме того следует принять в расчет пенсии, которые придется выдавать лицам, принадлежавшим к этим профессиям». 

«Теперь нам надо вычислить, какая доля из остающихся 23.815 миллионов марок пойдет на вознаграждение тех рабочих, которые непосредственно заняты в производстве, активно несут обязательную трудовую повинность».

«Однако, сила эгоизма, стремление к собственной выгоде настолько еще сильны, как у отдельных личностей, так и у целых наций, что каждое государство и каждая нация при грядущем «разделении земли», несомненно, получит лишь столько, сколько она будет в состоянии взять и закрепить за собой при помощи находящихся в её распоряжении реальных средств и сил».

«…социалистическое государство не может обойтись без колониальных владений, и считается… с этим обстоятельством, как с фактом. …социалистическое общество по существу должно быть самодовлеющим организмом, который сам производит все нужные ему продукты. Однако современный культурный человек не может удовлетворить все свои потребности продуктами одной страны или зоны. Следовательно, европейское социалистическое общество лишь в том случае может гарантировать всем своим членам вполне культурное существование, если оно будет владеть тропическими колониями и введет там принудительный труд. Поэтому социал-демократия должна относиться к политике заморских завоеваний не враждебно, а одобрительно» (Предисловие Каутского к «Государству будущего» 1898). 

«Но если даже социалистическая перестройка европейских обществ и наступит раньше, чем колонии добьются самостоятельности, то все-таки нельзя предполагать, что социалистическое общество введет в колониях вместо независимости новые отношения господства и эксплуатации. …Мы совершенно не в силах представить себе, что социалистическое общество может когда-нибудь прибегнуть к какой бы то ни было форме эксплуатации принудительного труда. Если оно и может вмешаться в дела какой-нибудь нижестоящей расы, то только для того, чтобы воспрепятствовать возникновению или способствовать уничтожению уже существующей на лоне ее формы эксплуатации, но не с намерением насадить там что-либо подобное» (Предисловие Каутского к «Государству будущего» 1898).

«Все изменения, могущие со временем ослабить значение картины будущего общественного строя, нарисованной Атлантикусом [Каутским], без сомнения, сведутся к двум основным: во-первых, к прогрессу техники, который, быть может, разовьет производительные силы в гораздо большей степени, чем предполагает Атлантикус; во-вторых, к прогрессу сознательности и просвещенности, который поможет обществу приспособить свою организацию к существующим экономическим условиям более целесообразно, чем ожидает автор» (Предисловие Каутского к «Государству будущего» 1898).

Вместо заключения

Ульянов (Ленин) подверг Каутского критике отнюдь не за существо и содержание этой концепции «социализма (коммунизма)».

Каутский был подвергнут критике Ульяновым (Лениным) за ренегатство, то есть за отступничество, от «диктатуры пролетариата», прежде всего.

По убеждению Ульянова (Ленина) «диктатура пролетариата» — не просто главный момент, но квинтэссенция «ортодоксально-марксистской» теории и практики «строительства социализма и коммунизма» («Государство и революция», «Пролетарская революция и ренегат Каутский»).

Исходным образом «диктатуры пролетариата» и, следовательно, прообразом «Советской России» как «государства диктатуры пролетариата» для Ульянова (Ленина) была «Парижская Коммуна».

А вот для абсолютного большинства всех остальных политических, экономических и идеологических работников руководящих органов РКП(б) и «Советской России» прообразом СССР был тот или иной вариант прообраза, который идеологически и политически открыт и утверждён таковым Каутским и принят практически всеми вождями «социалистов (коммунистов)» в составе социал-демократии Нового Запада.

До 1921 года это расхождение Ульянова (Ленина) с абсолютным большинством того тонкого слоя, которым определялся пролетарский характер партии, в видении того, по какому «образу» производить (строить) «социализм и коммунизм в России», не проявлялось как критическое. Во всяком случае, оно не осознавалось таковым даже Ульяновым (Лениным), а, кроме него, больше и некому было осознать и выразить это.

В начале 1921 года критичность этого расхождения стала очевидной, но не столько вследствие «дискуссий» внутри партии, сколько вследствие тотального сопротивления России насаждению этого первообраза как той смирительной рубашки, которую накинули на социальное тело России и, несмотря ни на какие издержки, «обуздывают» ею Россию.

Тотальное сопротивление социального тела России этому «обуздыванию и смирению» уже проявилось реальной угрозой утраты «большевиками» политической власти над Россией.

Только вследствие этого в течение 1921-1923 годов Ульянов (Ленин) пришёл к выводу о необходимости «коренной перемены всей точки зрения нашей на социализм», то есть о необходимости коренной перемены всей, идущей от Энгельса и Каутского, точки зрения на социализм и коммунизм.

Но была ли осуществлена эта «коренная перемена всей точки зрения нашей на социализм» в РКП(б) и в СССР практически? 

Нет, ни в идеологии, ни в практике ВКП(б)-КПСС ни что ни йоту не изменилось...

Buy for 10 tokens
Закончились очередные т.н. выборы. Сформировались новый состав государственной думы, ряд региональных законодательных собраний, избраны (назначены) новые главы субъектов Российской Федерации. И что же дальше? Все мы, пожалуй, до единого, граждане РФ ждем положительных изменений…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.